НовостиФотоМузыкаТекстыВидео
Елизавета Шишова-Горская - "ЛУННАЯ РАПСОДИЯ В СТИЛЕ РЕТРО" - Андрей Костин Елизавета Шишова-Горская - "ЛУННАЯ РАПСОДИЯ В СТИЛЕ РЕТРО"

Андрей Костин — Елизавета Шишова-Горская - "ЛУННАЯ РАПСОДИЯ В СТИЛЕ РЕТРО" — скачать

Елизавета Шишова-Горская - "ЛУННАЯ РАПСОДИЯ В СТИЛЕ РЕТРО" Андрей Костин
1361303799_gorskaya_3_new_weekly_top
Елизавета ШишоваГорская
Лунная рапсодия в стиле ретро
Посвящаю тем, кто хочет услышать и понять
музыку души

Елизавета Шишова_Горская
Лунная рапсодия
в стиле ретро
(метафизический роман)
Волшебный фонарь
Москва
2008
Но, если и горе сей скажете: “поднимись и ввергнись
в море”, — будет. И все, чего ни попросите в молитве
с верою, получите.
Евангелие от Матфея, гл. 21, стих 21, 22.
А теперь пребывают сии три: вера, надежда, любовь, эти
три; но любовь. из них больше.
Первое Послание Апостола Павла к Коринфянам, гл. 14, стих 13.
От автора
Это была туристическая поездка в Индию, задуманная в Союзе
композиторов России и осуществленная вместе с Обществом дружбы
с за ру беж ны ми стра на ми. Я и мои спут ни ки — мой муж и ар ти с ты (пи -
анистка, певица, скрипач), совершили путешествие по нескольким
индийским городам. Мы познакомились с Дели, от дохнули неделю на
берегу Индийского океана в местечке МахабалиПурам (“Серебряные
Пески” на берегу Бенгальского залива), посетили Агру, Майсур, Мад-
рас, Бом бей, за тем сно ва от пра ви лись в Де ли и че рез Таш кент вер ну -
лись в Москву. В Майсуре нами был дан благотворительный концерт
для Общества русскоиндийской дружбы.
В метафизическом романе “Лунная индийская рапсодия в стиле
ретро” имена моих спутниковартистов вымышленные. Но за вымыш-
ленными именами и фамилиями (и за некоторыми “зашифрованны-
ми” организациями) стоят реальные люди с их судьбами, характера-
ми и особенностями творческого облика.
В образе Элины Штерн угадываются линии жизни и трагической
судьбы скрипачки, народной артистки России Леонарды Бруштейн.
Имя моего мужа Валентина Сергеевича Никольского в повести не
изменено. Заслуженный преподаватель Московского госу дарственно-
го университета имени М. В. Ломоносова, доцент физического фа-
куль тета, кандидат физикоматематических наук, он, ради интересно-
го путешествия, оставил на восемнадцать дней своих сту дентов и при-
соединился к нашей поездке.
За ду ман ная вна ча ле как до ку мен таль ная, книга со вре ме нем ста -
ла пре вра щать ся в ху до же ст вен ную. В ней со еди ни лись фак ты на ше -
го ин дий ско го пу те ше ст вия и не ко то рые ре аль ные и ми с ти че с кие
со бы тия, ко то рые про ис хо ди ли у ме ня и в жиз ни мо их му зы каль ных
кол лег.
В ткань своего повествования я ввела строки Нового Завета, свя-
щенные тексты индуизма, предания, легенды, притчи, мифы, фраг-
менты литературных произведений русских и зарубежных писателей
прошлых веков, а также — стихи Валентина Никольского, Ирины Жу -
ковой и несколько своих стихотворений.
5
Я пре дви жу во прос мо их чи та те лей: “А мо жет ли то, о чем рас ска -
за но в книге “Лун ная ин дий ская рап со дия в сти ле ре т ро”, быть на са -
мом де ле?” И от ве чу: “Мо жет!” К это му до бав лю вы ска зы ва ние
Л. Н. Толстого: “Мне кажется, что со временем вообще перестанут вы-
думывать ху дожественные произведения… Писатели, если они бу дут,
станут не сочинять, а только рассказывать то значительное или инте-
рес ное, что им слу чи лось на блю дать в жиз ни”.
Эта кни га — о люб ви и ис кус ст ве. О Люб ви, оду хо тво рен ной Ис -
кус ст вом, и об Ис ку сст ве,оду хо тво рен ном Лю бо вью. О Том, что мо -
жет тво рить чу де са. О ди а ло ге куль тур и ре ли гий Рос сии и Ин дии,
хри с ти ан ст ва и ин ду из ма. О мо лит ве, на пол нен ной Лю бо вью и Ве -
рой. Об ис тин ной кра со те — от ра же нии Бо же ст вен но го све та.
С уважением.
Автор
6
Гла ва I
Тайна “Мавританской баллады”. Память сердца
аши удивительные мистические приключения начались в индий-
ском городе Мадрасе. Я и мои спутницы — певица Наталья Сол-
неч ная и пи а ни ст ка Люд ми ла Ни ки ти на, еха ли в ав то бу се
к оте лю, в ко то ром мы долж ны бы ли жить не сколь ко дней. На ши
мужчины еще раньше отправились ту да, чтобы оформить документы
и взять ключи от заранее подготовленных для нас номеров.
Люда дремала у окна, Наташа с недовольным лицом рассматрива-
ла рекламный журнал индийских фильмов.
Между нами начался разговор, который можно услышать только в
среде оперных артистов и музыкантов, построенный на музыкальной
перекличке из любимых классических опер. Обратившись к Наташе,
сидевшей позади меня, я спела фразу из “Пиковой дамы” П. И. Чай-
ковского:
— “Вы так пе чаль ны, до ро гая, как буд то го ре есть у вас?”
Она ответила музыкальной фразой из той же оперы:
— “Но чью и днем толь ко о нем!”.
Дремавшая до этого Люда, внезапно проснулась.
— Это кто по ет арию Ли зы, и о ком ее пе чаль?
Наташа громко пропела ей в ответ звонким сопрано:
— “Кто ста тен, кто кра сив, как он? Ни кто!”
— А! — догадалась Люда и спела на собственный мотив басом: —
Алеша!
— Уже вы чис ли ли? А ято ду ма ла, что мои уси лия при влечь вни ма -
ние Але ши для вас не за мет ны.
— Очень за мет ны, — в один го лос с Лю дой про тя ну ли мы.
— Только почему же твои чары, Наташенька, не подействовали?
Временито было достаточно! — удивилась Люда.
Наташа начала сетовать:
— Как я ста ра лась! У же лез но го стол ба воз ле баш ни Ку таб Ми нар
сто я ла и пы та лась его об хва тить. Вы ведь по мни те: кто, стоя спи ной
к столбу, обхватит его руками и загадает желание, у того оно сбу дется!
Около ТаджМахала в Агре стояла рядом с Алешей и мечтательно на
7
Н
мавзолей глядела в тон его романтическому настроению. В роскош-
ном американском купальнике на берегу Бенгальского залива перед
ним позировала.
— И ни че го не по мог ло?
— Увы! Он был, как все гда, дру же с ки при вет лив и га лант но пре ду -
предителен. Воспитан он превосходно.
В разговор вмешалась я:
— Зря ты ста ра ешь ся, На та ша. Ни че го у те бя не вый дет. У Але ши
сейчас другие интересы, ему не до романов.
— Но по че му? Я же знаю, что он ов до вел, не же нат. Сколь ко же
времени можно быть вдовцом!
Наташа с отчаянья чуть не разорвала журнал, который все еще
держала в руках.
— Го да три, а то и боль ше про шло с тех пор…
— А вот отец Лер мон то ва, — вспом ни ла я, — че тыр над цать лет был
вдов цом. Так и не же нил ся.
— Это же ненормально! Алеша такой молодой! Ему, наверное, лет
тридцать?
— Мо жет быть ему и по боль ше, — уточ ни ла я, — хо тя вы гля дит он
на трид цать три. Я както ска за ла ему, что он на всег да ос та нет ся в воз -
расте Иисуса Христа.
Наташа никак не мог ла успокоиться.
— Вот и дож дет ся наш Але ша, что по кой ни ца его ту да с со бой ута -
щит!
Ее рез кие сло ва уда ри ли ме ня в серд це. По то му что у ме ня бы ла тай -
на, в ко то рую я ни ко го не по свя ща ла. А за клю ча лась она в том, что, под
впечат лением смерти жены Алеши Га лина — Элины Штерн, я сочини-
ла стихи — “Мавританскую балладу”. В ней я рассказала о восточной
кра са ви це, о пе ри — волшебнице, которая полюбила мавра, юно-
шулютниста. Чтобы испытать с ним счастье любви, она отказалась от
магической власти над людьми и от бессмертия.
При шлось от крыть эту тай ну На та ше и Лю де, что бы снять с се бя
ту тяжкую ношу, в которую превратился для меня финал моей балла-
ды: вместе с волшебницей погибает и ее возлюбленный, юношалют-
нист. Сбылось предсказание пророков:
Жадные ветры разрушат дворец,
И в водопады умчится венец.
8
После моей “исповеди” на меня обрушился шквал упреков.
Люда:
— Я чи та ла твою бал ла ду, и мне она очень по нра ви лась. Но и в го -
ло ву не мог ло прид ти, что мавр — это наш Але ша!
Наташа:
— Нашего Алешу— блондина с голубыми глазами — ты превратила
в мавра! Хорошо засекретила!
Люда:
— За чем же ты его от пра ви ла на тот свет с вол шеб ни цей? По жа ле -
ла бы!
Вот это ме ня и му чи ло. Я зна ла, что есть та кое по ве рье: ес ли
ктото пожелает зла другому, такое и сбыться может.
Но я ведь не же ла ла Але ше зла, к та ко му кон цу при вел сю жет мо -
ей баллады, в которой Алеша был прообразом погибшего лютниста.
После сочинения баллады я часто вспоминала выступление по теле-
видению одной известной киноактрисы. Она сыграла роль матери,
у которой погиб сын. И случилось несчастье — ее собственный сын
погиб в автокатастрофе. Ког да ей предложили сыграть роль матери,
у ко то рой по гиб ла дочь, она от ка за лась от уча с тия в этом филь ме.
А я думала теперь: “Может быть писатель ответственнен за судьбу
своего прообраза? Не дай Бог, если с Алешей чтонибудь случится,
ведь в этом об ви нят и ме ня! Мне ска жут: “На кли ка ла бе ду!”
Люда и Наташа продолжали обсуждать мою балладу. Наташа тре-
бовала:
— Переделай конец баллады!
— Это невозможно, стихи уже напечатаны!
— Тог да напиши новую балладу со счаст ливым концом. И пусть
лютнист чу дом спасется из водопада, ку да ты его отправила вместе
с волшебницей.
Люда фантазировала:
— Пусть вый дет на бе рег мо ря жи вым и не вре ди мым, как ца ре вич
Гви дон из боч ки.
Наташа завершила наше обсуждение таким пожеланием:
— Только стихи, которыми кончается твоя “Мавританская балла-
да”, ты со хра ни.
А ведь они, пожалуй, были правы. Надо попытаться сочинить но-
вую бал ла ду про лют ни с та. Пусть ге рой ее бу дет по хож на Але шу, по лю -
бит ко гони будь и най дет но вое сча с тье. Тог да, ду ма ла я, и Але ша
9
10
в своей жизни тоже станет любимым и счаст ливым. Ведь если верить
известному принципу “подобное привлекает подобное”, то доброе по-
желание, высказанное человеком в искреннем слове, в молитве за него
или в адресованном ему произведении искусства, должно сбыться.
Почему бы мне не попробовать помочь Алеше? Приняв это реше-
ние, я успокоилась. Замолчали и мои оппоненты. Мы некоторое вре-
мя ехали в полной тишине и в мирном безмятежном настроении.
Но по том я на ча ла со мне вать ся. Ох уж эти ар ти с ты! Все они, как
дети, верят в предчувствия, предсказания, в то, что в жизни обяза-
тель но ког дани будь про изой дет чу до! И я во все это то же ве рю. А не
мистический ли вздор надумался мне? К Алеше мы и так испытываем
добрые чувства и всегда желаем ему только добра. Да и он выглядит
теперь вполне довольным своей жизнью, и все печальные пережива-
ния ос та лись у не го в про шлом. Он не нуж да ет ся в на шей ду шев ной
под держ ке. У не го и так все сло жит ся, как он сам то го по же ла ет. И не
надо мне ничего сочинять. Да и неког да: осталось всего несколько
дней, надо готовиться к нашему благотворительному концерту.
А свою мавританскую балладу я всетаки стала вспоминать. И про-
чла ее про се бя с на ча ла до кон ца.
ВОЛШЕБНИЦА И ЛЮТНИСТ
Мавританская баллада
В древней Альгамбре — сумраки снов.
В замке волшебницы щелкнул засов.
Мягко ломая узоры ковров,
Пери идет вопрошать мудрецов.
“Мудрые книги ответ мне дадут,
Та инства жизни и смерти падут.
Зеркало жизни, чрево земли!
Тайны людские взору яви!
Есть ли на све те в гнете оков
Радости выше познанья миров?
Выше бессмертья, воли меча.
Что же про ро ки так дол го мол чат?”
Дрожью покрылась зеркала гладь.
Го лос пророка начал шептать:
“Тайны миров перестань вопрошать,
Сердце омоет слёз благодать”.
11
...Юно ша с лют ней идет в ее сад
Мимо зовущих, звучащих оград.
В шорохи города тайна легла,
Черной змеей стройный стан обвила.
Слышит, на улице песня звучит,
Мягким аккордом ласкает, журчит.
Юноша_мавр для Зюлейки поет,
Ду шу и кровь за нее от да ет:
“Струны, звените,
Струны, звените!
Мысли опутайте
Сладостной нитью.
Нежность отдай,
Взгляд подари,
Пламенем жарким,
Сердце, гори!”
“Мудрые маги,
Зачем вы скрывали,
Что на зем ле
Есть такие печали!
Нежность отдай,
Взгляд подари.
Пламенем жарким,
Сердце, гори!”
Дверь распахнула движением сильным,
Песня сметается ветра порывом.
К зеркалу магов пери идет,
Брови сдвигая, колдунья зовет.
Юно шу с лют ней у зер ка ла ждет.
Го лос пророка ответ ей дает:
“Смертною станешь с восходом зари.
Жизнью запла тишь за счастье любви!”
...Юно ша с лют ней идет в ее сад
Мимо зовущих, звучащих оград.
В замок волшебный мечтой завлечен,
К пери внезапною страстью сражен.
Жаркость признанья в ус тах расцвела,
Сила объятий утесы смела.
В кротости нежной, в жемчуге снов
Пери познала все тайны миров.
12
Ут ром волшебница смерти ждет,
В бар ха те чер ном к паль мам идет.
Мрамора холод в рыданье собрав,
Вздрогнул расшитый алмазом рукав.
Как безмятежен последний рассвет!
Свеж и ду шист ут ра при вет...
Гор се ди ну солн ца луч обо гнул,
Ку пол мечети в тумане блеснул.
Но лишь прохлада спу стится с гор,
Вечность похитит женщины взор.
Жадные ветры разрушат дворец,
И в водопады умчится венец.
Только останется, годы пронзив,
Песни старинной щемящий мотив.
Вечный, как небо, останется он,
Светлый, как утренний розовый сон:
“Струны, звените,
Струны, звените!
Мысли опутайте
Сладостной нитью.
Нежность отдай,
Взор подари.
Пламенем вечным,
Сердце, гори!”
Неожиданно наш автобус дернулся. Чтото стукнуло его сзади, раз-
дался звон разбитого стекла. Автобус остановился, мы услышали ка-
кието возгласы на хинди, водительиндус открыл переднюю дверь
и ис пу ган но по смо т рел на нас. Убе див шись, что мы це лы, чтото про -
бормотал, а потом начал кричать на когото позади автобуса. Оказа-
лось, что какаято легковая машина, мчавшаяся с бешеной скоро-
стью, на повороте стукнула нас сзади. Как хорошо, что наши мужчи-
ны не еха ли вме с те с на ми! А то на вер ня ка бы по ст ра да ли: ведь они
сидели бы на заднем сиденье автобуса!
А мы? Лю да дер жа лась за пле чо, я — за ко ле но, На та ша при ло жи -
ла ру ку ко лбу.
— Жи вы! И сла ва Бо гу! Ка жет ся, и це лы! Мог ло бы быть и по ху -
же…
13
Мы продолжали наш путь и терли ушибленные места.
Наконец наш автобус остановился возле роскошного многоэтаж-
ного отеля на берегу Индийского океана. Мы прочли название —
“Ашо ка”. Мно го чти мый ин дий ский царь не мог да же и меч тать
в древ ние вре ме на о том, что его име нем бу дут на зы вать ин дий ские
гостиницы и фирму “Ашок НьюДели”, которая руководила нашим пу-
тешествием.
Царь Ашока на фронтоне отеля привет ливо улыбался нам. Мы вы-
шли из ав то бу са и по до шли к стек лян ным две рям. У оте ля сто ял ог -
ромного роста швейцариндиец в чалме. Его фигура была представи-
тель ной, а одеж да на по ми на ла кра соч ный те а т раль ный ко с тюм:
чтото вро де мун ди ра ма ли но во го цве та с ши ро ким по ясом, с зо ло ты -
ми пуговицами и большими отворотами на рукавах, расшитых золо-
той тесь мой. Он чтото ска зал поан г лий ски и по кло нил ся нам, при ло -
жив соединенные ладони к гру ди.
Двери сами собой распахнулись, и мы вошли в просторный холл
отеля. В небольшом голубом водоеме трепетали на круг лых листьях
чудные белоснежные лотосы. В центре зала на мраморном розовом
потолке располагались по кругу изображения кистей рук с различны-
ми позициями пальцев, сложенных в символические индийские жес-
ты — “му д ры”.
Нам навстречу вышел красивый молодой блондин с льняными во-
ло са ми до плеч. Это и был скри пач Алек сей Га лин, о ко то ром мы го -
ворили в автобусе. Своим благородным артистическим обликом он
напоминал композитора, поэта или зарубежного музыканта романти-
ческой поры XIX века. Алеша галантно поцеловал дамам руки и повел
нас к большому кожаному дивану возле круг лого стола.
С дивана поднялся загорелый и ху дощавый, седовласый мужчина
в очках. Он приветствовал нас возгласом:
— На ко нецто! Чтото вы очень дол го еха ли!
Пришлось рассказать про маленькую автобусную аварию, которая
задержала нас в дороге. Описывать подробности происшествия уже
не было времени: надо было спешить на обед. Мы попросили Вален-
тина Сергеевича (седовласый мужчина был он) занять для нас столик
в ресторане.
Алеша обратился ко мне:
— Елизавета Сергеевна, прошу вас немного задержаться, надо
коекакие дела оговорить!
14
— Хорошо. Только мы должны сначала умыться. Автобусы у них не
стерильные.
С каким наслаждением мы подставили лицо и руки под ледяную
водную струю! Но ког да взглянули в зеркало, одетое в белорозовый
мра мор, то не уз на ли се бя.
— Ой, кто это? Не уже ли эти стра ши ли ща — мы? И на ши муж чи ны
видели эту “красоту”?
На ли це На та ши был та кой ужас, как буд то она уви да ла в зер ка ле
ко б ру или кро ко ди ла. На нее гля де ло хо ро шень кое “ку коль ное” ли чи -
ко с вздернутым носиком, припухшими красными веками, а ее всегда
завитые и аккуратно уложенные в локоны рыжезолотистые волосы
висели нечесаными сосульками.
Я тоже имела не “выходной” вид: глаза ввалились, бледность выда-
ва ла, что ночь бы ла про ве де на без сна. Мы до ста ли из су мок на шу
скромную отечественную косметику.
Только Люда, объехавшая в гастролях всю Россию вплоть до Ти хо-
го океана и привыкшая ко всем превратностям жизни и сцены, невоз-
мутимо глядела на свое отражение в зеркале.
Ее густые брови, никог да не видавшие косметического вмешатель-
ства (из принципа), придавали лицу сердитое и хмурое выражение.
Но она про ве ла ру кой по сво им се дым во ло сам и ска за ла:
— Надо почаще думать о приятном!
В глазах Люды вспыхнули озорные огоньки, и улыбка, осветившая
лицо, сделала его милым и привлекательным.
— Тог да бу дешь всегда хорошо выглядеть! — добавила она. — Потому,
что все зависит от твоего настроения! Я подожду вас в галерее.
Люда вышла в мраморную галерею, где в стенах были расположе-
ны большие красочные аквариумы, освещенные изнутри мягким зо-
лотистым светом. Там плавали разноцветные рыбки среди зеленых
и бурых водорослей и темносерых камней. Ког да мы подошли к ней,
то увидели, что Люда, словно зачарованная, смотрит на грациозно
плавающих в прозрачной воде рыбок.
— Смо т ри те, они пла ва ют в рит ме му зы ки и хво с ти ка ми от би ва ют
сильную долю такта… Помните “Аквариум” СенСанса из “Карнавала
животных”? Там звучат прозрачные переливы арфы в высоком реги-
стре, словно вода струится. А рыбки, как будто слышат эту музыку. Чу-
до какое, какая красота!
Мы вышли на террасу и увидели в дворике отеля голубой бассейн,
окруженный высокими кокосовыми пальмами.
15
— Завтра утром бу дем плавать, вы согласны? — глаза Люды радост-
но за го ре лись. — Я рань ше ча с то хо ди ла в бас сейн в Моск ве, по том ра -
бота, семейные дела захлестнули. Как давно я мечтала поплавать в та-
ком чистом голубом бассейне! Ну что же, пошли в ресторан?
— Вы иди те, а у ме ня се рь ез ный раз го вор с Але шей.
Наташа недовольно поглядела на меня.
— Что это за разговор наедине с красивым молодым мужчиной? Да
еще без му жа?
— Не беспокойся за Лизу, — сказала Люда таинственным басом. —
Мы по про сим ее му жа при смо т реть за ней. Тог да у нас ос та нет ся Але -
ша один на дво их.
— Как это “на дво их”? — раз дра жен но крик ну ла На та ша.
— Ус по кой ся, я по шу ти ла. — Лю да взя ла ее за ру ку. — Это у те бя от
утомления и от голода. Пойдем в ресторан!
Я вер ну лась в холл, где ме ня ждал Але ша.
— Должен сообщить не очень приятные новости.
— Для ме ня?
— Для всех нас. В оте ле нет ни ро ял ля, ни пи а ни но, есть толь ко
чтото вро де “Яма хи” — син те за тор. Ин дий цы не по ня ли, что для ре -
петиций классической музыки синтезатор не подходит. Рояль есть
в Кол ле д же, но это да ле ко от сю да, и во зить нас ту да каж дый день на
репетиции они отказались. Согласились только на одну поездку.
— Не сто ит ли по зво нить в Де ли?
— Я уже зво нил, они ска за ли, что в Ма д ра се в ста рой гос ти ни це
есть ро яль.
— Что это за гос ти ни ца?
— Ста рин ный дом в двад ца ти ми ну тах ходь бы от сю да. Там есть че -
ты ре ком на ты для нас, но удоб ст ва весь ма скром ные.
— А рояль настроен?
— Ро яль хо ро ший. Мне ска за ли, что каж дый год в этой гос ти ни це
жил какойто анг личанин, и для него настраивали инструмент. В этом
го ду он не при ехал: уз нал, что дом ско ро бу дут сно сить. Ес ли мы со гла -
сим ся в нем жить, они вер нут нам часть де нег и обес пе чат нас едой.
— А Валентин Сергеевич знает об этом?
— Он, ко неч но, огор чен, но со гла сил ся, что при дет ся ехать ту да.
А вот наши дамы… Менять пятизвездочный отель на старую гостини-
цу… Они могут закапризничать.
16
— Но ре пе ти ро вать все рав но на до каж дый день. Наш кон церт —
слишком серьезное дело, можно сказать, дипломатическое поруче-
ние.
— Тог да бу дем счи тать, что все ре ше но. Я пой ду оформ лять бу ма ги.
Вещи перенесут в гостиницу. Они остались в автобусе. А вы можете
пообедать, еще успеете.
— Нет, Але ша. Я не пой ду в ре с то ран. Луч ше здесь по си жу и по до -
жду вас. Иди те, оформ ляй те бу ма ги. Вам все рав но бу дет нуж на моя
подпись.
Алеша скрылся за административной дверью. Откинувшись на
спинку кресла, я от дыхала под индийскими му драми, которые, как
уверяли индусы, должны были оказывать свое целительное действие
на всех, кто под ни ми си дит. Ждать Але шу при шлось дол го.
Как хо ро шо, ду ма ла я, что мне при шла в го ло ву мысль пред ло жить
Алеше взять на себя обязанности моего помощника и нашего админи-
стратора! Хотя назначена руководителем группы была я, но мне бы-
ло бы не по си лам ре шать та кие слож ные про бле мы, ко то рые по сто -
янно возникали во время нашего путешествия. Алеша продумывал
все до ме ло чей, а его зна ние ан г лий ско го язы ка спа са ло нас от мно -
гих трудностей. Я была благодарна Алеше за его постоянную заботу
о нас и терпеливое внимание.
Ожи дая его те перь в хол ле оте ля, я вспом ни ла об уди ви тель ной
женщине, которая была спутницей его жизни, его Прекрасной Да-
мой, его Звез дой.
* * *
С же ной Але ши Га ли на, Эли ной Штерн, я бы ла зна ко ма дав но. Она
работала в одном из московских театров солисткой оркестра и доволь-
но часто выступала в концертах Музыкальной филармонической ака-
демии как приглашенный исполнитель. Невысокая, тоненькая, строй-
ная, с гордо посаженной головой на “лебединой” шее, с гладко зачесан-
ными назад и стянутыми в низкий узел черными волосами, с уд линен-
ным разрезом темнокарих глаз и точеным профилем, она всегда гляде-
ла на каждого с сознанием своего неизменного превосходства. Я чувст-
вовала в ней властную и даже какуюто скрытую магическую силу. Ино-
гда мне ка за лось, что ес ли она за хо чет, то сво им взгля дом мо жет ли бо
приворожить навечно, либо уничтожить.
17
На наших филармонических концертах она всегда держалась как
примадонна. Ее игра на скрипке от личалась высоким мастерством,
темпераментом, чарующей красотой звука. Репертуар был необъят-
ным. Артисты, выступающие с ней в концертах, считали ее высоко-
мерной и поэтому относились к ней с “прохладцей”.
Со мной Эли на сра зу взя ла до б ро же ла тель ный тон. Мо жет быть
по то му, что я ис крен не вос хи ща лась ей. Мне нра ви лось, что в ней
все бы ло гар мо нич но. Во вре мя ис пол не ния она пол но стью по гру жа -
лась в му зы ку и ста но ви лась еще кра си вее. Стоя в ку ли се во вре мя ее
иг ры, по сле сво их ком мен та ри ев лек то раму зы ко ве да, я все гда вни -
ма тель но слу ша ла ее ис пол не ние и апп ло ди ро ва ла ей.
Както, возвращаясь после нашего общего концерта, мы зашли
в кафе и, сидя за столиком, беседовали о музыкальных новостях. Эли-
на рассказывала о своих выступлениях по радио с новыми произведе-
ниями советских композиторов.
— Мне при хо дит ся мно го ра бо тать над ни ми, каж дый день по не -
скольку часов. Произведения сложные, времени для их разучивания
всегда мало. Спать иногда удается только часа четыре в ночь.
— Так вот от ку да у вас та кая лег кость вир ту оз ных пас са жей! Вы —
подвижница в искусстве! Но как это можно выдержать, Элина?
— Я все вы дер жу, я силь ная. Мне в жиз ни при хо дит ся все го до би -
ваться только своим тру дом. В детстве я была вундеркиндом, и меня
продвигали, а теперь — начали меня задвигать. Даже исключили из
участников международного конкурса в Париже. Видимо, фамилия
моя комуто не понравилась.
Я спросила ее:
— А вы за му жем?
— Нет. Мне тридцать пять, но я предпочитаю одиночество нера-
зумному браку. Согласитесь, что с моей артистической профессией,
с независимым характером и звездной фамилией (Штерн, как вы зна-
е те, — это звез да), да к то му же еще с мо им про фи лем еги пет ской ца -
рицы Нефертити трудно найти достойного меня мужчину. К тому же
я по ла гаю, что к люб ви на до от но сить ся как к свя ты не. Лю бовь долж -
на быть только святыней, — повторила она убежденно.
Элина первая прервала нашу беседу и встала изза столика.
— Благодарю за общение. Надо идти. У меня вечером еще концерт
в До ме уче ных.
18
Го да че рез три по сле это го раз го во ра, на од ном из на ших об щих
концертов, я увидела возле артистической молодого свет ловолосого
мужчину в голубой куртке и белом шарфе, который скромно стоял
воз ле ок на спи ной ко мне. Он, ви ди мо, ко гото ждал. По сле кон цер та
я за дер жа лась в ар ти с ти че с кой ком на те и, ког да вы шла в опу с тев ший
зри тель ный зал, уви де ла у две рей Эли ну и ее спут ни ка.
— По зна комь тесь, — ска за ла она, — это мой муж, Алек сей Ни ко ла е -
вич Га лин. Он тоже скрипач и работает вместе со мной в оркестре на-
шего театра.
Муж чи на по вер нул ся ко мне. Мы по да ли друг дру гу ру ки, и я уви -
дела его лицо. Это было юношеское, с идеально правильными черта-
ми лицо, словно высеченное из белого мрамора. Сероголубые глаза
смотрели очень серьезно и вроде бы на вас, но одновременно, как
будто были устремлены в себя, в какието свои свет лые, возвышенные
мысли. Свет лорусые, от ливающие золотом волосы до плеч, ровные
брови, бездонная глубина чуть печальных кротких глаз, четко и кра-
сиво очерченные губы, одухотворенность всего облика. Где я уже ви-
де ла та кое? На кар ти не ху дож ни ка или на ико не? У ме ня в гру ди слов -
но чтото расправилось, как будто я вдохнула чистейший горный воз-
дух. На ко нец я вспом ни ла: да он же по хож на Ан ге ла с фре с ки, ко то -
рую я ви де ла в од ном из хра мов! Го лу бое оде я ние, бе лый плащ че рез
плечо, золотистые крылья, нимб вокруг головы… Я представила себе
эту фреску и начала вспоминать слова из Акафиста Ангелухраните-
лю, на пи сан ные в хра ме под нею:
“Буря житейского моря сокрушает духовный мой корабль волна-
ми мир ских по пе че ний, и мир убо гия ду ши мо ея мя тет ся, и где об ря -
щу тихое пристанище спасения? Токмо на Тя по Бозе возлагаю надеж-
ду, хранителю мой Ангеле, яко прему драго Тя кормчаго в мысленных
бурях, смущающих мя, стяжах: Благодарственне убо пою Богу моему:
Аллилуйа”.
Мое ошеломленное созерцание ангельского лика было прервано
насмешливой фразой Элины:
— Мой Але ша всем нра вит ся. Дру зья го во рят, что я по хи ти ла из
греческого зала статую и оживила ее. Но мне кажется, Алеша больше
похож на молодого Листа.
— А может быть на молодого Фредерика Шопена или Фридриха
Шиллера, — сказала я, ког да наконец обрела дар речи.
Элина продолжала:
19
— У не го толь ко один не до ста ток, он очень мо ло до вы гля дит.
С материнской забот ливостью она поправила прядь золотых во-
лос на лбу Але ши. Он гля дел на нее с обо жа ни ем.
— Але ше на до не мно го по пол неть, тог да он бу дет со лид нее вы -
гля деть. А мне… нуж но по глу петь. Ум ные жен щи ны все гда вы гля дят
стар ше.
— Что вы, Эли на, вы не смо же те по глу петь.
Кажется, я пришла в себя окончательно.
— У вас это не по лу чит ся, да вам это и не нуж но. Ваш ум — ук ра ше -
ние вашего артистического таланта. У вас умный талант.
Мой комплимент понравился ей.
— Мы вас под ве зем в ака де мию на ма ши не, хо ти те?
Алеша взглянул на меня, словно извиняясь за проявление ее неж-
ности при посторонних. И мне показалось, что его сероголубые гла-
за стали яркосиними.
В до ро ге Але ша мол чал. Но вдруг ска зал ка куюто фра зу кра си вым
бархатным баритоном. Я спросила Элину:
— А Але ша не хо чет чи тать со сце ны сти хи? У не го кра си вый го -
лос.
— Нет, он не очень лю бит сти хи. Я его пы та юсь при об щить к по -
эзии, чи таю ему раз ных по этов, но он рав но ду шен к сти хам. А ве с ти
мои кон цер ты он, ко неч но, бу дет! Да, Але ша?
Алеша кивнул головой.
— За то у не го есть та лант к язы кам. Мы учим с ним ан г лий ский.
Элина сказала несколько фраз на анг лийском языке, Алеша отве-
тил ей.
Я не любила анг лийский язык, предпочитая ему другие — француз-
ский, итальянский, немецкий. Но они так красиво между собой гово-
рили поанг лийски, будто “ворковали” как голуби… Я заслушалась.
В ту по ру я по се ща ла лек ции по фи ло со фии и ре ли гии раз ных
стран ми ра в “Пи фа го рей ской шко ле”, ув ле ка лась вос точ ной ме ди -
ци ной. На од ной из лек ций в би о энер ге ти че с ком клу бе уче ныйфи -
зик но во го на прав ле ния по ка зы вал нам свой при бор, по хо жий на
ма лень кий пе ре нос ной ком пью тер. Он за пи сы вал на ше пе ние,
и в ком пью те ре по яв ля лись цве то вые вспо ло хи, ко то рые по ка зы ва -
ли из ме не ния тем б ра го ло са и на ше го эмо ци о наль но го со сто я ния.
20
Од наж ды он сфо то гра фи ро вал нас ка кимто осо бен ным фо то ап па -
ра том и объ яс нил, что мы по том уви дим на фо то гра фии на шу ау ру,
и что у каж до го из нас ее цве та бу дут раз ны ми, и он рас ши ф ру ет их
нам. Тог дато мы уз на ли, что су ще ст ву ет Кир ли анфо то. И что еще
в двад ца тые го ды в на шей стра не впер вые бы ли об на ру же ны и сфо -
то гра фи ро ва ны из лу че ния во круг зе ле но го ли с та су пру га ми Кир ли -
ан. Лу чи с тое све че ние, све тя щий ся оре ол во круг жи во го объ ек та
на зва ли “эф фек том Кир ли ан”. Дол гое вре мя это от кры тие бы ло за -
се кре че но и толь ко срав ни тель но не дав но ста ло ос но вой для но вых
ис сле до ва ний о тор си он ных, кван то вых и по доб ных им из лу че ни -
ях, в ко то рых про яв ля лись раз лич ные свой ст ва би о по ля (ау ры).
Рань ше ау ру ви де ли ми с ти ки и по эты. Те перь ее уви да ли уче ныефи -
зи ки и… мы.
Слушая воркование Элины и Алеши, я думала: интересно, какого
цве та сей час их ау ра? Я за кры ла гла за…
Сов сем не дав но от кол ле ги мо е го му жа, жен щи ныфи зи ка, я по -
лу чи ла в по да рок цвет ную фо то гра фию с изо б ра же ни ем, со тво рен -
ным на ос но ве эф фек та Кир ли ан. На от крыт ке си ял жи вой цве ток
с его ау рой.
Сейчас, слушая воркование Элины и Алеши, ког да я задала себе
во прос и за кры ла гла за, вдруг в мо ем вну т рен нем зре нии, как на эк ра -
не телевизора, возник тот цветок. На темносинем, почти фиолето-
вом фоне — бледнорозовый цветок с едва видимой желтой середин-
кой, с лепестками, покрытыми капельками прозрачной росы.
Его поддерживает снизу чашечкарюмочка на зеленом стебле.
И сам стебель, и его остроудлиненные лапки покрыты крохотными
ворсинками, которые серебрятся, светятся росистыми искорками. Бе-
логолубые лучи исходят и из кончиков каждого лепестка цветка,
и от вор си нок его ча шеч ки и стеб ля, си я я, как яр кие звез доч ки.
Ка ким же пре крас ным, поч ти ска зоч ным был от вет на мой во -
прос! Вот какая была у них аура, созданная самым гениальным ху дож-
ни ком на зем ле — Лю бо вью.
Машина остановилась у служебного входа академии. Я поблагода-
ри ла Эли ну и Але шу, и мы по про ща лись.
Дома, под впечат лением от этой встречи, у меня стало склады-
ваться чтото вроде стихотворения в прозе.
21
ВЕЧЕРОМ И НОЧЬЮ
Ут ро. Ты прикоснулась к нежному,
Бледно_розовому цветку.
Он рас крыл ся, и ты уви де ла,
Как блестят капли росы
На его лепестках.
Солнце взошло. И росинки засверкали,
Как бриллианты.
Наступил день с голубым небом
И белыми облаками.
Это — твой День.
Потом будут красные зака ты
Вечером
И беззвездное темное небо
Ночью.
Но тот, кто со хра нит в ду ше сво ей
Образ цветка,
Не уто мит ся от жиз ни
Вечером и ночью.
Кто бу дет по мнить о ро син ках
На розовых нежных его лепестках,
Тот насладится
Прохладной свежестью сумерек
И уви дит в тем но те не ба звез ды
Вечером и ночью.
Наш по след ний кон церт, ко то рый свел ме ня сно ва с Эли ной
и Алешей, оказался поистине знаковым.
Мы выступали перед детьми в школе с музыкальной новеллой об
Эдварде Григе — “Девушка Солнечного Пути и алая роза”. В эту, сочи-
ненную мной новеллу, я включила композицию по драме Хенрика Иб-
се на “Пер Гюнт” с му зы кой Гри га. Эли на иг ра ла в ней на скрип ке поч -
ти все пьесы знаменитой сюиты, играла, как всегда, ярко, темпера-
ментно, покоряя проникновением в музыку и виртуозным мастерст-
вом. Ког да чтец на чал чи тать мо но лог Пер Гюн та (а за тем долж на бы -
ла исполняться музыка на фортепиано), я воспользовалась минутами
своей свободы и проскользнула со сцены в артистическую комнату.
22
Элина ждала там своего выхода на сцену. Она была очень вниматель-
на ко мне. Поздравила меня с успешным выступлением в усадьбе Ку с-
ково, где я вместе с артистами исполняла свою музыкальную повесть
“Жемчужина Крепостного театра” о Прасковье КовалевойЖемчуго-
вой, и спросила о музыкальных успехах моей дочеригитаристки.
Элина в свое время доставала для нас гитарные нейлоновые струны,
и мы бы ли ей за это очень бла го дар ны.
Элина спросила:
— Ва ша доч ка ведь, ка жет ся, рань ше иг ра ла на скрип ке?
Я рассказала ей, что до увлечения гитарой, в детстве, малышка ук-
ладывала в постель свою маленькую скрипочку, так она любила ее.
— Какой совпадение! Ведь я поступала в детстве точно так же!
— А те перь вы то же ук ла ды ва е те свою скрип ку с со бой в по стель? —
неудачно сострила я.
— Нет, — Элина ответила серьезно, словно не заметила моей оп-
лош но с ти. — В по стель не ук ла ды ваю, но очень люб лю. Ведь это — по -
дарок моего любимого педагога — Абрама Ильича Ямпольского. Ста-
ринная скрипка работы итальянского мастера Джинари Га льяно.
С этим по дар ком я не рас ста юсь ни ког да.
Я сказала Элине, что давно обратила внимание, какой благород-
ный, глу бо кий, соч ный звук у ее скрип ки.
— Хо тя все это, — при ба ви ла я, —преж де все го за слу га ва ше го та -
ланта и мастерства.
После концерта мы ехали в ее машине. Я поздравила Элину: ей
присвоили звание народной артистки России и приняли в штат соли-
сткой нашей Музыкальной госу дарственной академии.
— Спасибо за поздравление, — ответила она с какойто горькой ус-
мешкой, — звание народной артистки я получила безболезненно: мой
театр обо мне позаботился. А что касается академии… тут бы стоило
поплакать кровавыми слезами… Вы ког данибудь встречались лицом
к лицу с сановниками “от куль туры”, которые хотели бы показать вам,
что вы — ни что же ст во, что вы — ни кто?
— Не уже ли это по сме ли го во рить вам, ко то рая чуть ли не двад цать
лет выступает в концертах академии? Народной артистке России?
— Вы даже представить себе не можете, свидетельницей каких от-
вратительных сцен я была! Один из сановников, от которых зависе-
ло ре ше ние мо е го де ла, кри чал: “Это го ни ког да не бу дет! У вас же
есть работа в оркестре театра!”
23
— За что же та кая не на висть в вам? Вы — пер вая ис пол ни тель ни ца
многих сложнейших современных произведений и выступаете в са-
мых престижных залах Москвы!
— Ему это бы ло без раз лич но. Он кри чал: “За чем вам нуж на ака де -
мия?”
— И что же вы ему от ве ти ли?
— Ска за ла ему: “Я так хо чу!” О, что бы ло с ним! Как по зе ле не ло его
лицо! Но я всетаки победила.
Элине все труднее становилось говорить. Казалось, что из нее по-
степенно утекает энергия.
Мне то же от ее рас ска за ста ло не по се бе.
— Вы — не воль ник че с ти, Эли на, — ска за ла я на ко нец.
Наступила пауза. Я откинулась на сидение машины и закрыла гла-
за. И опять увидела своим внутренним зрением тот чудный бледноро-
зовый цветок, покрытый капельками росы.
Но он начал вдруг покрываться темнокрасными и черными пят-
на ми, слов но на не го лил мут ный дождь из бу ро го об ла ка. Что это?
Знак беды? Предостережение? Я открыла глаза.
…Голос Элины был теперь тихий, сдавленный, словно говорила
не она, все гда гор дая, уве рен ная в се бе, вла ст ная жен щи на, а ка което
другое, беззащитное, теряющее силы существо. Я услышала:
— Са мое глав ное… что бы мой Але ша… был со мной…
Алеша, сидящий за рулем, вздрогнул и на мгновение опустил голо-
ву. У меня перехватило дыхание. Я опять закрыла глаза. Цветок вновь
по явил ся из тьмы, и дождь из крас ночер ных пя тен все шел на не го,..
лишь один свет лый розовый лепесток оставался незамутненным и си-
ял, как луч из тем но ты.
— При еха ли,— ска зал Але ша. Я вы шла из ма ши ны с пред чув ст ви -
ем бе ды.
Че рез не ко то рое вре мя по сле этой встре чи мне на дом бы ло при -
слано приглашение на сольный концерт Элины Штерн в Доме компо-
зи то ров. Я по ка който при чи не не смог ла пой ти на не го. Как я по том
жа ле ла об этом! И на до бы ло бы по том, по сле кон цер та, по зво нить ей
домой, поздравить Элину с успехом в концерте, о котором говорили
в ака де мии. Но соб ст вен ные твор че с кие де ла от влек ли ме ня,
и я опять погрузилась в свой беспокойный мир каждодневных кон-
цертных выступлений.
Про шло бо лее го да. На од ном из кон цер тов, где я вы сту па ла,
ктото из артистов сказал:
— А вы слы ша ли, что умер ла Эли на Штерн?
24
Я подумала, что ослышалась, чтото не поняла. Та кого быть не
могло, ведь она совсем недавно выступала в Доме композиторов!
Я по зво ни ла Але ше. И вот что я уз на ла.
Элина тяжело заболела. Болезнь ее оказалась неизлечимой. Пре-
воз мо гая боль, она каж дый день за ни ма лась иг рой на скрип ке и го то -
вила к изданию ау диодиски из своих концертных программ. Ког да иг-
рать ей стало совсем тяжело, она давала интервью журналисту, кото-
рый на чал пи сать о ней кни гу. Она от ка за лась от опе ра ции, по то му,
что ей бы ло ска за но, что по сле нее она уже ни ког да не смо жет иг рать
на скрип ке.
Элина говорила:
— Мо жет ли пти ца жить без кры ль ев? Скрип ка — это моя пес ня,
моя ду ша, мои кры лья. Я ос та юсь с ней. Я не бо юсь смер ти и ве рю,
что смо гу воз ро дить ся, как пти ца Фе никс из пеп ла. И моя лю бовь к те -
бе, Алеша, останется со мной в вечности.
Алеша рассказал мне, что тог да, на концерте в Доме композито-
ров, Эли на иг ра ла на сце не почти три ча са под ряд.
— Это было чтото невероятное! Божественный звук, энергия ка-
каято сверхъестественная. Чувства переполняли ее, она вся словно
све ти лась… Мо жет быть, она по ни ма ла, что это был ее по след ний
концерт.
От Алеши я узнала, что Элина была тайной христианкой. Под вли-
янием своей старой няни, она еще юной девушкой приняла право-
славное крещение. Я обещала Алеше молиться за нее.
Както, читая жизнеописание святого подвижника — преподобно-
го Дмитрия Прилуцкого (современника и единомышленника препо-
добного Сергия Радонежского), я узнала, что он обладал необыкно-
венной, ангельской красотой.
Жена одного знатного человека, увидев однажды, как он молился
с раскрытым челом, так была поражена его красотой, что “рухнула на
землю совершенно расслабленной и изнеможенной от произведен-
ного на нее впечат ления”.
Чи тая его “Жи тие”, я вспом ни ла свою пер вую встре чу с юным
Але шей Га ли ным и ска за ла се бе: “поч ти как я”. А за тем я про чла сло -
ва святого подвижника: “…слава и почести бывают, что сеть для пти-
цы или искусно расставленные тенеты для серны”. И подумала: это об
Эли не Штерн. Не зна чит ли все, про ис шед шее с Эли ной, что вся кая
борь ба, вся кая “пе чаль не по Бо ге” ло ма ет кры лья, что си лы, по тра -
ченные на преодоление земных барьеров, не возвращаются, энергия
иссякает?
25
26
Жена одного знат ного человека, увидев однажды, как он молился с раскры-
тым челом, так была поражена его красотой...
И по сле всех пе ре жи ва ний, в ко то рых я тог да на хо ди лась под
впе чат ле ни ем смер ти Эли ны, ста ли воз ни кать в мо ем во об ра же нии
сти хи.
Я сочинила “Мавританскую балладу”, ту самую, в которой ее геро-
иня — пери, волшебница, заранее зная грозное предсказание проро-
ков, вы бра ла лю бовь как выс шую из всех цен но с тей ми ра и от да ла за
нее жизнь.
Я предложила Алеше участвовать в наших григовских концертах.
Он не сразу согласился.
— Раз ве я мо гу иг рать так, как Эли на! Она иг ра ла эту му зы ку ге ни -
ально!
После долгих уговоров он согласился играть пьесы из сюиты
Э. Гри га “Пер Гюнт” в па мять о ней, на ее скрип ке. И стал по сто ян -
ным исполнителемскрипачом в моей новелле о Григе. Я все более
убеждалась, что Алеша Га лин — талант ливый музыкант и легкий, при-
ятный в общении человек. С таким артистом, думала я, можно по-
ехать ку данибудь на гастроли, не подведет.
Ког да Алеша узнал, что наша поездка в Индию утверждена, он об-
радовался и благодарил меня. И вдруг сказал:
— А как бы ла бы сча ст ли ва Эли на, ес ли бы она бы ла жи ва и мог ла
бы по ехать с на ми.
Я по смо т ре ла на не го и сно ва уви де ла на его ли це то крот кое и ти -
хое выражение задумчивой нежности, а в его прозрачных сероголу-
бых глазах тот же чудный отблеск возвышенного чувства, который
так по ра зил ме ня при на шей пер вой встре че.
Нет, не за был он свою Эли ну, не из жил еще сво ей то с ки по ней.
Мне вспом ни лись сти хи К. Н. Батюшкова:
О па мять серд ца! ты силь ней
Рассудка памяти печальной...
И я поверила: память сердца не умирает.
Воспоминания об Элине увлажнили мои глаза. Мне показалось,
что я услышала своим внутренним слухом мягкий, нежнопечальный
заключительный аккорд, сыгранный на скрипке. Вот и завершилась
жизнь, от данная любви и искусству.
Но, ду мая так, я оши ба лась. Об раз Эли ны Штерн, ее вла ст ная,
сильная духовная сущность продолжала оказывать свое могучее и те-
перь уже мистическое воздействие, все более захватывая в свою ор-
би ту и Але шу Га ли на, и всех нас.
27
Глава 2
Знакомство с “Домом призраков”. Книги и люди
о сле обе да Ва лен тин Сер ге е вич, Лю да и На та ша вер ну лись
в холл и се ли под му д ра ми в ожи да нии Але ши. Он вы шел из ад ми -
нистративной двери с кипой официальных бумаг. Я подписала их.
Ког да Лю да и На та ша уз на ли, что им при дет ся от пра вить ся в ста -
рую гос ти ни цу, они чуть ли не пла ка ли от оби ды. Рас ста вать ся с рос -
кош ным оте лем, ком форт ны ми но ме ра ми не хо те лось ни ко му. Но
при шлось под чи нить ся не об хо ди мо с ти, и они по кор но по ш ли к ав -
то бу су.
Было решено: обедать бу дем в ресторане отеля, а завтракать и ужи-
нать — до ма. День ги за отель, ко то рые нам долж ны бы ли вер нуть, ре -
шили потратить на дорогую экскурсию в Бомбее.
Возле автобуса Алеша с обеспокоенным видом подошел ко мне
и шепотом попросил отойти с ним подальше.
— Я по зна ко мил ся со слу жа щим оте ля. Он мне ска зал, что мы бу -
дем жить в не хо ро шем до ме. На ок ра и не Ма д ра са есть и дру гой та -
кой дом, еще по ху же.
Мне бы ло со об ще но, что сто с лиш ним лет на зад в Ма д ра се жи ла
русская путешественница Елена Петровна Блаватская. Она основала
общество изучения тайных древних знаний (“Теософское общество” —
т. е. “общество Божественной му дрости”). В пригороде Мадраса — Адь-
яре был центр собраний теософов. В городе говорят, что госпожа Бла-
ватская и теперь прогуливается в виде призрака ночью по саду со сво-
им мужеманг личанином Олкоттом или бродит одна по дому и усадьбе.
Да же всту па ет ино гда в кон такт с людь ми, ко то рых там ви дит.
А старую гостиницу, где нам предлагают жить, называют “Домом
призраков”. В ней ког дато жил теософ из окружения Блаватской. Те -
перь каждый год, в декабре, в Мадрас приезжает его правнук — пожи-
лой анг личанин Уи льям Грей. Он — музыкант, и для него в гостинице
держат настроенный рояль. Служащий отеля помнит рассказы анг ли-
чанина о том, как ночами его покойный прадед беседовал с Еленой
Пе т ров ной Бла ват ской. Он слы шал их раз го во ры в гос ти ни це из соб -
ственной комнаты.
28
П
От Алешиного сообщения у меня по спине пробежал легкий оз-
ноб. Но при зна вать ся в том, что я ис пу га лась, мне не хо те лось.
Я спросила:
— А в этом до ме, кро ме нас, ни кто не бу дет жить?
— Мне сказали, что второй этаж пустует. Хозяйка гостиницы — ан-
г личанка, живет в отеле. Она обещала прислать в дом индийцевбоев
для поддержания чистоты. Бои бу дут привозить нам питьевую воду
и еду для за в т ра ка и ужи на.
— Сто ит ли по свя щать в эту ис то рию на ших кол лег?
— Ни в ко ем слу чае. Ведь это ле ген ды, го род ские слу хи. Че пу ха. За -
бу дем об этом.
Мы отъехали от отеля и вскоре оказались в старой гостинице. На
первом ее этаже находились четыре комнаты, в конце коридора —
кух нясто ло вая. Все бы ло к на шим ус лу гам — и бак с пи ть е вой во дой,
и электрический чайник, и газовая плита.
Три двухместные комнаты, большой кабинет с роялем и библиоте-
кой были расположены с одной стороны коридора. Напротив двери
кабинета мы увидели лестницу, которая вела на второй этаж. Слева от
нее перед большим зеркалом стоял столик с телефоном.
Наташа и Люда не захотели жить вместе (“Я бу ду распеваться и ме-
шать те бе”, — объ яс ни ла свой от каз На та ша). За то Але ша без те ни не -
довольства сказал, что согласен жить в большой комнатекабинете
и спать на ко жа ном ди ва не.
К се ми ча сам нам обе ща ли при не с ти ужин из оте ля и, в ожи да нии
его, мы собрались в Алешиной комнате.
Два окна выходили в небольшой сад с кустами и деревьями. За ро-
ялем, на стене, между двумя окнами, висело длинное овальное зерка-
ло в раме, инкрустированной серебром, которое поднималось до са-
мого потолка.
Справа от рояля, у второго окна, стояли высокое кресло и письмен-
ный стол, над ко то рым ви се ла пол ка с кни га ми. И — о, удив ле ние! —
в уг лу на стене мы увидели икону Казанской Божьей Матери в голу-
бых с зо ло том то нах.
Странно! Анг личанин, живший здесь, вряд ли был православным
христианином. Хозяйка дома, как мы узнали, тоже анг личанка, а они
все — либо протестанты, либо католики.
Мы обрадовались православной иконе как духовному привету
с Родины. Наташа подошла к иконе поближе и начала читать молитву:
29
“Бо го ро ди це Де во, ра дуй ся…” Мы с Але шей при со е ди ни лись
к ней. Лю да, в знак ува же ния к пра во слав ным кол ле гам, мол ча скло -
нила голову. Но, после прочтения нами молитвы, сказала:
— Спа си бо се му до му. А я — ате и ст ка.
Она подошла к роялю.
— По про бу ем, что это за ин ст ру мент. А! Стейн вей! А ведь хо рош!
И звук чи с тый, лег ко иг рать!
— И всета ки стран но, — ска за ла На та ша, — по че му здесь пра во -
слав ная ико на? Кто здесь еще жил?
— А на этот во прос нам мо гут от ве тить кни ги. Ка кая ог ром ная биб -
лиотека, все стены заняты книгами. Вот и лесенка есть для верхних
полок. Хозяин был со вкусом и интеллектом!
Валентин Сергеевич подошел к книжным шкафам, за ним поднялся
Алеша.
— К сожалению, книги на иностранном языке, — Алеша прочел
надписи на корешках: — санскрит, греческий, латынь, французский,
не мец кий. Но в ос нов ном — ан г лий ский язык. Есть коечто на рус -
ском: “Тайная доктрина” Е. П. Блаватской.
Подошла Люда:
— Покажите, — перелистала книгу. — Какието графики, круги, тре-
угольники. “Генеалогическое древо пятой коренной расы”.
— Это, наверное, ее научная версия происхождения Вселенной,
человечества и человека, — предположил Алеша.
— На уч ная вер сия? — Ва лен тин Сер ге е вич взял кни гу из рук Лю ды.
— Нет, скорее всего, — метафизическая версия, основанная на не-
известных нам “тайных знаниях” Востока, догадках и мифах. Но “па-
радигма”, предпосылка, из которой исходит автор, дает право на та-
кую версию. Кстати, современная физика все более начинает исхо-
дить из новой парадигмы — о первичности сознания, о “мыслящей”
Вселенной, о существовании в ней некоего особого “информацион-
но го по ля”. Аль берт Эйн штейн вплот ную по до шел к это му, но у не го
не хватило доказательств. Некоторые ученые предположили, что та-
кие от кры тия под тверж да ют твор че с кую де я тель ность выс ше го Ра зу -
ма или Бо га.
Люда с некоторым страхом глядела на ученого физика:
— Для меня все это слишком му дрено. Положите назад книгу.
— А вот Биб лия на рус ском язы ке. Хо ти те по чи тать?
— Люда же атеистка, — напомнила Наташа.
30
— Не до та кой же сте пе ни, — оп рав ды ва лась Лю да. — Я хо те ла хоть
в Индии с Библией познакомиться. Ведь в каждом номере отеля кла-
дут в тумбочку Библию и индийскую “БхагавадГи ту”. Но почемуто
только на анг лийском языке!
— Ну так возь ми те Биб лию на рус ском язы ке. — Але ша про тя нул
Лю де боль шой том. — Нет, уж очень тя же лая!
— Ес ли хо чешь, — пред ло жи ла я Лю де, — дам те бе по чи тать Еван -
гелие на русском языке, перевод с греческого. Небольшая книжка,
удоб ная для чте ния, я все гда бе ру ее с со бой в по езд ки.
— Не надо. Потом какнибудь почитаю. Сейчас настроения нет.
А вы, — обратилась Люда к Валентину Сергеевичу, — участник Второй
ми ро вой вой ны, фи зик, да еще и быв ший ком му нист, что по это му по -
воду скажете?
— Да он крест но сит, — от ве ти ла я за му жа.
— Перековался, значит? — Люда засмеялась.
Валентин Сергеевич сказал без обиды:
— Образумился. Исаак Ньютон ведь тоже в Бога верил. И знамени-
тый анг лийский физик Майкл Фарадей, живший в девятнадцатом ве-
ке. Он сделал много открытий. Изучал электрические и магнитные
явления. И каждый день, окончив свои эксперименты, ходил в цер-
ковь и мо лил ся. И Аль берт Эйн штейн то же ве рил в Твор ца Все лен -
ной, только посвоему, покосмически. Кстати, вы знаете, он ведь на
скрип ке иг рал и сти хи со чи нял? Я да же за пом нил од ну стро ку его сти -
хотворения: “Я чувствую себя, как гордый орел, и солнышко смеет-
ся…”, а Чарльз Дар вин го во рил, что без по эзии и му зы ки у че ло ве ка
от ми ра ют моз го вые клет ки. Мне ка жет ся, что в этом он был аб со лют -
но прав.
Наташа в это время поднялась по лесенкестремянке, чтобы по-
смотреть книги на верхних полках.
— Ура, ура! Тут есть пол ное со бра ние со чи не ний Льва Тол сто го на
русском языке.
— Что ты так ра ду ешь ся, хо чешь пе ре чи тать “Ан ну Ка ре ни ну” или
“Вой ну и мир”?
— А ра ду юсь я то му, что, ка жет ся, на чи наю по ни мать: не толь ко ан -
г ли ча нин здесь жил. А ктото хо ро шо зна ю щий рус ский язык и на шу
литературу.
— Да тебе следователем бы работать!
— Не отказалась бы, попробовала бы с удовольствием.
31
Я попросила Наташу посмотреть, нет ли там писем Льва Никола-
евича Толстого, ведь он переписывался с великим индийцем Ганди.
— На шла. Есть. “Пись мо ин ду су”.
— Что за ин дус?
— Какойто Т. Дас, редактор журнала “Свободный Индустан” из Ва-
шингтона.
— Что там пи шет Тол стой?
Наташа прочла:
— “Не про тивь тесь злу, но и са ми не уча ст вуй те во зле… и ни кто в
мире не поработит вас”. Сильно!
— Те перь понимаешь, Наташа, отку да у Ганди “Сатьяграха” появи-
лась — те о рия граж дан ско го не по ви но ве ния? От Льва Тол сто го!
Дайка мне этот том ста ть ей и пи сем!
Я стала перелистывать книгу.
— Ганди, оказывается, изучал Нагорную проповедь Иисуса Хрис-
та, хорошо знал Новый Завет, а Лев Толстой увлекался индийской фи-
лософией, древними священными книгами Индии — “Махабхара-
той”, “Рамаяной” и глубоко вникал в учение Будды.
Алеша снова подошел к полкам.
— Ин те рес но, есть ли тут эти кни ги?
Наташа провозгласила сверху:
— Але ша, мы гор дим ся то бой! Ты у нас — са мый ум ный, поч ти как
Лев Толстой! Чтобы выразить тебе свое восхищение, я покидаю свои
Ги малайские вершины и иду к тебе!
Але ша по дал ей ру ку, и она ста ла спу с кать ся с ле сен ки.
Люда, увидев эту галантную сцену, заиграла на рояле музыку дуэта
Дон Жу а на и Цер ли ны из опе ры В. А. Мо цар та “Дон Жу ан” — “Дай
ручку мне, красотка”.
Наташа сделала у лесенки грациозный поклон. Алеша вежливо
улыб нул ся и сно ва сел на свое ме с то у эта жер ки с кни га ми.
— А ты чтони будь для се бя вы бра ла? — спро си ла я у На та ши.
— Нет, я не со би ра юсь ни че го чи тать.
— Бережешь головку от утомления?
— Го ло ва да на во ка ли с ту толь ко для ре зо нан са, — из рек ла Лю да из -
вестный в музыкальных кругах афоризм.
— Не так уж я глу па, как не ко то рые, — от ве ти ла ей На та ша. — Вот
вы ни че го не пи са ли во вре мя на ших экс кур сий, а у ме ня за пи сей — це -
лых две те т рад ки. И мне на до ус петь при ве с ти их в по ря док, по ка не
забыла. А вы читайте книги!
32
С видом победительницы Наташа села на стул возле этажерки.
Я нашла в шкафу томик Рабиндраната Та гора на русском языке —
“Размышления, фрагменты”. Давно собиралась я почитать его стихи
и ста тьи.
В книге была фотография: Та гор — красивый, высокий, широко-
плечий индус в шелковом хитоне, с длинными волнистыми волосами,
окладистой бородой, стоял возле Мохандаса Ганди; а тот, с голым че-
репом, в очках, с обернутым вокруг ху дого тела куском домотканой
материи — “кхади”, в сандалиях на босу ногу, казался человеком дру-
гой эпохи, иного мировоззрения, образа жизни.
И это было действительно так. Р. Та гор — великий поэт, энцикопе-
дически образованный философ, сторонник единения с европей-
ской цивилизацией. И — Мохандас Ганди, который в тридцать семь
лет принял послушание “брахмачария” (религиозного аскета). Ганди
выполнял все индусские ритуалы, спал на полу на циновке, молился,
медитировал. Он был богословом, а политиком стал поневоле.
Народ признал его “Величайшим индийцем” после Гаутамы Буд-
ды. Он был для них — “Отец на ции” (Бо пи), “Ве ли кая ду ша”, Ма хат ма
Ган ди.
И та кое бо же ст вен ное имя — “Ма хат ма” дал ему Та гор. А Уин стон
Черчилль презрительно называл Ганди “полуголым факиром”. Два
лика Индии. Противоречивые и захватывающие…
Но независимость Индии пришла через жертвенную и мученичес-
кую судь бу Ма хат мы Ган ди. Он был за ст ре лен 30 ян ва ря 1948 го да у сво -
его дома индийским экстремистом. Через год после того, как Индия ста-
ла не за ви си мой от ан г ли чан… Три пу ли в серд це,.. а он при шел к на ро -
ду, что бы при звать к ми ру ин ду сов и му суль ман. Уми рая, он вос клик нул:
“Рам, Рам!” (Бо же, Бо же!).
Имя Бога, произнесенное перед смертью, предрекает человеку
вознесение на Небо.
Мохандаса Ганди почитают в Индии как святого. Мраморная пли-
та на месте его кремации увековечила предсмертные слова Великого
индийца.
Я стала читать стихи и афоризмы Рабиндраната Та гора. И попала
под очарование его мягкой, неторопливой речи, полной поэтичес-
ких образов, его оригинального философского мышления. Моим
коллегам, наверное, это понравится, подумала я.
— Послушайте, друзья, строки Та гора о любви! Прошу внимания!
33
“Жизнь стала богаче от любви, не нашедшей себе исхода”.
“Пусть у мерт вых бу дет бес смер тие сла вы, у жи ву щих же — бес смер тие
любви”.
“Мы не мо жем при знать прав дой то, что лю бовь спо соб на за блуж дать ся”.
“Да бу дет мо им по след ним сло вом, что я ве рю в твою лю бовь!”
— Ну, как, по нра ви лось?
— Луч ше не ска жешь о люб ви. — Лю да взя ла кни гу из мо их рук.
Наташа все это время глядела на Алешу, словно надеялась, что он
пой мет эти стро ки, пой мет: эти стро ки о люб ви от но сят ся толь ко
к ней и к не му… Нет, он не по нял. Слу шал из ре че ния Та го ра, не гля дя
на нее. Он был по гру жен толь ко в свои ду мы… Она вста ла и ото шла
от Але ши.
Люда заметила на полке небольшую яркосинюю книгу, блестя-
щую, как лаковая шкатулка. На ней была цветная репродукция карти-
ны: снежные вершины гор освещены солнцем, а на вершине другой
горы сидят двое, видимо, духовный Учитель и ученик. Юноша благо-
говейно слушает Учителя.
Люда прочла: “Криптограммы Востока. Легенды, сказания, апо-
крифы народов Востока, собранные Еленой Рерих”. На обложке бы-
ла картина “Жемчуг исканий” кисти Николая Рериха.
Люда не мог ла оторваться от книги и картины. Репродукции были
помещены рядом с легендами из жизни Иисуса Христа, Сергия Радо-
нежского, Аполлона Ти анского, Гаутамы Будды, Акбара Великого, сказа-
ниями о мифической стране счастья — Шамбале, о “Матери мира”. Кар-
тины Рериха захватывали таинственным смыслом, ослепительно ярки-
ми красками: синими, фиолетовыми, желтозолотистыми, густозеле-
ными. Они словно излучали из себя свет. Мы залюбовались ими.
— А тут есть притча о Буд де, и весьма поучительная! Послушай-
те! — Лю да ста ла чи тать: “Од наж ды уче ник спро сил Буд ду: “как по нять
исполнение заповеди отказа от собственности?” Один ученик поки-
нул все вещи, но Учитель продолжал упрекать его. Другой оставался
в окружении вещей, но не заслужил упрека. “Чувство собственности
измеряется не вещами, но мыслями. Можно иметь вещи и не быть
собственником”. Будда постоянно советовал иметь возможно меньше
вещей, чтобы не от давать им слишком много времени”.1
Люда посмотрела на нас взглядом открывательницы новых зе-
мель:
— Ну, как? Берем для себя поучение “Благословенного”?
34 1 Отказ о собственности. Криптограммы Востока. Угунс, 1992. с. 20.
Мы не были готовы к такому наставлению и вместе с Алешей на-
чали вспоминать слова Иисуса Христа из “Нагорной проповеди”: “Не
собирайте себе сокровищ на земле... но собирайте себе сокровища на
не бе... Ибо, где со кро ви ще ва ше, там будет и серд це ва ше”. (Евангелие
от Мат фея 6, 19–21). Конечно, мы заметили, что оба высказывания
в чемто похожи, но Христос, как всегда, открывает людям небо,
а Будда, хоть и проповедует с позиций высокой нравственности, но
остается на земле. Мы с Алешей рассуждали о том, какие загадочные
духовные нити издавна протягивались из Индии в Россию. Ведь по-
минают же в православных церквах индийского царевича Иоасафа
и его отца — царя Авенира 19 ноября (по новому стилю 2 декабря)!
Каким же непостижимым образом превратились Гаутама Будда
и его отец в пра во слав ных свя тых? Но со бы тия их жиз ни точ но со от -
ветствуют описанному в индийских преданиях о великом пророке,
который создал одну из самых значительных мировых религий.
Сохранились духовные православные стихи, похожие на былину,
где от лица царевича Иосафа повествуется (как в действительности бы-
ло с Буд дой), что бе жал он из двор ца в ле са и стал свя тым от шель ни ком:
О, пу стыня прекрасная,
При ми ме ня в свое ло но,
В избранный дворец мой!
В мир и мол ча ние.
Я бе гу, как от змея,
От земной славы и прелести,
От богатства и палат блестящих.
О, пу стыня возлюбленная,
Прими меня.
Я пой ду в твои по ля
Дивиться на цветы чудесные,
Здесь про жи ву я мои го ды
И до скон ча ния дней сво их.
Слушая наши рассуждения, Люда все еще держала в руках блестя-
щую синефиолетовую книгу с легендами и апокрифами.
— Смотрите, в книге есть дарственная надпись: “Нашему дорогому
гиду на добрую память от русских туристов группы Ашок НьюДели”.
Да это же по да рок, от та кой же груп пы, как и мы, их ги ду!
Догадливая Наташа сообразила:
35
— А, те перь все по нят но. Этот гид и есть хо зя ин до ма. Вот по че му
здесь собраны такие книги!
— Нет, чтото не по лу ча ет ся. Ведь хо зяй ка до ма — ан г ли чан ка и не
гид! — Люда убедительно опроверг ла ее утверждение.
— Книж ка кра си вая. — На та ша взя ла у Лю да кни гу. — Кар ти ны у Ре ри -
ха, ко неч но, ге ни аль ные, ни кто не спо рит. Но то, что он пи шет, не воз -
мож но чи тать. Го ло ва идет кру гом от его уче но с ти! Они с Еле ной Ива -
новной в своей долине Ку лу, в Ги малайских горах, среди дурманящих
трав жи ли, вот и на ды ша лись ими так, что “кры ша” у них по еха ла!
Алеша с неудовольствием посмотрел на нее:
— Это ты се рь ез но так ду ма ешь?
— А ты “Аг нийо гу” чи тал? И у те бя моз ги не пе ре вер ну лись?
Наташа была, понашему мнению, “православным ортодоксом”
и не терпела инакомыслия ни в религии, ни в философии. Кроме то-
го, свое понимание она считала неоспоримым.
Но Алеша, вовсе не был поклонником философских идей Н. Ре-
риха. Его воспитывали с детских лет в православии, хотя и не в очень
воцерковленном, но вполне естественном для русской интеллигент-
ной семьи. “Сбить его с толку” и заставить увлечься какойлибо дру-
гой религией или новой философской системой, которая мог ла бы ее
заменить, было невозможно. И он спокойно, не боясь “искушений”
чи тал все, что ему бы ло ин те рес но. Ху до же ст вен ным та лан том
Н. К. Рериха, его глубоким философским умом и особенно его экспе-
дициями в Гималаи он восхищался. Алешу обидело неуважительное
отношение Наташи к великому человеку, которого признал весь мир
и которого в Индии считают чуть ли не святым.
— Ты шу тишь, На та ша?
— Не шу чу. И во об ще… Я дав но ду маю, нуж но ли нам про ин дий -
ских бо гов знать? Чтото нам слиш ком мно го и дол го про них го во рят
на экскурсиях!
По сле не боль шой дис кус сии мы ре ши ли, что это нуж но, и не толь -
ко по то му, что “мы — куль тур ные лю ди и на до ува жать дру гой на род,
его обы чаи”, а глав ное (и толь ко на по ми на ние об этом убе ди ло на шу
оппонентку), что послали нас сюда для “укрепления русскоиндий-
ских связей” и, по возвращении в Москву, нам придется выступать
в Союзе композиторов с рассказом о нашем путешествии.
— Значит, придется нам с богами серьезней знакомиться; тог да бу-
ду запоминать их имена и записывать.
36
— Толь ко без при ст ра с тия! Мо жешь по чи тать про них. Здесь та кая
огромная библиотека! Алеша тебе коечто переведет, да, Алеша?
Алеша вздохнул, развел руками:
— Придется, если нужно…
Значит, не оченьто приятно бу дет ему переводить для нее. На кра-
сивом Алешином лице не появилось радости от этой мысли. Наташа
поняла, что наговорила лишнего. Надо спасать свой авторитет! Что-
бы та кое ска зать но вое и ум ное, что бы при влечь его вни ма ние? И, ко -
неч но, под деть, под драз нить, что и бы ло в ее ха рак те ре… Она по до -
шла к Лю де.
— Ты го во ри ла, что в ва шем до ме на да че есть жи вот ные?
Люда, не подозревая провокации, с удовольствием отвечала:
— Да, три со ба ки, две кош ки, кро лик и шин шил ла — та кой зве рек из
беличьей породы с пышной коричневой шерсткой. Они с кроликом дру-
жат, всюду вместе бегают и, ког да сидят рядом, прижимаются друг к дру-
гу. Кролик вылизывает ее и общипывает — “от любви”, и она становится
похожей на ободранную курицу. Потом постепенно обрастает. Она всю-
ду пры га ет, поч ти ле та ет, как бел ка, и ме бель ино гда де рет, а од наж ды
лап ку сло ма ла, и мы ее ле чи ли. Лап ка у нее дол го в гип се бы ла.
— И вылечили?
— Ко неч но. Ино гда она ши пит и во пит ди ким го ло сом.
— Вы из нее ша поч ку бу де те де лать?
— Что ты! Как это мож но! Мы ее лю бим. Она же кра са ви ца из кра -
савиц! Ты считаешь нас живодерами???
— Ну, Люда! Ты у нас почти буддистка, все живое любишь, о живот-
ных заботишься, зла никому не причиняешь. Воля и характер у тебя
сильные, совершенствовать себя можешь, не принять ли тебе буддизм?
Приобретешь “восемь добродетелей”, все бу дет у тебя “правильным”,
освободишься от всех страданий, станешь невозмутимой, му дрой,
“просвет лишься” и прямо в “нирвану” — в блаженство их буддистское
попадешь при жизни! Ну что, согласна? Пойдешь в буддисты?
— Ты что, с ума со шла, На таш ка? Что ты ко мне при ста ла? Ни ка -
кую религию я не собираюсь принимать. Мне нравится быть атеист-
кой и сво бод ной.
Но раз го вор о буд диз ме еще про дол жал ся, на этот раз со мной.
Мы с Людой вспомнили, как в Махабали Пурам водили нас на экскур-
сию. Там, на берегу Индийского океана, почти у воды, стоял древний
полуразрушенный буддийский храм. Зрелище было величественное:
37
колонны, огромная каменная статуя Будды и освещенные ярким
солнцем зеленосерые вздымающиеся волны океана. Через проемы
в сте не мы гля де ли на вол ны и слу ша ли, как сви с тит ве тер, буд то ка -
което фантастическое существо было спрятано гдето рядом. Ослеп-
ляющее солнце и песок, летящий на нас, заставляли закрывать глаза
или прикрывать их руками. Но песчинки прорывались сквозь ладо-
ни, и мы все вре мя стря хи ва ли и сти ра ли пе сок с ли ца и рук.
— Что ты почувствовала тог да? — спросила меня Люда.
— Я казалась себе песчинкой в океане Вечности.
— Те бе было хорошо?
— Нет, мне бы ло страш но.
— И ты мог ла бы тог да се бе пред ста вить, что это за “бла жен ст во
освобождения”, которое буддисты называют “нирваной”?
— Нет. Они ве рят в ко с ми че с кий за кон при чин и след ст вий, в кар -
му, в перевоплощения, в движение во Вселенной какихто наших по-
стоянно изменяющихся частиц — “дхарм”. Они не признают бессмер-
тия души, сохранения ее неповторимой индивидуальности после
смерти. У буддистов нет Бога.
Ког да я представила себя такой “правильной” и “разумной” части-
цей энергии и ког да подумала, что я не смогу молиться Иисусу Хрис-
ту, по то му что его у них нет и не бы ло… мне ста ло жут ко, пу с то и хо -
лод но. На вер ное, рус ско му че ло ве ку нуж но толь ко Пра во сла вие.
У нас, у боль шин ст ва, все идет че рез серд це. Мне страш но пред ста -
вить се бе свое оди но че ст во во Все лен ной. Я хо чу ве рить в бес смер -
тие своей души. И я должна чувствовать присутствие Любви. Иначе
возникает в душе мрак и охватывает отчаяние…
— А ты ска жи мне, Ли за, — тре бо ва тель но спро си ла Лю да, — по че -
му ты в православный храм ходишь? Ведь ты интересуешься филосо-
фией, религией разных стран, восточной медициной. В Москве у нас
столь ко церк вей и хра мов — вы би рай лю бую ве ру, хо ди ку да хо чешь.
А ты, как при рос ла к сво е му Пра во сла вию! Ну так от веть, по че му?
— Труд но тебе объяснить. Наверное, это — семейные традиции,
воспоминания детства… Но главное, я думаю, вот в чем: в православ-
ном хра ме я чув ст вую энер гию Люб ви. Гри го рий Па ла ма — был та кой
церковный деятель в давние времена, говорил, что в православной
вере есть особенные Божественные энергии. Наверное, это и есть —
“Благодать”.
— И ты чув ст ву ешь та кое во всех пра во слав ных хра мах?
38
— Нет, не во всех. Но в сво ем хра ме, в ко то рый я хо жу, чув ст вую.
— И все гда у те бя та кая “бла го дать” бы ва ет в церк ви?
— Все зависит от моего внутреннего состояния.
Люда с недоверием глядела на меня.
— При ду ма ла ты все это, Ли за. Те перь “мо да” та кая — быть пра во -
славным.
И Лю да ото шла от ме ня, се ла на ди ва не и за ду ма лась.
Стоит ли мне рассказывать ей о своих детских откровениях?
…Както в детстве, после посещения с матерью храма Богоявле-
ния в Моск ве, я за кры ла гла за и вдруг уви де ла у се бя вну т ри лба яр кую
цвет ную кар ти ну: зо ло то вла сый Хри с тос на фо не го лу бо го не ба, в бе -
лом одеянии, словно летел ко мне на белоснежном облаке.
И по том, ес ли я ви де ла в церк ви по доб ную ико ну или ду ма ла о ней
и об Иисусе Христе, глаза мои наполнялись благодатными слезами,
а сердце — счастьем. И я стала невольно мерить этой любовьюсчасть-
ем все, что бы ло свя за но с пра во слав ной ве рой…
Нет, не пой мет ме ня ате и ст ка Лю да. Не бу ду го во рить ей об этом.
Тем временем Наташа подошла к этажерке, на которой лежали
книги, отобранные Алешей для чтения. Наверху она увидела боль-
шую книгу. На ее красной обложке была изображена несущаяся впе-
ред колесница, влекомая тремя белыми конями. Сидящие на ней два
воина напряженно вглядывались в даль, где происходила битва. Один
дер жал в ру ках по во дья, дру гой на тя ги вал лук, что бы вы пу с тить стре -
лу. Наташа стала перелистывать книгу и прочла:
— “То, что пронизывает все тело, неразрушимо. Никто не может
уничтожить бессмертную душу… Для души не существует ни рожде-
ния, ни смер ти. Она ни ког да не воз ни ка ет и не воз ник нет. Она — не -
рожденная, вечная, всегда существующая, изначальная. Она не унич-
тожается, ког да погибает тело”.1
— Что это за кни га, Але ша?
— “БхагавадГи та”, часть огромной священной книги индусов —
“Махабхараты”. “Гиту” передавали с незапамятных времен от ученика
к ученику. Ее читают, а иногда — поют, во время совершения индуист-
ских обрядов. В переводе с санскрита “БхагавадГи та” — это “Песнь
Господа”. Я слышал, что ее называют в Европе “индийское Еванге-
лие”. А на обложке изображен индуистский бог Кришна в виде возни-
че го и его друг и уче ник — пол ко во дец Ар д жу на. В их бе се де пе ред
битвой и раскрывается смысл учения Кришны.
39 1“Бха га вад_Ги та”, том I, гла ва II, текст 7, с.104; текст 20, с. 109. “Ли то а нус”, М_Л: 1999.
— Не по ни маю, раз ве у них Криш на — глав ный бог? Нам го во ри ли,
что у ин ду сов бо лее трех ты сяч раз ных бо гов и по лу бо гов. Кто же из
них глав ный?
— Они до сих пор спо рят об этом. Но для мно гих глав ный — Криш -
на, он — “Вер хов ная бо же ст вен ная лич ность”. По слу шай, как он го во -
рит о се бе: “Я — вкус во ды, Я — свет солн ца и лу ны, Я — слог “Ом” в ве -
ди че с ких ман т рах. Я — звук в эфи ре и та лант в че ло ве ке… Я — из на -
чаль ный аро мат зем ли и Я — жар ог ня, Я — жизнь всех жи ву щих”.1
Люда, услышав эти строки, подошла к роялю.
— Красиво говорит. На такие слова и музыку можно сочинить.
Она начала чтото импровизировать в индийском стиле. Я прерва-
ла ее импровизацию.
— Не на до, Лю да. В этой кни ге на пи са но: “Лю ди, не зна ю щие
Кришну, не должны пытаться толковать БхагавадГи ту”. Слова краси-
вые, но я ду маю, не сто ит му зы ку на них со чи нять.
— А на сло ва из Еван ге лия, или на мо лит вы хри с ти ан ские мож но?
— Если веруешь, и душа попросит, наверное можно.
На та шу боль ше не ин те ре со ва ли на ши раз го во ры об ин ду из ме. Ее
раздражало то, что Алеше от далялся от нее. Все эти книжные объяс-
нения ей надоели:
“Книжный наркоман” какойто. Бессердечная деревяшка. Хоть бы
взглянул на меня, как нормальный мужчина на интересную женщину.
Мне кажется, я прекрасно выгляжу.”
Она по смо т ре ла на се бя в зер ка ло, что бы убе дить ся в этом, по том
села возле Люды на диване и стала просматривать записи в своей те-
тради, на обложке которой была изображена рыжая кошечка. Люда
заглянула в ее тетрадку:
— Что у те бя в те т ра ди на ри со ва но? Ка кието го ло вки, нож ки,
руч ки.
— А это я ри со ва ла то, о чем рас ска зы вал мне наш гид в Аг ре. — На -
таша прикрыла свои рисунки рукой, не желая показывать их Люде.
— В хол ле оте ля, ког да мы ав то бу са жда ли? Я ви де ла, что он с то -
бой долго беседовал. Интересный молодой индус. Много внимания
тебе уделил, наверное, ты ему понравилась.
— Да, очень понравилась, — громко отчеканила Наташа и посмот-
ре ла на Але шу: пусть ус лы шит ее сло ва. Но он, не гля дя на нее, опять
по до шел к пол кам шка фа, на шел для се бя ка куюто но вую кни гу и по -
ло жил ее на эта жер ку.
40 1“Бха га вад_Ги та”, том I, гла ва VII, текст 8, 361, 362
Чем же от влечь его от книг? На ко нец На та ше при шла в го ло ву,
как ей по ка за лось, бле с тя щая мысль. Она вспом ни ла, что во вре мя от -
дыха в МахабалиПурам мы иногда встречали хозяина курорта. Это
был по жи лой ин дус — “джайн”. Он но сил на ли це, у но са и рта, мар ле -
вую повязку, чтобы случайно не проглотить москита или муху. Хозяин
принадлежал к тому религиозному направлению индуизма, которое
было против убиения всяких живых существ, даже самых мелких и
ничтожных насекомых. (они же мог ли случайно залететь в нос или в
рот!) Он подарил Алеше глиняную статуэтку бога Га неши — существа
с человеческим телом и головой слона. По его рассказам, Га неша при-
но сил уда чу, но его нуж но бы ло уб ла жать и по чи тать.
Наташа решила, что Га неша отвлечет Алешу от книг.
— Ку да ты спрятал подарок нашего хозяинаджайна, симпатичного
божка с головой слона?
— Толь ко не бож ка, а бо га, — по пра вил он На та шу, — я и за был про
него, он лежит в чемодане.
— До стань, по ка жи нам его.
Га неша был найден и поставлен на тумбочку возле дивана.
Наташа попросила Алешу рассказать нам о нем. Она знала, что
джайн бе се до вал с Але шей на ан г лий ском язы ке и, вру чая ему свой по -
дарок, объяснял чтото про этого, любимого индусами, веселого бога.
— Хотите послушать легенду? Слушайте и не перебивайте вопроса-
ми. А то я чтони будь пе ре пу таю.
…Богиня Парвати — супруга бога Шивы — мечтала о сыне. Но не даровал
ей Шива этого счастья. И тог да, как говорят неко торые легенды, слепила она ди-
тя из гли ны. И от теп ла ее гру ди ожил ре бе нок.
По_разному объясняют люди, почему этот дивный сын вдруг лишился голо-
вы. То ли бог Шани, жестокое божество планеты Сатурн, уничтожил ее, то ли
разгневанный Шива, ког да Га неша не пустил его в покои Парвати, своим трезуб-
цем от сек ему го ло ву.
— Что же ты сде лал! Ты убил сво е го сы на! — ве ли ко бы ло го ре Пар ва ти.
Тог да Шива повелел своим под чиненным отправиться в путь и отсечь голову
первому встреченному ими живому существу. Им оказался слон. Его голову от-
сек ли от те ла и при нес ли на го ру Кай лас, где жи ли эти бо ги.
Ши ва ук ре пил го ло ву на пле чах ре бен ка, и Га не ша ожил. Толь ко не смог он
вы ра с ти строй ным и вы со ким, был он не ве лик рос том и с пол нень ким жи во -
ти ком.
41
Изо всех зверей подстать Га неше мышонок, ко торый может пролезть в лю-
бую щель. Это соответствует способности слоноголового бога проникать в пота-
енные уголки человеческо го сознания. И мышонок всегда сопровождает его
и даже умеет увеличивать свои размеры и переносить бога Га нешу на своей спи-
не ту да, ку да ему потребуется.
Почему у Га неши один бивень? Это гневный Парашурама, путь ко торому
преградил слоноголовый юноша, отрубил ему бивень.
Га не ша ум ный и с по мо щью бо ги ни Са ра с ва ти по стиг мно гие на уки. Лю ди
во мно же ст ве хра мов по кло ня ют ся ему и ве рят, что он по мо га ет ус т ра нять
пре пят ст вия.
Он лю бит тан це вать, и над мно ги ми шко ла ми ис кусств и на ук по ме ща ют его
изображение. Он способствует хорошему урожаю и помогает в торговле.
В честь дня его рождения устраивают праздники и пиры. Принято предла-
гать Га неше сладости и ублажать его пирожками, фруктами, орехами. И только
по том есть все это са мим.
Но легенда рассказывает, что однажды очень сильно разгневался Га неша.
Как_то в день сво е го рож де ния, на ев шись слад ких пи рож ков, ехал он на сво ем
мышонке. Перебежала ему дорогу змея. Испугался мышонок, упал без чувств,
и свалился с него Га неша на землю. А из его треснувшего глиняного животика
вывалились пирожки… Увидел это лунный бог — Чандра и стал смеяться над
ним. Разгневался Га неша, проклял Чандру и заявил:
— Ты бу дешь те перь убы вать каж дый ме сяц, по ка не ис чез нешь.
Умо лял его лун ный бог:
— Тог да я не смо гу вы пол нить свою мис сию пе ред Все выш ним! По ща ди
ме ня!
Сжа лил ся над ним Га не ша: “Пусть Лу на убы ва ет и при бы ва ет, но тот, кто
в день мо е го рож де ния взгля нет на нее, про слы вет во ром!”
— Все это, — ска зал Але ша, за кон чив свой рас сказ, — на до по ни -
мать трансцендентно. То есть…
Нет, объ яс нять нам, что та кое транс цен дент но, Але ша не стал… Мы
только теперь почувствовали, как устали и проголодались, зато упомя-
нутые в легенде пирожки были бурно восприняты всеми нашими обост-
ренными ощущениями. Мы представляли себе, как они выглядят, румя-
ные, с хрустящей корочкой. С чем они? Наверное, с вареньем. Ведь
едато у Га неши была вегетарианская. Ой, нам бы сейчас таких пирож-
ков!
Взгля ну ли на ча сы… Уже око ло де вя ти ча сов ве че ра, а ужин из оте -
42
ля нам так и не при нес ли.
— Я бы бы ка сей час съе ла, — про ба си ла Лю да.
— Напрасно надеешься, быки и коровы у индусов священные жи-
вотные. Только для иностранцев тут мясо готовят, завтра за обедом
бу дешь есть его с ри сом и пер цем.
— А ужин они нам се го дня вряд ли при не сут. Са ми бои, на вер ное,
его съе ли.
— Они за бы ли про нас!!!
Тог да было принято му дрое решение: бу дем ужинать остатками
еды из наших запасов в Алешиной комнате. Хозяйственная Наташа
достала из холодильника и положила на стол сэкономленные ею от
завтраков и ужинов в разных индийских городах коробочки с дже-
мом, кусочки сахара. Я принесла несколько бананов, Люда — москов-
ские су ха ри ки. Мы рас па ко ва ли ящи чек с ин дий ским ча ем, при ве зен -
ным из Москвы, поставили на стол электрический чайник.
— Да у нас — на сто я щий пир! — ска зал Ва лен тин Сер ге е вич.
Как было приятно, удобно устроившись на диване и в мягких крес-
лах, пить горячий чай, щедро и добротно заваренный по китайской
методе Валентином Сергеевичем, хрустеть ванильными сухариками,
вкушать фруктовый джем и разглядывать причудливые индийские
картинки на его маленьких коробочках! А на пачке “индийского” чая,
про из ве ден но го ка който мос ков ской фа б ри кой, был изо б ра жен
слон. У нас еще ос та лось не сколь ко па чек та ко го чая. Мы эко но ми ли
на ши ру пии: впе ре ди был рейс по ма га зи нам. И чай ный за пас мог бы
нам при го дить ся. Свой чай у ин дий цев сто ил до ро го, а на ши пач ки
можно было обменять на индийские сувениры. Наташа уже приобре-
ла богатый опыт такого обмена, называемого здесь “ченч”.
Мы были довольны нашим ужином в комнате Алеши.
— Давно я такого вкусного чая не пила! — такими словами заверши-
ла На та ша наш пер вый ве чер в “До ме при зра ков”.
43
Глава 3
Исторические беседы и стихи при свече. Явление “Белой дамы”
а следующий день темношоколадные тамилыбои принесли нам
ужин, и мы, на ско ро про гло тив его в кух не, от пра ви лись сно ва
в Але ши ну ком на ту пить чай. За ча ем мы ре ша ли, кто же из нас бу -
дет рассказывать в Москве, в Союзе композиторов, о нашей поездке.
Я сказала, что хочу представлять дипломатическую и концертную
часть нашей программы, а им поручаю рассказ о достопримечатель-
ностях Индии.
Люда и Алеша начали громко вздыхать и настойчиво уверяли, что
им больше идет роль зрителей. Тог да Наташа заявила:
— В кон це кон цов, раз вы та кие лен тяи, я все бе ру на се бя. Я оде -
нусь “в индийском стиле”, бу ду демонстрировать слайды и рассказы-
вать про хра мы, про бо гов Ин дии, про йо гов и фа ки ров.
— И про Ре ри ха не за будь, — ехид но на пом ни ла Лю да, — во про сы
все рав но про не го за да дут.
— А где же я сари достану? И браслеты с колокольчиками и краси-
вый шарф на го ло ву?
— Ког да по едем в Май сур вы сту пать на кон цер те, по до ро ге, на
рын ке, все и ку пишь: не сколь ко ме т ров тка ни для са ри и “бин ди” —
круж ки на лоб, — вы бе решь лю бой.
С этим вопросом разобрались. Наташа подумала, что зря она хва-
с та лась вче ра сво и ми за пи ся ми — не все у нее есть в те т ра ди. Тог да
она попросила у Валентина Сергеевича разрешения посмотреть его
тетрадь с записями, которые он делал на наших экскурсиях. Ревност-
но записывая все, что рассказывали нам гиды, она перед отъездом
в Мадрас, фотографируя мусульманский храм, отошла в сторону и не
слышала объяснений.
— У Вас тут много интересного написано про Акбара Великого! —
Наташа стала читать вслух: — “Завоеватель Индии, внук Бабур_хана, потомок
неистового Та мерлана. Писал стихи, исцелял болезни, укрощал диких зверей.
Присоединил к Империи Великих Моголов многие княжества Индии, проводил по-
литику веротерпимости среди мусульман и индусов. При его дворе было множе-
ство поэтов, музыкантов, ху дожников из Индии и различных стран Востока”.
44
Н
Ког да же вы ус пе ли это все за пи сать? Вы ведь то же хо ди ли во круг
это го хра ма, фо то гра фи ро ва ли и да же один кадр с му суль ма ни ном
сня ли!
Мы вспомнили, как это было: около мечети Наташу стал обхажи-
вать молодой индиецмусульманин. Она, думая, что навязчивый по-
клонник отстанет от нее, если изобразит итальянку, начала громко
разговаривать с нами на итальянском языке. Однако индиец быстро
разгадал ее игру и попросил Валентина Сергеевича сфотографиро-
вать его на па мять вме с те с На та шей.
— Я был в Рос сии, рус ские жен щи ны кра си вы, — по вто рял он на
ломаном русском.
Валентин Сергеевич выполнил его просьбу, щелкнул фотоаппара-
том, и мы быстро пошли за гидом. Мусульманин долго глядел вслед
Наташе и, вздыхая, чтото бормотал.
Люда решила поиздеваться над “русской красавицей”.
— А ты не хо те ла бы по пасть к не му в га рем? “Сча с тье бы ло так воз -
мож но, так близ ко”… Ты бы ла бы стар шей и лю би мой же ной в его га -
реме! Они хорошо обеспечивают своих жен!
— Спасибо за старшую! — Наташа бросила негодующий взгляд на
Лю ду. Но, вспом нив, что Але ша мо жет уви деть ее рас сер жен ное ли -
цо, подарила нам всем улыбку “звезды” и продолжала чтение:
— ”…До Ак ба ра Ве ли ко го бы ли в Ин дии ре ли ги оз ные рас при, а при нем ус -
тановился мир. Тверской купец Афанасий Никитин, побывавший в Индии до Ак-
ба ра Ве ли ко го, пи сал: “а всех вер в Ин дии 84 ве ры…, а ве ра с ве рою ни пьет, ни
ест, ни женятся между собой”. Ак бар в 1572 году провозгласил новую объеди-
нен ную ре ли гию в сво ей им пе рии на ос но ве всех ре ли гий Ин дии. Умер в 1605 го -
ду, и но вая ре ли гия угас ла”.
Наташа высоко оценила падишаха Акбара:
— Хорошо бы современным мусульманам в Ираке или Иране
иметь такого веротерпимого правителя!
— Сверг ли бы! — наше мнение было единодушным.
Наташа перевернула страницу:
— А тут еще чтото ин те рес ное!
Наташа продолжала разглядывать записную книжку.
“Каждая из религий помогала человечеству. Язычество одарило человека
большим светом красоты, возвысило его жизнь, расширило ее пределы, усили-
ло стремление к совершенству; христианство дало ему видение божественной
45
любви и милосердие; буддизм указал ему возвышенный путь к большей му дро-
сти, мягко сердечию, чистоте; иу даизм и ислам — путь религиозной верности
в действии и ревностной преданности Богу; индуизм открыл перед ним и глубо-
чайшие возможности Ду ха.
Ес ли бы все эти ви де ния Бо га мог ли охва тить друг дру га и слить ся друг
с другом, свершилось бы нечто великое; однако присущие каждой вере интел-
лекту альные догмы и эгоизм препятствуют этому”.
— Так я же го во ри ла, — Лю да по ня ла это как под держ ку сво е му ате -
из му, — “дог мы и эго изм” есть в каж дой ве ре!
— Не уже ли это то же гид го во рил? Чтото уж очень ум но!
— Я вы пи сал эту ци та ту еще в Моск ве из кни ги ин дий ско го фи ло -
софа и йога Шри Ау робиндо. Да, умно и проницательно!
Наташа, наконец, от дала записи их владельцу.
— Ва лен тин Сер ге е вич, а у Вас там сти хи на пи са ны про Бен галь -
ский залив. Я поняла, что они Ваши. Почитайте нам, пожалуйста!
Валентин Сергеевич согласился. Однако дамы пожелали, чтобы
для выступления поэта была создана атмосфера индийской экзотики,
потому что стихи повествовали о вечере на берегу Бенгальского зали-
ва в Махабали Пурам (в “Серебряных песках”).
— Алеша, — командовала Наташа, — поставь своего симпатичного
Га не шу с го ло вой сло на на ро яль. Ли за, я по мню, ты еще в Де ли “счен -
чевала” картонную позолоченную статуэтку богини Сарасвати — су-
пруги бога Брахмы, покровительницы науки, искусства и красивой
речи. Принеси ее из своей комнаты!
Я вспомнила, что мы с Валентином Сергеевичем нашли на берегу
Бенгальского залива лунный камень.
— Да, ко неч но, при не си и его. Он нам то же при го дит ся. А этот
подсвечник со свечкой мы сейчас зажжем, бу дем создавать луннорап-
содическое настроение.
Все “режиссерские” указания Наташи были учтены. Индийские су-
вениры уже стояли на своих местах. Статуэтка восседавшей на лото-
се четырехрукой богини Сарасвати с виной — струнным индийским
инструментом, похожим на лютню, стояла в центре рояля рядом с за-
жженной свечой. Слева от нее была поставлена статуэтка слоноголо-
вого Га неши. Справа положен лунный камень.
Люда села за рояль, чтобы создать поэтический музыкальный
фон. По поводу музыки мнения разделились:
46
— “Лун ный свет” Кло да Де бюс си.
— “Лунный вальс” Исаака Дунаевского.
— “Лунная серенада” Глена Миллера.
— Нет, — ска за ла Лю да, — толь ко “Лун ная со на та” Лю дви га ван Бет -
ховена!
Му зы ка за зву ча ла. Мы за тих ли. Све ча на ро я ле раз го ре лась яр ким
пламенем. Алеша потушил свет в комнате.
Валентин Сергеевич начал читать свои стихи.
На берегу Бенгальского залива
Бро ди ли мы, мы— двое рос си ян.
У на ших ног, как не спо кой ный Ши ва,
Бурлил в ночи Индийский океан.
Над головой — кокосовые пальмы,
Поч ти в зе ни те — пол ная лу на.
А из глу бин мор ской пу чи ны даль ней
На ровный брег нака тывалась волна.
И ве т ра песнь под звон эфир ной ли ры,
И хор цикад в объятьях темноты…
И мни лось нам: во всем под лун ном ми ре
Нет ни смер тей, ни бед, ни ни ще ты.
Казалось все чудесным, нереальным.
Бы ла та ночь, как в сказ ке, как во сне.
Индийский океан, кокосовые пальмы
И двое рос си ян — на бре ге при лу не.
Слушая стихи, мы погрузились в воспоминания об этом вечере на
берегу Бенгальского залива в “Серебряных песках”… Прогулка по бе-
ре гу под шум волн, по ис ки ра ку шек в пе с ке и вдруг — не о жи дан ная на -
ходка — лунный камень, голубоватозолотистый, с молочным от ли-
вом, обрамленный кварцевыми вкраплениями, которые блестели,
словно маленькие бриллиантики.
И в тот же ве чер, по сле со би ра ния кра бов на бе ре гу и ужи на, —
танцы под звуки ударных индийских инструментов, а потом сон
в “бунгалах” — деревенских хижинах с соломенной крышей, в крова-
ти под сет кой от мос ки тов…
47
Уди ви тель но! Все, что бы ло пе ред на ми в ком на те в эти ми ну ты,
вместе с музыкой и стихами, создавало чудное романтическое настро-
е ние. А ведь, ка за лось бы, как несов ме с ти мы друг с дру гом бы ли ста -
туэтки индийских богов и богинь, лунный камень, икона Казанской
Божьей Матери на стене в уг лу комнаты, “Лунная соната” немецкого
классика и поэтический эскиз русского физикапоэта! Но все совмес-
тилось, и, наверное, это слияние воедино такого противоположного
можно было бы объяснить, вспомнив стихотворную строку Афанасия
Фета: “То, что вечно, человечно”.
Стихи и музыка отзвучали.
— “Остановись мгновение, ты прекрасно!” — продекламировала
Наташа. Зажигать свет не хотелось.
— Спасибо, Валентин Сергеевич! Благодаря вашим стихам мы ис-
пытали необыкновенные поэтические чувства. Но я всетаки зажгу
свет. Мне хо чет ся коечто вам по ка зать. — Але ша взял с эта жер ки кни -
гу. — Мне попалась редкостная книга. Про путешествия в Индию рус-
ской писательницы со странной фамилией “РаддаБай”. Так умно на-
писано, живо, тонко, остроумно, красочно! И фотографии удиви-
тельные, а по содержанию — словно энциклопедия. Как дополнение к
нашим экскурсиям.
Мы взяли из рук Алеши книгу таинственной РаддыБай… Пейзажи
Индии, буддийские, мусульманские, индуистские храмы. Сцены на-
родной жизни, знакомые и спутники автора — индусы.
— Смотрите, — сказал Алеша, — хижины стоят среди высоченных
кокосовых пальм на берегу реки. А крыши у домиков соломенные, как
у наших бунгало.
Наташа увидела в книге изображение индуса невероятной красо-
ты, с длинными волосами, бородой, в белом тюрбане. Его огромные
глаза прожигали нас насквозь.
Я отодвинулась от книги:
— Не мо гу гля деть на не го. Он со жжет ме ня сво ей вну т рен ней
энергией. Это — сверхчеловек какойто.
— Да, со гла сил ся Але ша, — вы пра вы. Тут на пи са но: “один из Ве ли -
ких учителей (Махатма)”.
Я была огорчена, что книга издана на анг лийском языке. Мне так
за хо те лось ее про честь. Но вряд ли я най ду ее в Моск ве на рус ском
язы ке. Та кое ста рое из да ние — 1883 го да, да еще ро та принт ное. Я ска -
48
зала, _______что анг лийский язык для меня недоступен и, наверное, книга
эта — то же. На та ша уви де ла мое огор че ние и на блю да ла за тем, как
Але ша встал изза сто ла и опять сел воз ле эта жер ки для то го, что бы
снова погрузиться в чтение. Тог да она решила воспользоваться случа-
ем, привлечь к себе его внимание. И обрушила свое возмущение на…
анг лийский язык.
— Да что же это про ис хо дит в Ин дии? Они все с ума, что ли, по схо -
дили? Боролисьборолись за освобождение от анг личан, а ког да осво-
бодились… Анг личане торчат у них на каждом шагу!!! Кругом звучит
ан г лий ская речь, и поч ти все кни ги в этом до ме на ан г лий ском язы ке!
До че го же я не люб лю ан г лий ский язык, ла ю щий ка който! То ли де -
ло — итальянский!
Чтобы успокоить Наташу, я напомнила всем, что в сту денческие го-
ды она славилась в Институте имени Гнесиных своим блестящим зна-
нием истории итальянского “bel canto” (“прекрасного пения”) и италь-
янского языка. Те перь уже, как легенду, рассказывают, что знаменитой
солистке Миланского театра “La Scala” Мирелле Френи, которая посе-
тила музыкальный институт во время своих гастролей в Москве, педа-
гоги демонстрировали вокальные успехи талант ливой сту дентки Ната-
льи Солнечной и ее безупречное итальянское произношение.
Но, после моей комплиментарной фразы, Наташа, вместо того,
чтобы успокоиться, вошла в творческий экстаз. Гордо выпрямив-
шись, она вста ла изза сто ла и гром ко, звуч но, на ве ли ко леп ном во -
кальном дыхании, спела итальянскую фразу из арии Алессандро
Скарлатти, театрально простирая руки к Алеше, устремив на него
долгий, страстный взгляд.
В пе ре во де на рус ский язык это зву ча ло так:
Очи, вы ко мне же с то ки,
Глухи вы к моим страданьям,
Серд це мне ско вал ваш лед.
Ах, нет сил сно сить тер за нья.
О, ког да же смерть при дет?
Бедный Алеша от неожиданности уронил на пол книгу и, совер-
шенно ошеломленный этим страстным “психическим нападением”,
мол ча гля дел на нее.
49
Люда поняла, что Наташа “перебрала” в эмоциях и, чтобы сгла-
дить эту недвусмысленную ситуацию, вскочила с дивана и бросилась
к роялю. Заиграла на полном “фортефортиссимо”, то есть во всю си-
лу своих рук и ног, причудливый, гротескный, уг ловатый, “Марш Чер-
но мо ра” из опе ры М. И. Глин ки “Рус лан и Люд ми ла”.
И тут произошло нечто непредвиденное… Дверь распахнулась,
и в кабинет вошла незнакомая женщина средних лет.
— Как приятно услышать музыку своего соотечественника, да еще
в прекрасном исполнении русской пианистки!
На ней бы ло на де то длин ное до по ла, по хо жее на ноч ную ру баш ку
белое платье, от деланное у воротника кружевами. Свет локаштано-
вые, чуть вьющиеся волосы были собраны в пучок на затылке. Круг-
лые, большие синие глаза смотрели, не мигая, на фортепиано. Жен-
щина подошла к роялю и встала возле Люды. Люда повернулась к не-
знакомке и замерла в напряженном ожидании.
— Разрешите, — сказала “Белая дама”, — я тоже попробую сыграть
этот марш.
Люда встала. Женщина села за рояль и повторила начало марша,
прибавив свою вариацию.
— Ах, сто лет не иг ра ла я на фор те пь я но! — по вер ну лась к нам. —
Я ра да всем, кто гос тит в этом до ме. Про хо дя ми мо, я ус лы ша ла му зы -
ку и ре ши ла за гля нуть к вам, — она улыб ну лась и, гля дя ку дато вверх,
слов но не же лая ви деть на шей ре ак ции на свои сло ва, ска за ла: — Ме -
ня зовут Елена Петровна Блаватская.
Она подошла к этажерке.
— Вас ин те ре су ет, кто та кая Рад даБай? Это — я. Та кой псев до ним
я придумала себе и издавала по этим именем книги о своих путешест-
ви ях по Ин дии. В то вре мя эти кни ги мне уда лось из дать толь ко на ан -
г лийском языке. Позже появились издания и на русском. Ваш инте-
рес к этой кни ге мне по ня тен — она за слу жи ва ет это го. Я рас ска жу
вам о некоторых своих путешествиях.
“Бе лая да ма” взя ла кни гу с эта жер ки и по ло жи ла ее на ро яль.
— Только сначала скажите мне: вы встречали факиров с флейтами
и зме я ми на ули цах Ин дии?
Ус лышав утвердительный ответ, она продолжала:
— Вы думаете, что они — нищие, которые зарабатывают деньги та-
ким странным ремеслом? Нет, они настоящие маги, и искусство их
связано с религией индуизма и традициями Индии.
50
51
Дверь распахнулась, и в кабинет вошла незнакомая женщина средних лет.
Вы зна е те, что шею ин ду ист ско го бо га Ши вы об ви ва ет змея? А змея в Ин -
дии — божественное животное. В конце июля тут совершается празднество На-
га — бо га змей. На всех пло ща дях и ули цах в этот день при го тов ля ют ся со су ды
с молоком, и факиры сотнями приносят змей во все города и деревни. Змей_бо-
гов откармливают молоком, и европейцы боятся в этот день выходить из домов.
А во время одного из моих пу тешествий у нас было такое приключение:
...Как только караван верблюдов остановился, один молодой человек из
группы пу тешественников стал развлекать нас игрой на флейте. Он на чал иг-
рать, и вдруг по слы шал ся лег кий ше лест. И му зы кант уви дел у сво их ног ог ром -
ную змею. Змея эта с под ня той го ло вой при сталь но гля де ла на не го и мед лен -
но, как бы бессознательно ползла, раска чивая свое тело в ритме музыки, следя
за каждым движением музыканта. Затем показалась вторая змея, затем третья,
четвертая… их все прибавлялось, и мы, таким образом, оказались в избранном
обществе. Неко торые ту ристы в испуге забрались на своих верблюдов. Но пани-
ка бы ла на прас ной: ис кус ные ча ро деи из дру гой груп пы — ара бы (их бы ло трое)
на ча ли петь, и вско ре они все ока за лись по кры ты ми зме я ми с ног до го ло вы.
Эти змеи как бы оцепеневали, погружаясь в глубокий сон с полуоткрытыми гла-
зами. Осталась непокорной только одна большая змея с блестящей ко жей. Она
продолжала грациозно кланяться и раска чиваться, как если бы всю жизнь тан-
цевала на своем хвосте. Она словно не хотела под чиняться арабским чарам, все
тан це ва ла в рит ме му зы ки флей ти с та, ко то рый вна ча ле дол го иг рал, но, в кон це
кон цов, не вы дер жал и сбе жал… Тог да один за кли на тель змей — ин дус из на -
шей группы вынул из сумки полузавядший росток како го_то растения, вроде мя-
ты, и по ве ял рост ком пе ред зме ей. Змея, про дол жая сто ять на сво ем хво с те,
приблизилась к растению. И через несколько секунд змея обвилась вокруг руки
чародея и застыла…
“Белая дама” закончила свой рассказ у рояля и поклонилась нам,
как артистка на сцене:
— Спа си бо за вни ма ние. Я при ду к вам за в т ра в это же вре мя. — За -
тем она сосредоточенно осмотрела предметы, стоящие на рояле,
и взя ла в ру ки лун ный ка мень. — Этот ка мень ред кий, он хо ро шо от -
шлифован морем. Он красив и необычно обрамлен вкраплениями
горного хрусталя. В нем есть нечто загадочное и таинственное. Но,
по индийским поверьям, лунный камень связан с богом луны — Чанд-
рой. А у Чан д ры — весь ма слож ные от но ше ния с бо гом Га не шей — сы -
ном бога Шивы и его супруги Парвати. Бог Га неша контролирует пре-
пятствия и их преодоление. Возможно, что ваши трудности бу дут уст-
ра не ны. Но не в Ин дии, а у вас в Рос сии, на ва шей род ной зем ле.
52
А лунный камень снимает напряжение и приносит удачу. Но только
в новолуние. Сейчас — полнолуние. Советую вам убрать отсюда Га не-
шу. Не стоит находиться ему возле лунного камня. Свет луны не дол-
жен в эту не де лю по па дать на ваш ка мень — он мо жет уси лить его не -
га тив ное вли я ние. Пусть мой ви зит бу дет един ст вен ной не о жи дан но -
с тью для вас в этом до ме.
“Белая дама” положила лунный камень на рояль и “пролетела” ми-
мо нас в от кры тую дверь.
Люда, стоявшая возле рояля, первая вышла из своего гипнотичес-
кого оцепенения и пробормотала:
— Это го не мо жет быть, по то му что не мо жет быть ни ког да!
Наташа, сидевшая в кресле, шептала:
— Господи, помилуй!
Алеша, стоявший у двери, крикнул:
— Это — при зрак! — И за чемто бро сил ся в ко ри дор.
Я, вспом нив рас сказ Але ши о при зра ках, вце пи лась в спин ку сту -
ла, меня пошатывало…
Валентин Сергеевич резко встал со стула.
— Да что вы так пе ре пу га лись? На вер ное, это — хо зяй ка до ма, она
пришла посмотреть. кто здесь остановился. Бывают же совпадения
в именах и фамилиях, а рассказ “Белой дамы” был великолепен! Если
вы бо и тесь, то в ко ри до ре есть те ле фон. Я ви дел его на сто ли ке воз -
ле зер ка ла. Там есть бук лет “Ашок — НьюДе ли”, и в нем — те ле фо ны
турагенства, полиции, муниципалитета. Я могу позвонить и сооб-
щить о происшествии, попросить полицию приехать к нам и обыс-
кать дом.
На ко нец я при шла в се бя:
— На ка ком же язы ке ты бу дешь с ни ми раз го ва ри вать? Ты же зна -
ешь толь ко рус ский! Ни ку да не на до зво нить! Ко неч но, это — хо зяй ка
дома. Немного странная женщина, вроде сказочницы Шехерезады.
Пу с кай она при хо дит к нам, не за чем нам ее бо ять ся! А фа ми лию мы,
наверное, не расслышали. Нам, вероятно, показалось, что эта “Белая
дама” — Блаватская.
Алеша вернулся из коридора.
— Там ни ко го нет. Дверь на ули цу за пер та, я сам за пи рал ее из ну т -
ри на шим клю чом. Дверь на вто ром эта же — на зам ке.
— Это — хозяйка дома, — успокоившись, сказала Наташа, — она за-
шла, чтобы познакомиться с нами. Спокойной ночи!
И мы ра зо шлись по сво им ком на там.
53
Глава 4
Такур из Раджистана. Музыка белого лотоса. Лунные видения
ы ус по ко и ли се бя вер си ей, что на ша гос тья — не при зрак, а ре -
альная, хотя и немного странная женщина; однако ждали ее но-
вого появления с некоторой тревогой.
После традиционного вечернего чаепития в комнате Алеши Ва-
лен тин Сер ге е вич чи тал нам свои но вые сти хи об Ин дии.
ИНДИЯ
Твой “фэйс” — мно го ли кий,
Са ма ты — кон траст:
Смесь вер и ре ли гий,
Сословий и каст.
Блеск, храмов убранство,
Дворцов красота,
И роскошь богатства,
И грязь, ни ще та.
Ты многонародна,
Та кой создалась, —
Коктейль разнородный
Из на ций и рас.
В стране той контрастной
Чтут вся ких бо гов,
Чтут их ипостасей,
И змей, и быч ков.
Их тысяча дюжин?
То го не уз нать.
Компьютер там нужен,
Чтоб их со счи тать.
54
М
Другой его стихотворный эскиз был тоже размышлением об Ин-
дии, в стиле Федора Ивановича Тютчева.
Она веками может ждать,
Ког да при дет к ней бла го дать,
Терпеть, молиться, просто верить.
Ее, как Русь, нам не по нять,
Аршином нашим не измерить.
На последней строке стихотворения дверь отворилась, и в нее во-
шла “Бе лая да ма” (так мы те перь ее на зы ва ли) — Еле на Пе т ров на.
— Прекрасно! Глубоко и правдиво! Я всегда, слушая стихи класси-
ков, думаю: какая могучая сила заключена в слове, подкрепленном
прозорливой и свет лой мыслью!
Она села у рояля и продолжала:
— О, Ин дия! Вол шеб ная стра на меч ты и грез! Ин дию я люб лю
боль ше всех стран ми ра. Но я — рус ская. Увы! Я при зна на на За па де
и в Ин дии; и толь ко в Рос сии мое имя ок ру же но тай ной и кле ве той.
Меня пытались вычеркнуть из истории ее куль туры. Но поверь те
мне, придет время, и мои психические феномены бу дут изучать рус-
ские ученые, а мои философские тру ды станут основой многих дис-
сертаций мира. И люди поймут, наконец, что я всегда любила Россию
и по чи та ла Ии су са Хри с та. А ког да я слы шу рус скую речь, я не мо гу ос -
таваться равнодушной. Тог да я спускаюсь из моей обители и беседую
со своими соотечественниками.
— Из оби те ли? — На та ша ос ме ле ла и ре ши ла, что сей часто она
ра зоб ла чит “са мо зван ку”. — Со вто ро го эта жа? Ведь там — ва ша оби -
тель?
Гостья ответила с невозмутимым спокойствием:
— Нет, моя оби тель го раз до вы ше. Там! — И она под ня ла гла за к
не бу.
Ожидая от Наташи какойнибудь новой дерзкой выходки, я реши-
ла, что надо перевести разговор на другую тему.
— Еле на Пе т ров на, то, что вы рас ска зы ва ли вче ра, нам очень по -
нравилось, вы можете вспомнить чтонибудь еще из ваших путешест-
вий по Ин дии?
— С удо воль ст ви ем. — Она по до шла к эта жер ке и взя ла свою кни гу
“Из пещер и дебрей Индостана”. — Я расскажу вам одну невероятную
55
историю, без которой Индия останется для вас только страной внеш-
ней тропической экзотики… Нет, вы должны понять, что приехали
в страну высокой древней куль туры и духовной му дрости! Вы знаете,
что индусы верят в божественное значение Слова и Словом могут
творить чу деса? Так слушайте!
…В од ном из пу те ше ст вий по Ин дии нас со про вож дал Гу лаб Лалл_Синг —
гро мад но го рос та не о бык но вен ной кра со ты ин дус, с ог ром ны ми, из лу ча ю щи -
ми свет и си лу го ря щи ми гла за ми. Он был та кур и радж пут — не за ви си мый
вла де тель ный князь из про вин ции Ра д жи с та на, и при над ле жал к ка с те во и -
нов_“кша т ри ев”. О нем хо ди ли слу хи, что он при над ле жит к сек те ра д жи_йо -
гов, по свя щен ных в та ин ст ва ма гии, ал хи мии и дру гих со кро вен ных на ук Ин -
дии. Гор дых, не за ви си мых та ку ров ин ду сы на зы ва ют “по том ка ми солн ца”. Ан -
г ли ча не бо я лись их: ведь толь ко им, и бо лее ни ко му, в Ин дии раз ре ше но бы -
ло но сить ору жие.
Та кур приехал, чтобы охранять нас, со слугами и щитоносцами. Мы, после
посещения ярмарки, спали, как убитые, на “вихаре” — веранде старого храма.
Храм висел над пропастью. На ступеньках вихары сидели двое слуг Гу лаб Синга
с ко пь я ми и щи та ми из ко жи но со ро га. Не спал и сам та кур. Он си дел, скре с тив
ноги на краю пропасти, на одной из высеченных в скале скамеек, обвив обеими
руками ко лени и вперив глаза в серебристую даль.
…Вдруг что_то за хру с те ло в двух ша гах от сту пе нек, и длин ный чер ный си -
лу эт не то со ба ки, не то ди кой кош ки яс но очер тил ся на свет лом фо не не ба. Жи -
вотное стояло на краю обрыва боком, и высокий, трубою, хвост, то поднимался,
то опускался в возду хе.
Слуги такура быстро, но неслышно встали, ожидая приказания господина.
Да где же сам Гу лаб Синг? На ме с те, где за ми ну ту до то го он так не по движ -
но си дел, ни ко го не бы ло…
Страшный продолжительный рев ог лушил меня. Господи! Это — тигр!
Захрустели деревья, и словно что_то тяжелое полетело в пропасть. Все
мгновенно вско чили, мужчины схватились за ружья и револьверы.
— Что с ва ми? — раз дал ся спо кой ный го лос Гу лаб Син га со ска мьи, где он
сно ва си дел как ни в чем не бы ва ло. — Что это вас всех ис пу га ло?
— Тигр, — за кри ча ли все, — ведь это был тигр?
— Тигр или что дру гое, те перь это для нас очень ма ло зна чит. Что бы оно ни
бы ло, те перь оно ле жит на дне про па с ти, — от ве чал, зе вая, радж пут.
Наша анг личанка истерически рыдала от страха:
— И почему правительство не уничтожит этих ужасных тварей!
56
— Ве ро ят но по то му, — ска зал Гу лаб Синг, — что на ши по ве ли те ли — ан -
г ли ча не — при бе ре га ют по рох для нас са мих, де лая нам честь счи тать нас
опас нее ти г ров.
На следующий день на вихаре появился махратский брамин, наш приятель.
Он ска зал нам, что кло чок шер сти ти г ра, уби то го не пу лей или ка ким_ни будь хо -
лодным оружием, а словом, считается самым верным талисманом против напа-
дения тигров. Отшельники_йоги и саддху не убивают их, считая убиение тигра
и ко бры грехом, а просто отстраняют от себя этих зверей.
Есть только одно братство в Индии, члены ко торого обладают всеми секре-
та ми, и для ко то рых нет в при ро де тайн.
Тигр был убит словом, а не пу лей Гу ла ба Лалл_Син га.
Брамин сказал, обращаясь к такуру:
— Гу лаб Лалл_Синг, ты — радж_йог! И я те бе кла ня юсь!
Гордый махратский брамин присоединил дело к слову и простерся перед та-
ку ром на зем лю.
57
Рассказ произвел на нас сильное впечат ление:
— У ме ня до сих пор му раш ки по спи не бе га ют, — про бор мо та ла
Люда.
— “Se non e vero, e ben trovato”, — съязвила Наташа фразой из “Пико-
вой дамы” П. И. Чайковского.
— “Верится с тру дом, но хорошо рассказано”, — тотчас перевела эту
фразу с итальянского Елена Петровна. — Напрасно не верите, это — чи-
стая правда!
Я выбрала удобный момент паузы и попросила гостью объяснить,
что означают слова из “БхагавадГи ты”: “Тот, кто родился, обязатель-
но умрет и после смерти обязательно вновь родится”.
Елена Петровна стала объяснить:
— Ин ду сы ве рят, что по сле смер ти лю ди жи вут на не бе. А ког да
им бу дет по ло же но, спу с тят ся на зем лю в но вом те ле, то есть “ре ин -
кар ни ру ют”. И че ло век мо жет не сколь ко раз по сле смер ти пе ре хо -
дить в но вые те ла. А ду ши лю дей, со вер шив ших дур ные по ступ ки,
не смо гут за но во во пло тить ся. Не во пло щен ные, они бу дут хо дить
по зем ле и ис кать, ку да бы им вой ти, в ка кое те ло? Они со глас ны да -
же во пло тить ся в со ба ку, ти г ра, яс тре ба. По край ней ме ре во чтото
ма те ри аль ное. А тот, чья ду ша пре одо ле ла зем ные же ла ния, очи с -
ти лась, ста нет на не бе свет лым ду хом. И, ес ли за хо чет, бу дет по мо -
гать лю дям здесь, на зем ле. Я бы ла зна ко ма с та ки ми Свет лы ми Ду -
ша ми, ко то рые вер ну лись на зем лю и по мо га ли лю дям. Они об ла да -
ли фе но ме наль ны ми ми с ти че с ки ми спо соб но с тя ми. Гу лаб
ЛаллСинг был од ним из та ких Ве ли ких душ. Ве ли кие Учи те ля —
Ма хат мы от кры ли мне тай ны древ них зна ний Вос то ка. Я ра да, что
вы ин те ре су е тесь ин дий ской куль ту рой. Ведь “Бха га вадГи ту” на зы -
ва ют “ин дий ским Еван ге ли ем”. В ней мно го до б ра и люб ви. “Ги ту”
счи та ют и ве ли чай шим ху до же ст вен ным про из ве де ни ем ми ро вой
куль ту ры, а не толь ко ре ли ги оз ным трак та том. Она — “Песнь Гос по -
да”, она — как по эма.
— А! Зна чит, я бы ла пра ва! — Лю да ре ши ла, что на стал мо мент вы -
разить протест против подавления нами ее личности. — Это ху доже-
ственное произведение! А вы… — она обратилась с гневным лицом
к нам, — за пре ти ли мне со чи нять му зы ку на ее текст!
Люда, повидимому, решила войти в доверительные отношения
с “ДамойПризраком”. Она решительно направилась к ней и загово-
рила с внутренним напряжением:
58
— Еле на Пе т ров на! Они все — пра во слав ные, и ни в ка кую ва шу
“ре ин кар на цию” не ве рят. Зря вы все это им разъ яс ня ли! И они вас
боятся. А мне вы нравитесь. Вы много знаете и рассказываете об ин-
те рес ных ве щах. Но од но го я ни как не мо гу по нять: вы — дей ст ви тель -
но, призрак, дух? Скажите честно!
Люда пристально глядела ей в глаза, желая заставить ее подчи-
нить ся сво ей во ле. (Мы на та кое не ре ши лись бы…).
Но “Бе лая да ма” и “гла зом не морг ну ла”. Она от ве ти ла Лю де то же
долгим и пристальным взглядом, а потом вышла на середину комна-
ты, под ня ла ру ки к не бу и из рек ла:
— Я — дух. Я — Свет лый дух. Мое нис хож де ние к вам — по ка лишь
временная материализация. Цените каждую минуту, проведенную со
мной. Сей час вы уз на е те коечто и о се бе.
После этих слов она направилась к Алеше, сидевшему возле эта-
жерки, и плавно провела рукой перед его лицом слева направо.
— У вас — редкостная для русских мужчин фиолетовозолотистая
аура. Вы обладаете необычными психическими способностями, и ва-
ша сердечная чакра — “Анахата” — открыта добру. Сердечный энерге-
ти че с кий центр свя зан со зву ком, ибо “Ана ха та” — это имя, дан ное
внутреннему звучанию. Вам может быть доступно общение с “тонки-
ми планами”. Но открытость ваших нервных центров таит опас-
ность, ибо вы не уме е те ими уп рав лять.
Оставив Алешу в недоумении, она подошла к Люде.
— Вы — силь ная жен щи на. Но бе ре ги те свою энер гию, по те ря
энергии может стать для вас невозместимой. Не отвлекайтесь на ме-
лочи.
Валентин Сергеевич получил у нее самую высокую оценку.
— Вы — гар мо нич ный че ло век. За ва шим ле вым пле чом я ви жу
зо ло ти с тую ау ру, ее очер та ния ухо дят в выс шие не бес ные пла ны.
Вы — че ло век по дви га и жерт вы. Но, ох ра няя дру гих, не за бы вай те
о се бе.
Я по лу чи ла от нее не о жи дан ную пси хо ло ги че с кую ха рак те ри с -
ти ку:
— Вы наделены даром сопереживания и целительскими способнос-
тя ми. Ва ши твор че с кие си лы под дер жи ва ют ду хов ная энер гия
и эфир ное по ле. Ваш ин ту и тив ный центр — лоб ная ча к ра — “Адж на” —
имеет перспективу развития. Но не забывайте о земном притяжении:
слиш ком ото рвав шись от зем ли, мож но упасть и раз бить ся!
59
Наташа уже думала, что “пророчица” обойдет ее стороной. Нет,
Еле на Пе т ров на, дож дав шись апо гея на ше го вни ма ния, по до шла
к Наташе, сидевшей у края стола, и провела рукой линию сверху вниз
от ее лба до ко ле ней.
Та сидела, словно загипнотизированная, с широко раскрытыми
немигающими глазами и открытым ртом, как неподвижная статуя.
Елена Петровна продолжала:
— Вашу горловую чакру — “Вишудху” питает “Свадистхана”. Если ее
энергетическая подпитка иссякнет, Вишудха бу дет ослаблена. Вы
должны гармонизировать все ваши чакры и ввести их в одинаковую
частоту вибраций. Только в этом случае ваш голос надолго сохранит-
ся и бу дет об ла дать бо га тым тем б ром. Но по мни те, есть еще и седь -
мая чакра — “Сахасрара”. Она связывает человека с небом. А что каса-
ется реинкарнации, то, если бы ваши соотечественники вдруг пове-
ри ли в нее сей час, им бы это не по мог ло. Рос сию с 1917 го да за ста ви -
ли жить без Бо га. Те перь у вас не так уже мно го лю дей, ко то рые ве рят
в Небеса и свет лое бу дущее. Слишком сильно озабочены вы настоя-
щим, “со би ра ни ем со кро вищ на зем ле”! А у Рос сии — сов сем дру гое
предназначение: стать Святой Русью и быть для всего мира образом
добра, милосердия и духовной красоты.
Елена Петровна с пафосом завершила свою речь, обратившись
к образам индийских мифов.
— Великая Божественная мать — супруга бога Шивы — Парвати, не-
довольная предсказаниями астрологов, заявила, что их ясновидения
бу дут сбываться только наполовину. Но даже если “наполовину” сбу дет-
ся все то, что я ска за ла, вам сле ду ет при слу шать ся к мо им со ве там!
Ког да за Белой дамой закрылась дверь, Наташа с возмущением за-
говорила:
— Временная материализация! Свет лый дух! Эдакая она “пророчи-
ца”! Какая наглость! Это у менято горловая чакра поддерживается
“Свадистханой"! А вы знаете, что такое Свадистхана? Сексуальный
энер ге ти че с кий центр! Как вам это нра вит ся? И я, ви ди те ли, долж на
заниматься гармонизацией всех своих чакр! Я, с моей вокальной шко-
лой итальянского “bel canto”! Нет, я боль ше не мо гу тер петь эту са мо -
зван ку! Я знаю, как ее ра зоб ла чить!
Ее методика разоблачения была такова: если Белая дама — дух, то
рука, которой Наташа до нее дотронется, “провалится”, ведь у при-
зра ка нет те ла.
60
Валентин Сергеевич включился в разговор:
— Вы хо ти те ска зать, что дух — это чтото вро де го ло грам мы? Объ -
емное, но мнимое изображение предмета, которое делают с помо-
щью ла зе ра? Его мож но ви деть, но ощу тить нель зя.
— Но не мог ла же она сама себе сделать такое голографическое
изображение!! Вот я и проверю, ког да она придет в следующий раз.
Я по про бую взять ее за ру ку. Ин те рес но, мни мым бу дет ее те ло или
на сто я щим? По сле это го вряд ли она смо жет нас ду ра чить.
Наташа была очень довольна своей выдумкой.
Мы уже со би ра лись по про щать ся на ночь, но Але ша ска зал, что се -
годня — день рождения Элины. Он предложил послушать музыку в ее
исполнении, записанную на диске. Взял с письменного стола проиг-
ры ва тель и до стал три дис ка Эли ны.
— Вот, смо т ри те, этот диск Эли на ус пе ла про слу шать еще при жиз -
ни и бы ла очень до воль на за пи сью.
Мы ста ли раз гля ды вать диск: на свет локо рич не вом, чуть зо ло ти с -
том фоне мы увидели прекрасное женское лицо с точеным профи-
лем, с гладко зачесанными назад темными волосами.
— Ка кая кра са ви ца! Слов но вос точ ная вол шеб ни ца или ша хи ня из
персидских миниатюр! — Люда, не отрываясь, смотрела на портрет
Эли ны на дис ке.
Але ша рас ска зал нам, что ког да они с Эли ной го то ви ли к за пи си
пьесу для скрипки и фортепьяно — “В стране Лотоса” анг лийского
композитора и пианиста Сирила Скотта (1879–1970), то почувствова-
ли: наверное, он жил в Индии и проникся ее мистическим духом. Тог-
да Алеша стал искать в библиотеках сведения о композиторе.
Поч ти все ему при шлось пе ре во дить с ан г лий ско го. Ока за лось,
что Си рил Скотт был че ло ве ком не за уряд ным и при об щен ным
к ин дий ской эзо те ри ке. Сво им ду хов ным учи те лем он на зы ва ет ве -
ли ко го ин ду са Ку та Ху ме, Учи те ля му д ро с ти, “Ма хат му”, вла де ю ще -
го тай ны ми зна ни я ми древ не го Вос то ка (уж не этот ли Ма хат ма гля -
дел на нас со стра ни цы та ин ст вен ной Рад дыБай и уди вил нас кра -
со той и ог нен ным взгля дом?). По по ру че нию сво е го ду хов но го Учи -
те ля Скотт стал пи сать фи ло соф ские ста тьи и кни ги, в ко то рых
рас кры вал ду хов ное воз дей ст вие му зы ки и да же ее ко с ми че с кое
зна че ние. Он под пи сы вал свои ста тьи и кни ги без име ни — а толь -
ко “Уче ник”. Он на пи сал кни гу “Ра ци о наль ное и ир ра ци о наль ное
в ме ди ци не” и со чи нял пье сы на рус ские те мы (“Рус ская яр мар ка”,
61
“Рус ская сю и та” для фор те пь я но) — вот ка кое раз но об ра зие ин те ре -
сов бы ло у не го!
В книге “Музыка и ее тайное влияние в течение веков” он доказы-
вает, как музыка великих классиков может благотворно воздейство-
вать на людей, на страны, нации, как облагораживает нравы и чувст-
ва, развивает интеллект, погружает в высокое состояние сознания,
направляет людей к высшему идеалу. Он приводит доказательства,
как под воздействием духовной музыки (священных гимнов, молитв)
человек начинает чувствовать свою связь с Богом.
— Послушайте, — сказал Алеша, — какие замечательные слова Си-
рил Скотт ска зал о му зы ке: “Ме ло дия — есть воз зва ние лю дей к Бо гу,
а гар мо ния — от вет Бо га лю дям”.
Алеша осторожно поставил диск с пьесой “В стране Лотоса”, и мы
приготовились слушать музыку.
Та инственная мелодия скрипки в высоком регистре… Ритмич-
ный, словно гипнотизирующий аккомпанемент фортепьяно. Кажет-
ся, что возникает перед нами какоето неторопливое священное дей-
ство древней Индии. В музыке слышится то созерцание, то затаенная
страсть, переходящая в экстаз, то зачарованный танец с погружени-
ем в сферы мистического транса. И в конце — словно устремление
в вышину — полет и трепетание крыльев белой птицы над водами свя-
щенной индийской реки — Ганга, с ее символами духа — белоснежны-
ми лотосами, расцветающими под лучами солнца.
Какая “пряная” музыка, какие прихот ливые, будто кружевные мело-
дии! То — чувственная страстность и религиозный экстаз, то ослепи-
тельность звуковых красок и суровая отрешенность от всего земного.
Как это уди ви тель но и пре крас но, что мы сей час на хо дим ся
в “Стра не ло то са”, с ее двор ца ми и хра ма ми, паль ма ми и оке а ном, с ее
миром древних религий и философией, с ее жрецами, йогами, факи-
рами… С ее павлинами, крокодилами, змеями, обезьянами, слона-
ми… Невиданными растениями и цветами, и лотосом, слитым с при-
родой, мифами и высокой духовностью! У меня возникло мистичес-
кое чув ст во, что Эли на сей час с на ми, что она сто ит воз ле ро я ля и пе -
редает, играя на своей дивной скрипке, наши впечат ления от экзоти-
ческих чу дес Индии.
С какой же чарующей страстной силой воплотилась в искусстве
артистки таинственная “прана”, как называют индусы “Божествен-
ную” энер гию!
62
Наконец мы очнулись от волшебства музыки и чар ее исполнения.
Валентин Сергеевич сказал:
— Эли на Штерн, как да ле кая звез да, уже по гас ла, а свет ее ис кус ст -
ва при шел к нам. И мы ви дим ее го лу бое си я ние и ис пы ты ва ем не по -
вторимые чувства радости…
Алеша признался, что разучил несколько пьес из репертуара Эли-
ны и какни будь сы г ра ет их нам.
— Ты иг ра ешь на скрип ке Эли ны? — спро си ла На та ша.
— Я иг раю толь ко на ней. Она для ме ня — жи вое су ще ст во. Мы
с Людмилой Семеновной уже начали репетировать.
— У Алеши все прекрасно получается, — подтвердила Людмила, —
скоро и выступать можно.
— Спа си бо, но на до еще по ра бо тать.— Але ша удов ле тво ре но
вздох нул, — за в т ра у нас ге не раль ная ре пе ти ция, на до рань ше лечь
спать.
Око ло трех ча сов но чи, ког да все уже мир но спа ли, раз дал ся стук
в дверь нашей комнаты. Валентин Сергеевич подошел к двери. Мы ус-
лышали взволнованный голос Наташи:
— Извините за беспокойство, но случилось чтото неладное с Але-
шей. Моя комната расположена рядом с его кабинетом. Я слышу там
какието разговоры. Алеша с кемто разговаривает.
Мы вошли в ее комнату и прислушались к звукам, которые доноси-
лись изза сте ны. Але ша ко гото звал.
На та ша чуть ли не пла ча шеп та ла:
— Он го во рит с Еле ной Пе т ров ной. Она при шла к не му но чью. Вы
слышите, Алеша говорит: “Елена, Елена, не уходи!” — он влюбился
в нее. Они объясняются.
Мы вы шли в ко ри дор и по до шли к Але ши ной ком на те. Дверь бы -
ла наполовину раскрыта.
— Вот видите, Елена Петровна открыла дверь.
— На та ша, ты не пра ва. Дверь мог ла рас крыть ся от ве т ра, ведь Але -
ша спит с открытым окном, — успокаивал ее Валентин Сергеевич.
Я заглянула в растворенную дверь. Алеша стоял посреди комнаты
лицом к окну. На карнизе открытого окна колыхалась серебристобе-
лая кружевная занавеска, озаренная лунным светом. Световое пятно
бы ло и на сту ле воз ле ок на, где ви се ла его бе лая ру баш ка.
На стой чи во об ра ща ясь к ос вя щен но му лу ной сту лу, Але ша при -
зы вал:
63
64
— Эли на, Эли на! Не ухо ди! Я ви жу те бя , ты сколь зишь за ок ном…
— Эли на, Эли на! Не ухо ди! Я ви жу те бя , ты сколь зишь за ок ном…
Но почему у тебя четыре руки, как у богини Сарасвати? Твои руки
словно крылья… Те перь у тебя четыре крыла… ты растворяешься
в лун ном си я нии, сли ва ешь ся с ним! Но за чем ты уле та ешь?
Я отошла от двери и успокоила Наташу:
— Ему привиделась его жена, Элина. У очень нервных, экзаль тиро-
ванных людей бывают такие душевные состояния в полнолуние: то
ли сон, то ли явь.
— Он — лу на тик?
— Не ду маю. Но се го дня мы го во ри ли о ней, слу ша ли ее иг ру.
Вот на не го и на шло та кое на важ де ние. На до вы ве с ти его из это го
со сто я ния.
— Хлоп нуть две рью?
— Нет, он может пробу диться и упасть. Попробуем тихонько по-
сту чать в дверь.
Наташа тихо постучала…
Алеша услышал звук и повернулся к двери. Открыл глаза, увидел,
что сто ит по сре ди ком на ты. Мед лен но по шел к ди ва ну и лег на не го,
натянул на себя простыню…
Мы немного постояли молча, потом прикрыли дверь.
— Дай Бог, что бы он вы спал ся и за в т ра при шел в се бя. Ведь по сле
обеда бу дет репетиция в Колледже. Ут ром его нужно разбу дить. Ва-
лентин Сергеевич постучит ему в дверь.
Уже светало. Наташа предложила:
— По смо т рим, нет ли в до ме еще вы хо да?
Под лестницей на второй этаж мы нашли запертую на задвижку
дверь и че рез нее вы шли в сад. Ка лит ка в са ду бы ла за кры та и пе ре -
кручена толстой железной проволокой. Новых дверей в доме мы не
увидели.
Отку да же выходит Белая дама и ку да она исчезает?
— Го лограмма, — засмеялся Валентин Сергеевич.
— Она всета ки при зрак, — убеж ден но ска за ла я.
— Не ве рю! — На та ша на пра ви лась к две ри до ма — Вот уви ди те,
я разоблачу ее!
65
Глава 5
Крылья из “Зазеркалья”. Легенда о Лунной Богине
той гла ве мож но бы ло бы пред по слать как эпи граф стро ки из ле -
генды “Дар тьмы”, которую я прочла в “Криптограммах Восто-
ка”: “Не следует людям оставаться одним. Снабжу их отражени-
ем, и пусть привыкают к своему облику. Слуги тьмы принесли людям
зеркало”.
Мои коллеги собирались на репетицию в Мадрасский колледж.
Я решила остаться в гостинице, чтобы подготовиться к завтрашнему
концерту. Надо было продумать свое вступительное слово и коммен-
тарии к музыкальным номерам. Программа концерта была подготов-
ле на на ми еще в Моск ве. Те перь ос та ва лось все это толь ко ос ве жить
в своей памяти.
Я по сту ча лась в дверь и во шла в ка би нет Але ши. Он со би рал ся на
репетицию и укладывал скрипку в фут ляр. Он сказал:
— Я че рез не сколь ко ми нут уй ду, а На та ша и Лю да уже си дят в ав -
тобусе. Вы хотите позаниматься за роялем? Пожалуйста. А ноты мои
вам не нуж ны?
— Нет, вашу программу я знаю наизусть. Но “Бахиану” ВилаЛобо-
са я бы посмотрела.
— Сборник ВилаЛобоса лежит на пюпитре рояля. Мне он сегодня
не ну жен. У На та ши есть свои но ты.
Але ша за крыл фут ляр скрип ки и пе ред ухо дом взгля нул на се бя
в зеркало: пригладил волосы, поправил галстук. Вдруг он замер и на-
чал пристально вглядываться в отражение.
Мне за его спи ной ни че го не бы ло вид но. Но ког да он рез ко по -
вер нул ся в мою сто ро ну, я уви де ла его по бе лев шее ли цо, а в его гла зах
застыло какоето странное мучительносладостное выражение. На-
верное, он чтото увидел в зеркале необычное, но желаемое… Не гля-
дя на ме ня, Але ша еще раз нерв но по пра вил гал стук, взял фут ляр со
скрип кой и, не ска зав ни сло ва, бы с т ро вы шел из ком на ты.
Тог да я, как и он пе ред этим, ста ла в вы ем ку ро я ля и взгля ну ла
в зеркало, висевшее на стене за роялем. Но ничего, кроме своего ис-
пуганного лица, я там не увидела.
66
Э
На рояле лежали в прозрачных коробочках три диска с записями
игры Элины Штерн. Под серебряным подсвечником с устремленной
вверх, обвивающей его змейкой я увидела какието листки бумаги.
Я подняла подсвечник и стала разглядывать изящную вещицу.
Вдруг порыв ветра из открытого окна разметал листки. Они упали
на пол. Я под ня ла ли ст ки и не воль но взгля ну ла на них. Это бы ли сти -
хи. Я вспомнила слова, давно сказанные Элиной: “Алеша стихов не
любит и не понимает”.
По че му же они здесь ле жат, и на пи са ны его ру кой? Ви ди мо, они ему
очень нуж ны. Я со бра ла ли ст ки. На вер ху ле жа ли сти хи
А. С. Пуш ки на, зна ко мые и лю би мые мною с юных лет. Ге ни аль ные
строфы “Заклинания” я воспринимала теперь совсем поновому, так,
как буд то их со чи нил не Пуш кин, а Але ша, взы ва ю щий к сво ей Эли не:
При ди, как даль няя звез да,
Как лег кий звук иль ду но ве нье,
Иль как прекрасное виденье,
Ко мне, мой друг, сю да, сю да!
Потом я взяла следующий листок, прочла первую строку и уж не
мог ла ото рвать ся от этих сти хов. Они бы ли мне не зна ко мы, но я по -
чувствовала, что их сочинил современный автор. Неужели Алеша?
...Память — поле, поросшее стойкими всходами гру сти.
Не бо в веч ных ал ма зах из слез и за стыв шей пе ча ли.
Вековая река, где в пластах голубого ненастья
Золотинками солнца на донышке прячется счастье.
Вот она — глубинная поэзия чувства! Какие искренние, удивитель-
ные стихи! Я продолжала читать.
Как же рук тво их теп ло креп ко дер жит,
Слов но пти ца о стек ло серд це бьет ся,
Сколько лет уже прошло запредельных…
Свет люб ви — что свет звез ды — не пре рвет ся.
...Близится гроза,.. тишина нависает,
Толь ко па мя ти стру на — нет — не за ти ха ет!
67
Стихи все более захватывали меня силой душевных переживаний
и тонкостью ощущений.
...И связь обо рва лась… Лишь по сви с ты в эфи ре,
Та кая пу стота и неуютность в мире…
Не от ни мая рук от скорб но го ли ца,
Покорно жду я своего конца.
Гос по ди! Не зна чит ли это, что Але ша так ох ва чен то с кой, что уже
хо чет уме реть? Что же ему по ме ре щи лось в зер ка ле? Уж не при зрак
ли Элины пришел к нему из другого измерения, из “Зазеркалья”? Сти-
хи жгли мне руки болью всколыхнувшихся чувств, которых изжить
было невозможно.
Мысль о том, что Але ша мо жет ду мать да же о са мо убий ст ве, прон -
зила меня. Здесь, в Индии, религия и философия настраивают чело-
ве ка на то, что жизнь — “ил лю зия”, “майя”, что бу дет у не го дру гая
жизнь — ведь после смерти есть перевоплощение! Конечно, Алеша го-
во рил мне, что в ре ин кар на цию не ве рит, ведь он пра во слав ный. Но
мы еще и о Платоне с ним беседовали, и о других греческих филосо-
фах. Философия Пифагора и Платона, как мы заметили с ним, пока-
залась нам (в том, что называется метемпсихозом — перевоплоще-
нием душ) близкой религии индийских му дрецов. Некоторые мысли
греческих философов были родственны философии индуизма, изла-
гаемой в “Упанишадах” (часть “Вед”), и от этого значительность их
идей в наших глазах возрастала. Алеша увлекался греческой филосо-
фией, иногда цитировал афоризмы великих греков. А здесь, в Индии,
начитавшись книг, наслушавшись легенд, при его нервной впечат ли-
тельности мог войти в состояние аффекта и…
Тревога о судьбе Алеши привела меня в состояние сильного нервно-
го воз буж де ния. Да еще эта дав няя моя мысль, что я мо гу быть ка кимто
образом причастна к возникающему у него стремлению умереть, чтобы
быть “там”, с ней… Что же я мо гу сде лать, что бы пре дот в ра тить не сча -
с тье? Я взя ла с ро я ля под свеч ник со све чой, по до шла к ико не Ка зан -
ской Божьей Матери и зажг ла свечу. В своей молитве я просила Святую
Заступницу помочь мне отвести беду от нашего друга.
И тут я вспом ни ла раз го вор с На та шей и Лю дой в ав то бу се: “На до
те бе но вую бал ла ду на пи сать, и что бы в ней Але ша сно ва был про об -
разом героя. Твоя “Мавританская баллада” отправила на “тот свет” ге-
68
роинюволшебницу и ее возлюбленного — юношулютниста. Напиши
новую балладу про Алешу, только со счаст ливым концом!”
Я обещала тог да заняться сочинением баллады. И отвлеклась, за-
бы ла. Но по мо жет ли Але ше моя но вая бал ла да?
...Данте и Петрарка воспевали своих умерших возлюбленных до
конца своих дней. Вспомнилась канцона Данте:
При ди ко мне,
Душа моя взывает,
И тем за ви дую,
Кто умирает…
Данте так тосковал о Беатриче, что неодолимую скорбь по ней
смог унять только с помощью искусства. Он поместил образ Беатри-
че в свою “Бо же ст вен ную Ко ме дию”, и там она ста ла “же ной не бес -
ной”, носительницей Божественного Откровения.
Как бы мне хо те лось, что бы моя но вая бал ла да по мог ла Але ше об -
рести душевный покой и найти свое счастье! Решение писать новое
повествование теперь было у меня окончательным. Кем же бу дет
в нем Алеша? Конечно творческой личностью. Музыкантом, бардом?
А по вере? Конечно же православным христианином.
А Эли на? Ка кое ме с то бу дет от ве де но ей? Я взя ла с ро я ля три дис -
ка Эли ны, по ло жи ла их на стол и се ла на ди ван. Пре крас ное ли цо с уд -
линенным разрезом глаз пристально глядело на меня из чернокорич-
невых, оранжевозолотистых, сиреневолиловых тонов ее портретов
в прозрачных коробках.
И вдруг мне показалось, что оранжевозолотистый фон стал свет-
леть и пре вра щать ся в свет ложел тый. Ли цо ее ме ня лось и ста ло еще
красивее. Волосы посвет лели, глаза еще больше уд линились, стали си-
незелеными и засверкали, как звезды. На голове ее появилась блестя-
щая диадема.
Кто это? Придуманная мной волшебницапери из “Мавританской
баллады”, египетская царица Клеопатра или ассирийская богиня
Ишт вар — воз люб лен ная Лю ци фе ра? Гла за ее смо т ре ли на ме ня с уко -
ром. Го лос был низ ким и гул ким:
— За чем ты хо чешь по мо гать ему? Ты — про тив ме ня? Он хо чет
быть толь ко со мной, он го тов уме реть за ме ня. И он вы пол нит лю бой
мой при каз.
69
Я ста ла спо рить с ней, не осо зна вая, что раз го ва ри ваю с фан то -
мом, созданным моим воображением. Мой голос звучал все громче,
доводы, как мне казалось, были убедительными и не требовали возра-
жений…
Наконец я, совершенно обессиленная борьбой с призраком, ска-
зала:
— Я знаю, кто ты. Ты — Лун ная Бо ги ня.
На тумбочке возле дивана я увидела чистые листы бумаги и отто-
ченный карандаш. Будто ктото нарочно приготовил их для меня.
Внутренний голос прошептал мне: нет ничего сильнее молитвы… Ис-
кусство тоже может быть молитвой о том, кому желаешь добра.
Мыс ли и об ра зы лег ко рож да лись у ме ня в со зна нии и тут же об ле -
кались в слова. Я написала название.
ЛЕГЕНДА О ЛУННОЙ БОГИНЕ.
СОЛНЕЧНЫЙ БАРД
В одной славянской южной стране, расположенной неподалеку от Адриати-
ческо го моря, в небольшом селении, возле гор и реки, жил молодой музыкант
по имени Эндре. У него были свет ло_русые волосы, ко торые от ливали на солн-
це золотом, и серо_голубые глаза. Его прозвали “Солнечным бардом” за свет-
лую красоту, за музыку и песни, ко торые радовали его односельчан, вливали
в них бодрость, поднимали настроение.
Вместе со своей женой, черноволосой красавицей с продолговатыми зеле-
ны ми гла за ми — сво е нрав ной и гор дой Эле, они ча с то иг ра ли в се ле по пра зд -
ни кам: он — на лют не, она — на скрип ке.
Эле славилась по всей округе как искусная руко дельница. Все женщины
и девушки тех мест надевали по праздникам сшитые ею нарядные блузки, пла-
тья, юбки, ко торые она искусно расшивала звездными бисерными узорами и ук-
рашала блестками.
Эндре был отменным резчиком по дереву, мастерил всякую домашнюю ут -
варь, вы ре зал из де ре ва зве рей и птиц, а ино гда — и фи гу ры лю дей. Од наж ды
он сделал для своей церкви святого Нико лая вертеп с фигу рами Девы Марии,
младенца Иисуса Христа и Иосифа Праведника, окруженных домашними живот-
ными, ко торые находились вместе со Святым Семейством в Рождественскую
ночь в Вифлеемской пещере.
Эн д ре и Эле жи ли друж но и без бед но в сво ем уют ном боль шом до ме. Толь -
ко одно печалило: не было у них детей. А односельчане говорили:
70
— По то му Бог и не да ет им де тей, что гор дая Эле очень. Сми ре ния бы ей по -
больше. Слишком гордится она искусством и красотой своей.
Од нажды женщины селенья собрались в ближайший город на ярмарку. На
об рат ном пу ти, ког да они шли с по куп ка ми че рез лес и по ле, на ча лась гро за.
Женщины побоялись идти через поле, решили переждать грозу в лесу. А Эле ни-
чего не боялась:
— Ус пе ем до се ла до бе жать. Да ле ко еще от нас дож де вые ту чи.
Напрасно отговаривали ее подруги. Она не послушалась их и побежала впе-
ред. А как дождь хлы нул, вста ла в по ле под вы со ким ду бом на при гор ке. Уда ри -
ла в тот дуб мол ния, и Эле упа ла за мерт во.
Сраженный горем Эндре был безу тешен. Люди, проходившие мимо его до-
ма, часто слышали теперь его голос:
— Не ос тав ляй ме ня, возь ми ме ня с со бой!
Он звал Эле, раз го ва ри вал с ней, как с жи вой.
Про шло три го да. А он все так же про дол жал при зы вать ее. Не иг рал он
больше на сельских праздниках, только ночами сидел на берегу реки, что_то пел
и играл на лютне. Люди говорили:
— Нехо ро шо это. Че ло век жи вет и уми ра ет по во ле Бо жь ей, а он все раз го -
ва ри ва ет с ней, нас в грех вво дит. Зна чит, Бо га осуж да ет. Срок тра у ра уже про -
шел, лучше бы ему жениться заново, тог да бы образумился.
Ус тавший от назойливых поучений Эндре продал свой дом и поселился
в рыба чьей хижине на берегу реки.
В лет ние лун ные но чи он си дел у во ды и иг рал на лют не пе чаль ные ме ло дии,
выражая свою тоску по безвременно умершей любимой жене.
Од нажды он сидел на берегу, смотрел на лунную дорогу, что тяну лась по во-
де, ухо ди ла да ле ко в го ры и зве зд ное не бо. И вдруг на шел в реч ном пе с ке ка -
мень. Река отшлифовала его, сделала ровным, почти прозрач ным. Казалось,
в нем был со бран лун ный свет и го лу биз на не ба. А вну т ри его слов но пря та лось
золотистое солнечное сияние. Иногда он от ливал молочно_белым или даже ли-
ловым цветом. А его овал, обрамленный маленькими блестящими камешками,
будто обработала рука како го_то таинственного мастера.
Му д рый ста рик из его се ла ска зал, что Эн д ре по вез ло, это — лун ный ка -
мень, а вокруг него — горные хрусталинки. Но тем людям, ко торые одержимы
несбыточными мечтами, носить камень не следует.
— Ты на шел ред кий ка мень, он до ро го сто ит. Те бе луч ше про дать его.
Но он не про дал ка мень, а сде лал в нем от вер стие и по ве сил на шнур ке се бе на
шею. Так и хо дил те перь с лун ным кам нем и на тель ным кре с том на це поч ке.
Как_то в пол ночь он си дел на бе ре гу ре ки. Ему по ка за лось, что ка мень на его
71
гру ди стал го ря чим. Он взял его в ру ки, а по том под нес к уху и ус лы шал, как ка -
мень на чал шеп тать ему:
— Эн д ре, твоя Эле зо вет те бя. Она те перь ста ла Лун ной Бо ги ней и жи вет на
не бе. За крой гла за, про из не си ее имя и пред ставь се бе, что идешь в не бо по лун -
ной дороге.
Эндре снова стал перебирать струны лютни. Ти хая музыка сливалась с пле-
ском воды, и лунная дорога на ней светилась ярко_ярко.
Он за крыл гла за, ска зал: “Эле” и пред ста вил се бе, что идет по лун но му лу чу.
И ког да от крыл гла за, то уви дел ее пе ред со бой.
Не уже ли это бы ла она? Он уз нал ее по гор дой осан ке, по зе ле ным изу м руд -
ным глазам, по царственному профилю. Только волосы ее были лунного цвета.
Та ким же, как и ее развевающиеся желто_серебристые одежды. На лбу блесте-
ла диадема, сверкая бриллиантами, глаза сияли, как звезды. Она протяну ла к не-
му руки, привлек ла его к себе на белоснежное ложе, ко торое было раскину то
в серебряной беседке. Лунная Богиня ласкала золотистые волосы барда и цело-
вала его. И Эндре наполнялся сладостно_жгу чим чувством, ко торое, казалось
никог да не найдет своего разрешения.
Она по же ла ла слу шать его иг ру на лют не, и он иг рал для нее. По том она
взя ла свою хру с таль ную скрип ку и хо те ла вспом нить ме ло дии, ко то рые вме с -
те с ним иг ра ла на зем ле. Но ме ло дии зву ча ли ис ка жен но, а тембр скрип ки по -
че му_то на по ми нал ма лень кую флей ту (piccolo), и был прон зи тель ным и рез -
ким.
Богиня опять поцеловала его, и он снова погрузился в томительно_сладост-
растные ощущения. Она шептала:
— Скоро мы бу дем навеки вместе. Завтра я жду тебя, мой любимый.
Ко гда лунный диск на исходе ночи на чинал бледнеть, руки ее становились
все холоднее. Лицо богини оку тывалось ту маном, постепенно всю ее покрывала
легкая дымка, и она растворялась в белых облаках. Так повторялось каждую
ночь, пока не завершилось полнолуние.
Перед расставанием она сказала, что через месяц он станет ее Вечным Воз-
любленным, Лунным Бардом, посвященным Лунной Богине. И они бу дут при-
надлежать друг другу в Вечности.
Но на земле, после ее жгучих поцелуев, вместо ощущения блаженства, он
стал чувствовать боль в гру ди: острая холодная льдинка проскользну ла в его
серд це и за сты ла в нем.
Днем он жил обычной жизнью. Вырезал по_прежнему фигу ры из дерева,
продавал их на рынке. А в душе затаилось мучительно_сладостное чувство: он
по сто ян но ду мал о Лун ной Бо ги не и ждал встре чи с ней.
72
73
Он за крыл гла за, ска зал: “Эле” и пред ста вил се бе, что идет по лун но му лу чу.
И ког да от крыл гла за, то уви дел ее пе ред со бой.
Но по че му_то с каж дым днем ему ста но ви лось все тя же лее ды шать, в гру ди
он ощущал холод, сердце сдавливала острая льдинка, а в глазах стоял серебри-
сто_желтый ту ман. Од нажды он посмотрел на себя в зеркало и увидел, что лицо
его приобрело прозрач но_бледный от тенок, в волосах появились серебряные
нити. Глаза потеряли свой небесный цвет и стали мутно_белесыми. Он испугал-
ся и отшатнулся от своего отражения.
В церк ви он не по шел на ис по ведь к свя щен ни ку. Толь ко по ста вил све чу “за
упокой” Эле, зажег свечи перед иконами Троицы и Нико лая Угодника, быстро
прочел “Отче наш” и ушел. Прихожане этой церкви, видевшие его, говорили:
— Все пе ча лит ся об Эле. Ли цо его ста ло про зрач ным, как об ла ко, ос ве щен -
ное лун ным све том, его ме ло дии зву чат за уныв но. Ка кой же он — “Сол неч ный
Бард”? Нет, он ско рее “Лун ный при зрак”. Не бу дем боль ше звать его к се бе на
праздники…
Те че ние мо ей мыс ли на этом ос та но ви лось. Я не зна ла, что про -
изойдет дальше в легенде с моим героем.
За окном загромыхало, началась гроза. Я закрыла окно.
На до бы ло по ло жить дис ки Эли ны сно ва на ро яль, на свое ме с то.
Там попрежнему стояли статуэтки индийского бога Га неши и богини
Сарасвати, а рядом с ними лежал наш лунный камень. Мы забыли их
убрать.
Я положила на свое место диски Элины, поставила на рояль свечу,
которую зажг ла у иконы Богородицы перед своей молитвой. Но не
удержалась, опять взглянула в зеркало.
...В нем колыхалось какоето туманное пятно. Потом из глубины
зер ка ла ста ли мед лен но под ни мать ся и опу с кать ся кры лья бе лой пти -
цы… Четыре крыла… Я перекрестилась, задула свечу и выбежала из
комнаты.
74
Глава 6
Лалита МахалПалас в Майсуре. Концерт с непредсказуемыми пре-
пятствиями. “Бразильская Бахиана” ВилаЛобоса
он церт был на зна чен на семь ча сов ве че ра. Мы при еха ли за два
часа до начала, чтобы порепетировать и подготовить все необхо-
димое для нашего выступления.
Лалита МахалПалас — высокий беломраморный домдворец с ба-
шенками, куполами, колоннами — был похож на индийский храм.
Выйдя из автобуса, мы увидели японскую делегацию, которую встре-
чали представители городских властей. Два важных индийца стояли
возле ступеней дворца рядом с огромным слоном, который держал
в хоботе большую, перевязанную красной лентой коробку — подарок
для японских гостей. Ког да официальная речь индийца закончилась,
было дано приказание слону, и он, поклонившись гостям, потянул
к ним хо бот с ко роб кой. Ее тор же ст вен но снял вто рой ин ди ец и вру -
чил японцам. Гости смотрели на слона с изумлением, потом оживлен-
но заговорили между собой. Они улыбались и выражали хозяевам
благодарность.
Валентин Сергеевич успел незаметно сфотографировать и слона,
и японцев. Мы, полюбовавшись на это представление, поднялись по
мра мор ным сту пе ням Ла ли тыМа хал, во шли во дво рец и ска за ли друг
другу, что японцы — не наши слушатели. Их, наверное, позовут сейчас
в ре с то ран, где у нас то же бу дет бан кет по сле кон цер та.
Пройдя огромный свет лый зал ресторана с высоким потолком
и лепными украшениями, мы поднялись по мраморной лестнице
в конференцзал куль турного центра.
Рояль был хорошо настроен. Сбоку на сцене стоял журнальный
сто лик, и на нем — два ми к ро фо на. В се ре ди не сце ны был по став лен
еще один ми к ро фон на стой ке.
— Я бу ду петь без ми к ро фо на. Ли за, ког да он те бе не бу дет ну жен,
убе ри его в сто ро ну. Пусть слу ша ют мой жи вой го лос. Ка жет ся, аку с -
ти ка здесь пре крас ная. — На та ша зна ла, что у нее кра си вый тембр го -
лоса, и хотела, чтобы публика оценила это.
75
К
— По видимому концерты здесь не редкость.
За кулисами мы расположились в трех, со вкусом обставленных
артистических комнатах, с гримерными столиками, зеркалами и да-
же с музыкальными инструментами (пианино). Просторный холл пе-
ред ними был украшен красочным панно с лотосами, слонами и пер-
сонажами индийских мифов.
Ког да легкий шум стал доноситься из зала, Наташа и Люда чуть
приоткрыли занавес и начали рассматривать публику:
— Официальные лица из Общества дружбы с зарубежными страна-
ми и Фонда куль туры — уже на своих местах. Бразильской делегации
еще по ка нет.
— Подходят итальянские моряки, я слышу итальянскую речь.
Сильно жестикулируют и громко говорят.
— По яви лись ин дий цы, ни од ной жен щи ны. А где же их же ны?
— Дома сидят, детей воспитывают.
— А вот и наши русские туристы. В основном женщины среднего
и пожилого возраста. Только двое мужчин среди них…
— Все! — скомандовала я, — полно подглядывать! Люда, тебе пора
переодеваться, вы с Алешей в первом от делении выступаете!
Люда отправилась в артистическую. Через несколько минут она,
в концертном платье, зашла в артистическую комнату к Алеше, и они
о чемто долго говорили.
Я ждала третьего звонка. Мой переводчикиндиец еще не появил-
ся. У Наташи было целое от деление свободного времени. Но я заме-
тила, что, разговаривая у занавеса с Людой, она произносила слова
какимто “не своим”, хриплым голосом. Ког да она пошла в артисти-
ческую комнату, я обратила внимание, что пальцы на ее руках были
необычно сложены.
Она объяснила мне, что одна женщина из русских туристок вчера в
ресторане научила ее складывать руки в индийские “му дры”. Му дра, ко-
торую она сейчас “держит”, помогает усилить голос, и ее рекомендуют
делать певцам, ораторам и артистам. Ее называют в Индии “шанкха” —
раковина, и якобы это имя нага — змея, живущего в подземном царстве.
— Те бе это то же мо жет при го дить ся, смо т ри! — И она ста ла учить
меня, как складывать пальцы, чтобы получилась “раковина”.
Наташа уже в дороге почувствовала в горле легкое жжение (может
быть, продуло в автобусе?), и сейчас, подходя к пианино и пробуя то-
нальность для того, чтобы начать распеваться, испугалась: а вдруг на
76
сце не го лос не по слу ша ет ся? Ведь поч ти в каж дой ее пес не и арии бы -
ли предельно высокие ноты. Она прошептала:
— Помоги, Господи! — и начала распеваться. И все время держала
руки на му дре — “шанкха”, почемуто уверенная, что ей это обязатель-
но поможет.
Но му дра не помог ла. Жжение в горле усиливалось, спина онеме-
ла, она начала откашливаться.
— Катастро фа… — но при хо дить в от ча я ние вре ме ни уже не бы ло.
Надо было действовать!
Тог да она быстро закрыла дверь на ключ, достала из дорожной
сумки спортивную майку, надела ее и, открыв окно, начала резко вды-
хать воз дух.
Вдох, вдох, вдох… Но сом, но сом, но сом… Ма ят ник, впе редна -
зад… вдох — вы дох, вдох… Те перь ртом… Впе ред, впе ред, впе ред…
Зем ные по кло ны… Вдох, вдох, вдох…
— Луч ше ста ло не мно го! Но хри пит еще… Ррррррррр.
Мимэмамому… Дидэдадоду… Нет, не про шло еще. Грудь за ло же на,
спи на с тру дом гнет ся.
Тог да она достала из сумки тетрадь с рыжей кошечкой на обложке,
ту самую, в которой были нарисованы головки, ручки, ножки. Оказа-
лось, что ри сун ки, ко то рые она при кры ва ла ру кой от Лю ды в ком на -
те Але ши, сде лал для нее с по яс не ни я ми гидин дус. Те перь она, под -
глядывая в свои записи, стала делать по этим рисункам упражнения,
сопровождая их вдохом и выдохом и посылая, как и требовали пред-
писания, “прану в солнечное сплетение”.
...Кошка, кобра, рыба, лев, люлька, свеча… Она выбрала именно
та кие по зы — “аса ны”, по то му, что онито и долж ны бы ли спа с ти ее го -
лос от хрипоты и концерт — от катастрофы, которая произойдет, ес-
ли она на сце не пре рвет свое вы ступ ле ние и нач нет ка ш лять…
Наконец спина стала разогреваться. Онемение прошло, теплый
медленный выдох стал проходить через легкие (чуть повыше гру ди
она ощу ти ла “воз душ ный столб”) и со гре вал ее гу бы. Она вста ла, сде -
лала несколько упражнений “балетного станка”, опираясь рукой на
спин ку сту ла. А по том се ла на ко вер и сде ла ла “шпа гат”. Те ло ста ло
гибким, голос начал повиноваться.
Работая несколько лет в музыкальном театре, она пела и играла
роли любимых героинь детских сказок — Красной Шапочки, Маши,
Дунюшки. Приходилось не только говорить и петь, но и танцевать,
77
пры гать, да же ино гда ку выр кать ся, изо б ра жая в не ко то рых спек так -
лях зай цев, бе ло чек, по ро сят. Их па тро нес са ста ра лась до бить ся
меж ду на род но го при зна ния сво е го те а т ра, тре ни ро ва ла ар ти с тов до
из не мо же ния. Сво бод ных дней не бы ло. Це лый день она про во ди ла
в те а т ре: ре пе ти ции, спек так ли, кон цер ты… На та ша ра зо шлась с
дву мя сво и ми му жь я ми, ко то рые на зы ва ли ее ра бо ту “те а т раль ным
бе зу ми ем”. Ког да она уш ла из те а т ра, то вы ступ ле ния в кон цер тах
Му зы каль ной фи лар мо ни че с кой ака де мии по ка за лись ей “рай ским
по дар ком”. Ее еже днев ный тре нинг по мо гал со хра нять “фор му”, не -
об хо ди мую для ар ти ст ки, ис пол няв шей слож ней ший во каль ный
клас си че с кий ре пер ту ар. Бла го да ря сво ей ды ха тель ной тре ни ров ке
она вы хо ди ла из лю бо го не до мо га ния. За де сять лет она не со рва ла
ни од но го кон цер та, ни од но го спек так ля. Сло во “бюл ле тень” для
нее не су ще ст во ва ло. Но сей час ей при шлось по тру дить ся боль ше,
чем обыч но. Вы тя ги вая, уже с удо воль ст ви ем, спи ну и чув ст вуя, как
раз ли ва ет ся по ее те лу теп ло, она вспом ни ла сло ва Еле ны Пе т ров ны
о ча к рах — се ми глав ных энер ге ти че с ких цен т рах, рас по ло жен ных и
спе ре ди, и сза ди на по зво ноч ни ке вдоль те ла, и о не об хо ди мо с ти их
“гар мо ни за ции”.
— Вот теперь, наверное, все мои чакры настроены как прекрас-
ный музыкальный инструмент. — Она взглянула на часы. — Кажется,
пора переодеваться.
Платье для ее первого от деления (для второго было приготовле-
но другое) было надето, косметика оживила ее лицо.
Открыв дверь, она услышала звуки скрипки, доносившиеся со сце-
ны. Потом ее ог лушил шквал аплодисментов.
— Ка кой ус пех!
Это оза да чи ло ее — она при вык ла, что на кон цер те са мый боль -
шой ус пех вы па да ет на ее до лю. Але ша за иг рал но вую пье су, уже в со -
провождении фортепьяно.
Она вспом ни ла, что на сто ли ке в хол ле долж на ле жать про грам ма
их концерта. Прочитав ее, Наташа поняла, что Алеша играет совсем
не те произведения, которые были указаны в программе. Она подо-
шла к двери, выходящей на сцену, и прислушалась.
В это время на сцене происходили непредвиденные события.
В начале концерта я обратилась к залу с приветственным словом.
Улыбающийся молодой индиецпереводчик бойко перевел мои слова
на анг лийский язык.
78
Затем Люда открыла концертную часть исполнением на фортепь-
яно знаменитой прелюдии Сергея Рахманинова додиез минор. И зал
наполнился русскими колокольными звонами, которые были так ге-
ниально воплощены в его музыке.
В первом от делении Алеша должен был играть скрипичные про-
изведения, объявленные в напечатанной заранее программе. Я при-
готовилась вести концерт и комментировать некоторые музыкаль-
ные произведения. Сидя за столиком у микрофона, я представила
русского скрипача Алексея Га лина — солиста оркестра одного из луч-
ших театров Москвы.
Приветствуя его, выходящего на сцену, я собиралась перейти
к микрофону на середине сцены. Но вдруг заметила чтото странное
в поведении Люды и Алеши. Люда, с какимто извиняющимся, испу-
ганным лицом поглядела на меня и положила на рояль ноты (я виде-
ла еще до начала концерта, что ноты для Алешиного выступления уже
стояли на пюпитре).
Алеша, вместо того, чтобы встать у рояля и ждать объявления сво-
его первого номера, вдруг решительно, не глядя на меня, устремился
к микрофону на стойке и принял позу оратора. Мы с переводчиком
в недоумении переглянулись.
— Уважаемые дамы и господа! — начал Алеша очень уверенно, на
прекрасном анг лийском языке. — Я хочу сегодня нарушить привыч-
ные традиции “куль туртрегерских” концертов. И поэтому поменял за-
думанную нами ранее программу. Я бу ду исполнять другие произведе-
ния: музыку из репертуара моей покойной жены, выдающейся скри-
пачки, народной артистки России — Элины Штерн.
Зал за тих от не о жи дан но с ти, рус ские ту ри с ты пе ре шеп ты ва -
лись, пе ре спра ши ва ли чтото друг у дру га и смо т ре ли в свои про -
грамм ки.
Алеша объявил первый номер своей программы: Иоганн Себасть-
ян Бах. “Ча ко на” из Вто рой пар ти ты для скрип ки со ло.
Я поняла, что мое музыковедческое выступление в первом от деле-
нии не состоится. Шепнув переводчику, что в нас, кажется, нет необ-
ходимости, я тихо спустилась по боковой лесенке со сцены и села
в за ле в пер вом ря ду на сво бод ное ме с то.
Але ша на чал иг рать. Его ли цо бы ло стро гим и да же су ро вым. Ни
капли волнения. Казалось, все у него было продумано до деталей.
79
Зазвучала первая тема знаменитой “Чаконы”, с ее неизменным
ритмом, заимствованным из старинного испанского танца XVI века.
Взлетающие аккордыарпеджиато были полны затаенной страсти.
О чем пе ла эта пре крас ная ме ло дия? Мо жет быть, это был раз го -
вор двух любящих о предстоящей разлуке, о чувствах, которые спо-
собна выразить только музыка?
Нервная сила, брошенная музыкантом в зал, была пока еще сдер-
жанной, но ощутимой, и, казалось, начала постепенно напитывать
всех сидящих в зале своей внутренней энергией. Волна вдохновения
не иссякала, музыка призывала, сетовала, надеялась…
Нет, не сдается человек, он верен себе, своим идеалам, своим
убеждениям. Он несет в себе Божественную искру…
Но что это? Про рвав ше е ся, с тру дом сдер жи ва е мое ры да ние?
И кто при со е ди нил ся к не му в но чи? Кто в но сит и свой скорб ный
го лос в глав ную те му? Или это ди а лог ду ши? И сно ва — пе чаль оди но -
ка. Опять чьято бес ко неч ная пес ня ус т рем ля ет ся к не бу, в его над -
зве зд ную вы со ту. В этой зве зд ной меч те — кра со та, ве ли чие, бла го -
род ст во… От ку да у те бя столь ко сил, ду ша? Что да ет те бе энер гию
для по ле та?
Но хоть мелодия упорно восходит к горним высям, стремится
к Надежде и Просвет лению, аккордыплачи не умолкают и продолжа-
ют сле до вать один за дру гим.
Скрипка снова поет проникновенно и печально. Душа возвраща-
ется к своему неизжитому скорбному воспоминанию…
Аплодисменты, которыми разразился зал после заключительного
аккорда “Чаконы”, Алеша принял как должное, без улыбки.
Даль ше в его но вую про грам му во шли и дру гие лю би мые пье сы
Эли ны — “Ле бедь” К. СенСан са, “Ан да луз ский ро манс” П. Са ра са те,
“Во ка лиз” С. Рах ма ни но ва, вальс “Му ки люб ви” Ф. Крейс ле ра. Мне
по ка за лось, что в этом ис пол не нии я уз наю дерз но вен ный экс та ти -
че с кий стиль Эли ны Штерн. У ме ня бы ло впе чат ле ние, что пье сы,
ко то рые он иг рал, бы ли по доб ны нани зан ным на се ре б ря ную нить
дра го цен ным свер ка ю щим бу син кам. В каж дой из них зву ча ли от го -
ло с ки его жиз ни и судь бы. И все вме с те бы ло по ве с тью его по тря -
сен ной ду ши.
Ког да Алеша закончил последнюю музыкальную пьесу, в зале нача-
лось чтото невообразимое: взрыв аплодисментов поднял всех слуша-
те лей с мест… Его не от пу с ка ли со сце ны, и он дол го рас кла ни вал ся.
80
81
Скрипка снова поет проникновенно и печально. Душа возвращается к своему
неизжитому скорбному воспоминанию…
Вы во дил Лю ду, ап ло ди ро вал ей. Две да мы с цве та ми ус т ре ми лись к
не му на сце ну и, воз вра ща ясь на свои ме с та, вы ти ра ли гла за плат ка -
ми.
Але ша и сам не мог сдер жать слез, и они так и сто я ли в его гла зах,
пока он раскланивался и принимал букеты цветов.
За кулисами я бросилась к нему.
— Алеша! Это было чтото невероятное! Даже выше, чем искусст-
во! Какоето Божественное вдохновение! Люда, и ты великолепно ак-
компанировала! На одной эмоциональной волне!
Лю да обер ну лась к Але ше и с гла за ми, пол ны ми слез, по вис ла у не -
го на пле че.
— Але ша! Вы — ге ний!
— А мы и не зна ли! — раз дал ся яз ви тель ный го лос На та ши. — Спа -
си бо ге нию, что, по сво ей при хо ти, он пе ре дер нул нам всю про грам -
му! — Наташа стояла в глубине холла с бледным, искаженным от гне-
ва лицом. Гу бы ее дергались от негодования, глаза метали искры.
В этот момент в артистическую комнату ворвались русские жен-
щинытуристки. Они окружили Алешу и громко, перебивая друг дру-
га, выражали ему свое восхищение.
Я бы с т ро уве ла Лю ду и На та шу в дру гую ком на ту. Как толь ко мы за -
крыли дверь, Наташа дала волю своим ревнивым чувствам:
— Пре да тель, пре да тель, — твер ди ла она, — он же со рвал нам ус -
пех! Мы те перь по сле не го уй дем со сце ны под стук соб ст вен ных каб -
луков! Наши просветительские “Шедевры мировой куль туры” с лек-
тороммузыковедом во главе бу дут освистаны. Предатель! Он не дол-
жен был ме нять свою про грам му. Он со рвал нам вы ступ ле ние!
Наташа вынула из своего баула ноты и швырнула их на пол.
— Я не бу ду петь, а вы с ва шим лю бим чи ком Але шей де лай те что
хотите!
— Прекрати, Наташа! Сейчас сюда ктонибудь войдет и увидит те-
бя. Ты похожа на мегеру, вся косметика расплылась по твоему лицу.
Иди к зер ка лу и при ве ди се бя в нор маль ное со сто я ние! А мы с Лю дой
чтонибудь придумаем.
Люда начала собирать с пола Наташины ноты.
— Ну, успокоилась? Те перь иди сюда и посмотрим, какие ноты ты
еще взя ла с со бой. Нам то же при дет ся ме нять про грам му. Бу дем ду -
мать вместе, надо спасать себя.
Я начала на ходу придумывать новый сценарий второго от деления
концерта. 82
— Надо чтото театрализовать. Твой русский платок здесь? Бу дешь
петь русскую песню без сопровождения. Выйдешь сразу без моих ком-
ментариев… Русская девушка тоскует по любимому; косу выпусти на
плечо. Как можно больше искреннего чувства… Вы говорили, что в за-
ле есть итальянские моряки? У тебя с собой есть итальянские ноты?
— “Сан та Лю чия”, “Вер нись в Сор рен то”.
— Нет, это слиш ком про сто для клас си че с кой пе ви цы. А! У те бя же
есть “Неаполитанская тарантелла” Россини! Прекрасно! А как у нас
дела с Индией?
— “Песня индийского гостя”, фантазия для фортепьяно.
— Нет, этого недостаточно. Наташа, ты же пела в сольном концер-
те в Моск ве арию из “Лак мэ” Де ли ба, арию с ко ло коль чи ка ми! Она —
виртуозная, с высокими нотами. То, что нам нужно. Лакмэ, индий-
ская жрица, поет песню на городской площади по приказанию отца —
брамина (теперь они говорят — брахмана), чтобы привлечь внимание
влюбленного в нее анг лийского офицера (отец хочет отомстить ему).
Та кой сюжет бу дет им понятен.
— Но нот “Лак мэ” у нас нет.
— Люда, ты же великий мастер фортепьянной игры. Мелодию ты
знаешь, бу дешь импровизировать. Никто этой музыки здесь не знает,
тем более фортепьянную партию. У вас есть пятнадцать минут ант-
ракта. Репетируйте здесь и сейчас! А бразильцы пришли?
— Ког да я ухо ди ла со сце ны, — от ве ти ла Лю да, — они по яви лись.
И по сол их то же при шел.
— Хорошо. “Бахианой” ВилаЛобоса бу дем заканчивать концерт.
— Но после “Тарантеллы” Наташе нужны какието детали индийско-
го костюма, иначе не бу дет индийского колорита, — робко вставила свое
замечание Люда. — Мы же хотим немного театрализовать программу.
Мо жет быть всета ки не на до петь арию Лак мэ? В “Ин дий ском гос те”
РимскогоКорсакова больше восточного колорита, чем у Делиба.
— Как это не петь! — И тут На та ша с тор же ст вен ным ви дом до ста -
ла из пакета свои покупки. Оказывается, ког да мы въезжали в Майсур
и остановились возле рынка, она, ничего никому не говоря, уму дри-
лась купить индийские браслеты с колокольчиками, прозрачный
длинный шарф и обменять пачку московского индийского чая на не-
сколько блестящих кружочков “бинди”. С этого началась ее подготов-
ка к выступлению в Московском Союзе композиторов, о котором она
ду ма ла уже здесь. Ос та ва лось толь ко ку пить ткань для са ри.
83
Изумленная Люда глядела на эти покупки, словно не доверяя сво-
им гла зам — не по ме ре щи лось ли, ведь это то, что нуж но те перь. По -
том она про бур ча ла чтото о “Бо жь ей по мо щи” и о “ро я ле в ку с тах”.
Люда крепко закрыла дверь, и они с Наташей начали вспоминать за
пианино музыку арии “Лакмэ”.
Ког да Алешу отпустили его поклонницы, он постучался и открыл
дверь в нашу артистическую комнату. Мы ничем не выдали себя. Ни-
каких следов нашего конфликта, обиды на него, Наташиной истери-
ки у нас не ос та лось.
— Репетируем свое выступление, — сказала Наташа, обаятельно
улыбаясь.
— Тог да же лаю уда чи! Не бу ду вам ме шать.— И он за крыл дверь.
Началось второе от деление концерта.
Наташа, тоненькая, стройная, с рыжезолотистой косой, в шифоно-
вом, цвета чайной розы, платье, украшенном золотым стеклярусом,
вышла на сцену какойто невероятно плавной женственной походкой
и поклонилась публике русским поклоном. Потом она скрестила руки
на гру ди и, глядя вдаль, начала петь нежным серебристым голосом:
Не ве лят Ма ше за ре чень ку хо дить
Не велят Маше заречного любить…
Это была протяжная старинная русская песня с перерывами по-
сре ди слов, с воз гла са ми “Ох, эх…”, бес ко неч ная. как рус ская реч ка,
с извилинами да затонами...
Наташа пела песню с безграничной любовью к родным лесам и по-
лям, которые она в своем воображении видела сейчас перед собой,
и с тоской по своему любимому заречному молодцу, сетуя “что он не
чувствует к ней любови никакой”…
Замер последний звук песни, оборвалась на высокой, мастерски
сфилированной ноте, тоненькая звонкая ниточка… тишина в зале
продолжалась больше обычного. Я за занавесом похолодела… неуже-
ли про вал?
И тут же зал взорвался бурей аплодисментов… Наташа вздрогнула
от неожиданности, ее глаза радостно засветились, она сделала шаг
вперед и снова порусски низко поклонилась. А потом грациозный по-
ворот в сторону зала, где сидели итальянские моряки, улыбнулась
и гордо выпрямилась, как будто для танца. Люда заиграла на фортепь-
84
яно веселую зажигательную музыку вступления, и Наташа запела на
итальянском языке “Неаполитанскую тарантеллу” Россини.
Итальянские моряки впились в нее глазами, постепенно начали
втягиваться в захватывающий танцевальный ритм, такой знакомый
им с детства, и стали хлопатьскандировать в такт музыке. После
окончания песни они кричали ей:
— Браво, брависсимо, Натали, Натали!
— Viva Italia! — вдруг крик ну ла На та ша в ми к ро фон и лег ко, как ба -
лерина, упорхнула со сцены.
Я упрашивала ее выйти еще раз: аплодисменты не утихали. Но На-
таша больше не вышла на вызовы: впереди был наш отчаянный “экс-
периментальный” индийский номер.
До исполнения арии из “Лакмэ” мне предстояло настроить публи-
ку на восприятие этого отрывка рассказом об ее авторе, французе
Лео Делибе и его опере. А моим исполнительницам — собрать все
свои силы, талант, чтобы осуществить задуманную нами музыкальную
авантюру.
Войдя за кулисы после исполнения “Тарантеллы”, Наташа шепну-
ла мне:
— В зале сидят представители Московского фонда куль туры, и сре-
ди них — Екатерина Леонтьевна Гончарова. Всетаки приехала из Де-
ли на наш кон церт. Чтото бу дет? — На та ша нерв но кре с ти лась.
— Все бу дет хорошо. Екатерина Леонтьевна — наш друг, поддержит
нас, ес ли ктони будь из офи ци аль ных лиц вы ра зит не до воль ст во, она
выручит. — Я почемуто перестала волноваться.
Мы вызвали к себе переводчика, и я вышла на сцену. Наши зрите-
ли узнали от меня о давних русскоиндийских связях, о композито-
рах, которые писали музыку на индийские сюжеты. Индийцы замет-
но оживились, ког да узнали, что в опере француза Лео Делиба девуш-
кажрица Лакмэ лишила себя жизни, выпив сок ядовитого цветка
изза любви к анг лийскому офицеру Джеральду (хотя, — подумала я, —
вряд ли им это мог ло понравиться). Я предложила обратить внима-
ние на то, что в му зы ке арии Лак мэ есть под ра жа ние зву ча ни ям ин -
дийских колокольчиков.
На сцену вышла Наташа. Свой лоб она украсила блестящим кру-
жочкомбинди, на голову накинула прозрачный красный шарф, рас-
шитый золотыми нитями; ее запястья были схвачены индийскими
браслетами с позолоченными колокольчиками.
85
Ее голос звучал, пленяя красивыми обертонами, переходил легко
и гиб ко от нот ки к нот ке в кан ти ле не, с изя ще ст вом и бле с ком за ли -
вался в верхнем регистре.
Ку да спешит молодая
Дочь па рия од на,
Когда, цветы лаская,
Серебрит луна.
Ах, она забывает,
Что па рия все гда
Весь народ презирает
И го нит от се бя.
О, что выделывала в это время на фортепьяно Люда! Бедный Лео
Де либ упал бы в об мо рок, ес ли бы ус лы шал, ка кие “ино языч ные” ак -
корды сопровождали мелодию легенды об отверженной девушке —
дочери пария: в исполнении Люды они были похожи на тихие, мер-
ные звоны русских колоколов.
Но кто же в ча ще там блуж да ет?
Кто он, кто сме лый пут ник тот?
Вокруг глаза зверей хищно сверкают,
А он вперед неус танно идет.
...Но сме ло в этот миг
Их де ва всех ра зит:
В ру ках у нее жезл вол шеб ный,
И колокольчик медный,
И колокольчик медный
В нем зве нит.
Аккомпанируя мелодии с колоратурными пассажами, где поется
о колокольчике, Люда стала разрабатывать собственные затейливые
вариации, вплетая в свою музыку подражание колокольчикам, кото-
рое напоминало повторяющиеся мотивы из фортепьянной пьесы
П. И. Чайковского “Ноябрь” — “На тройке”. Певица пела:
86
Путник взор поднимает,
Как он див но си я ет!
Стоит она поражена.
...Ее он слад ко усып ля ет
И в небеса поднимает,
И мол вит: — Здесь ме с то те бе!
...То Бог, то Виш ну был…
И с этих пор лишь за мол чит
Уг рюмый бор, вдруг прозвучит
В нем от звук ка кой_то вол шеб ный,
То колокольчик медный все звенит.
После этих слов Люда сыграла сочиненную ею красивую мелоди-
ческую ориентальную фразу, похожую на тему Шехеразады из сюиты
Н. А. РимскогоКорсакова.
А Наташа, закончив арию предельно высокой нотой, на струящей-
ся прозрачной музыке сопровождения фортепьяно, воздела к небу
свои руки и еще раз позвенела браслетами с колокольчиками.
Не дожидаясь реакции зала, певица ушла со сцены строго, с опу-
щенными глазами и сложенными у гру ди ладонями, как бы оставаясь
в образе жрицы Лакмэ. Вслед ей раздались восхищенные возгласы ин-
дусов и восторженные овации.
Концерт продолжался. Те перь мне нужно было подготовить слушате-
лей к очень важ ной для нас ча с ти кон церт ной про грам мы, ко то рая тща -
тель но го то ви лась в Моск ве. Уже тог да мы зна ли, что наш кон церт дол -
жен посетить бразильский посол, который едет с семьей от дыхать на бе-
рег Бенгальского залива, в Махабали Пурам, в “Серебряные Пески”.
В Обществе дружбы, в латиноамериканском от деле, мне дали листок с
текстом моего выступления перед бразильцами, разработанным редак-
тором. Но я понимала, что нам нельзя терять завоеванного успеха и, вме-
сто этого скучного, похожего на “отчет о проделанной работе” доклада,
я начала рассказывать со сцены о тех людях, которые своим искусством
и тру дом украсили творческое сотрудничество.
…Замечательная русская женщина — Нина Николаевна Делицие-
ва — пианистка, педагог, автор книг и статей по исполнительству, за-
служенный деятель искусств, профессор камерного пения Россий-
ской Музыкальной академии имени Гнесиных воспитала замечатель-
ных певцов, многие из которых стали лауреатами международных
87
кон кур сов и вы сту па ют те перь и в Рос сии, и во всем ми ре. К ла ти -
ноамериканской музыке и поэзии у нее была особенная любовь. В ла-
тиноамериканской секции Общества дружбы она делала работу, ко-
торую кроме нее — эру дита, знающего французский, итальянский, не-
мец кий, ис пан ский язы ки, ни кто бы не смог во пло тить в жизнь. Ей
присылали из разных стран Латинской Америки песни и романсы
композиторов. Она выбирала из них наиболее яркие, интересные
для современных певцов и слушателей, составляла сборники, редак-
тировала и издавала их. Нина Николаевна исполняла эту музыку вме-
сте со своими ученикамивокалистами в концертных залах, по радио,
телевидению. Не раз выступала в Москве и в Доме дружбы перед гос-
тями из Латинской Америки.
Закончив свой панегирик в честь Нины Николаевны Делициевой
и взглянув на деятелей из Общества дружбы, я увидела, что они слу-
шают меня с интересом. Так, значит можно продолжать в таком же
стиле.
— А сей час, — ска за ла я, — вы уви ди те ее со труд ни ка, ко то рый по -
стоянно делал для сборников таких песен и романсов поэтические
тексты: мы попросим на сцену физика и поэта, стихи которого стали
русскими поэтическими воплощениями творчества поэтов Аргенти-
ны, Ку бы, Боливии и Бразилии, отраженных в музыке.
Я по про си ла под нять ся на сце ну Ва лен ти на Сер ге е ви ча. И пе -
ред ни ми пред стал се до вла сый, смуг лый, уче но го ви да, рус ский
муж чи на, грудь ко то ро го бы ла уве ша на бо е вы ми ор де на ми и ме да -
ля ми. Я ска за ла со сце ны, что Ва лен тин Сер ге е вич — уча ст ник Вто -
рой ми ро вой вой ны, битв — Ста лин град ской, на Кур ской ду ге и за
Бе ло рус сию.
— Именно он является автором русского текста Пятой “Бразиль-
ской Бахианы” великого бразильского композитора ХХ века Эйтора
ВилаЛобоса (1887–1959). Эту музыку вы сейчас бу дете слушать.
Зал стал аплодировать. Валентин Сергеевич, смущенный неожи-
данным приглашением на сцену и аплодисментами, не знал, что ему
делать. Он неловко поклонился, приложив руку к сердцу, и вернулся
в зал.
Бразильские гости вместе с их послом благожелательно улыба-
лись. Взглянув на ряды кресел, где сидели функционеры из Общества
дружбы, я увидела, что и они удовлетворены моим выступлением.
Тогда я поспешила перейти к концертной части программы.
88
На сцене появились исполнители. Как были красивы мои дорогие
друзья артисты! Алеша в черном фраке и белой манишке “нес” свой
благородный артистический облик строго и вдохновенно.
Люда — в чернозолотом свободного покроя платье, с умело уло-
женными седыми волосами, излучала из своих искрящихся глаз ра-
дость. Наташа была очаровательна в темновишневом бархатном до
полу платье. Косы, уложенные короной на голове, придавали ей ко-
ролевский вид. Ее оголенные плечи блистали своей белизной, а изы-
сканные, оправленные в золото бриллиантовые серьги и колье свер-
кали в свете хрустальных люстр.
Ме ло дия пер вой ча с ти “Ба хи а ны” (“Кан ти ле на”), с ее воз вы -
шен ной, по ис ти не Бо же ст вен ной кра со той, вна ча ле бы ла “спе та”
скрип кой. И ее звук, на пол нен ный сдер жан ной стра ст но с тью, не
ус ту пал ви о лон че ли (в на шей вер сии вме с то не сколь ких ви о лон че -
лей иг ра ла скрип ка). По сле ин ст ру мен таль но го вступ ле ния ме ло -
дия бы ла про дол же на в во ка ли зе пе ви цы. Се ре б ри с тое со пра но На -
та ши зву ча ло в ка който осо бен ной ин ст ру мен таль ной ма не ре, и
не о быч ный, не слы хан ный мною ра нее тембр ее го ло са по ко рял
кра со той и лу че зар ным све том, и был со грет глу бо ким ис крен ним
чув ст вом. Мне вспом ни лись сти хи Ан ны Ах ма то вой, по свя щен ные
этой му зы ке:
Женский голос, как ветер, несется,
Черным кажется, влажным, ночным,
И че го на лету ни кос нет ся —
Все становится сразу иным.
Заливает алмазным сияньем,
Где_то что_то на миг се ре б рит
И загадочным одеяньем
Небывалых шелков шелестит…
(А. А. Ахма това “Слушая пение”)
Музыка “Бахианы” ввела слушателей в свой возвышенный мир,
где мелодический стиль И. С. Баха гармонично сливался с танцеваль-
ной стихией бразильских песен, с их необычными для европейского
слуха синкопированными ритмами музыки.
Русский поэтический текст, звучавший после вокализа, был понятен
не всем. Но лирическая полетность и музыкальность стиха оттенялись
89
отчет ливым произнесением певицей каждого слова, пластичными жес-
тами, выразительной мимикой. Слушатели впитывали в себя музыку “Ба-
хианы” как чистую родниковую воду:
В мягком розовом сиянье,
Тая в чистой лазури,
Облако проплывает ночи навстречу.
Первых звезд лучи приветливо блеснули,
Го лубым мерцаньем колыхая вечер.
И Луна проснулась в тишине небесной.
О, пропойте, птицы, радостную песню,
Пусть прозвучит она гимном красоте природы!
В блеске звезд полночных блещут волны игриво,
Вдаль бегут золотистою лунной дорогой.
Страшной, черной тенью зловещего грифа
Душу мне за тмил мрак тоски жестокой.
В мягком розовом сиянье, тая в чистой лазури,
Облако проплывает ночи навстречу…1
Ког да отзвучала у певицы последняя высокая тонкая нота “Бахиа-
ны”, на вер ное, у мно гих, как и у ме ня, воз ник ла од на и та же мысль:
жаль расставаться с этой чудной музыкой!
Мы были вознаграждены и аплодисментами, и цветами, и речами,
с которыми выступили официальные лица. Приятно было услышать,
что наш благотворительный концерт слушатели восприняли, как
проявление самых добрых дружеских чувств, объединяющих народы
Рос сии, Ин дии и дру гих стран ми ра.
Как хорошо было вернуться в артистические комнаты с чувством
сбро шен ной с плеч го ры. На ко нец то все кон чи лось. Сла ва Бо гу!
Но только мы собрались хотя бы на несколько минут опуститься
в мяг кие крес ла и чутьчуть рас сла бить ся, как на нас об ру шил ся не -
предвиденный визит. Первой в холле появилась в полном составе
бразильская делегация во главе с послом. Переводчик от имени бра-
зильцев поздравил всех нас и сказал, что господин посол особенно,
“эксклюзивно” хочет поблагодарить Валентина Сергеевича за пре-
90 1Русский текст “Бахианы” Вила_Лобоса — В. С. Никольского
красный перевод бразильской поэзии. Затем он подошел к нашим ар-
тисткам, а посол, усатый, смуг лый, с проседью в черных волосах бра-
зилец, улыбаясь, протянул Валентину Сергеевичу руку, горячо пожал
ее и стал быстро и темпераментно чтото говорить ему басом попор-
тугальски. Наш растерявшийся поэт сразу понял: посол думает, что я
знаю португальский язык! А Валентин Сергеевич не знал никакого
языка, кроме русского! Но как объяснить это послу! Спасение всета-
ки пришло. Алеша увидел отчаянное выражение лица поэта, взглянул
на переводчика, который переводил чтото нашим дамам, стоявшим
в окружении бразильских дипломатов, и ринулся на помощь к послу
и его собеседнику.
Алеша объяснил послу поанг лийски: ког да Валентин Сергеевич
работал над переводами, ему делали “подстрочник”. И, сочиняя, он
сверял свои стихи с ударениями в португальском тексте, которые бы-
ли в музыкальном произведении, и затем шлифовал свой вариант, по-
этически созданный им на русском языке.
Посол, удовлетворенный объяснением Алеши, еще раз пожал по-
эту руку и величаво удалился со своей свитой.
Мы отправились на банкет в роскошный ресторан Лалита Ма-
халПалас, где в непринужденной обстановке встретились с нашими
соотечественниками из Общества дружбы с зарубежными странами
и из Фон да куль ту ры.
91
Глава 7
Лунная медитация. Индуизм и христианство.
Иисусова молитва. Стихи о душе
едитация — мысленное созерцание — считается в Индии высо-
ким духовным искусством, необходимым для очищения души.
Мо жет быть, то, что я ис пы та ла в ав то бу се, на об рат ном пу ти
в Мадрас, тоже было своего рода медитацией — созерцанием и размы-
шлением.
…Я проснулась от лунного света, который пробивался сквозь ки-
сейную занавеску на окне. Все мои спутники спали. Валентин Сергее-
вич во сне застенчиво улыбался и вздыхал. Наташа, откинувшая голо-
ву на спинку сидения, имела вид победительницы. Люда, наверное,
ви де ла во сне чтото не очень при ят ное: на ее хму ром ли це за сты ла
обида. Алеша, наверное, пытался во сне вспомнить и осмыслить со-
бытия прошедшего дня.
То, что про изо ш ло с на ми в Ла ли те Ма халПа лас, те перь ка за -
лось поч ти фан та с ма го ри ей. Уж слиш ком не о жи дан ным был та кой
фе е ри че с кий ус пех, не смо т ря на из ме не ние на ми про грам мы кон -
цер та и на мои не санк ци о ни ро ван ные “вер ха ми” сло ва. Уди ви тель -
но, что они так бла го по луч но бы ли вос при ня ты на шим на чаль ст -
вом. Так не ина че, как Выс шие До б рые Си лы по мог ли нам. Бла го да -
рю Те бя, Гос по ди!
...Хо чу, чтоб жизнь моя бы ла
Те бе немолчная хвала.
Те бя за пол ночь и за рю,
За жизнь и смерть — бла го да рю.
Чьи это стихи вспомнились? Да Мережковского, Дмитрия Серге-
евича. И недаром вспомнились. Ведь он, христианин глубокой веры,
эру дит, изучивший, кажется, все религии мира, с интересом погру-
жал ся в мир ин дий ской фи ло со фии. Так же, как и мно гие его “се ре б -
ряные” собратья по перу.
92
М
У Кон стан ти на Баль мон та на пись мен ном сто ле ле жа ли и Биб -
лия, и “Бха га вадГи та”. Он пе ре во дил гим ны из “Вед” и меч тал о по -
езд ке в Ин дию. Ан д рей Бе лый, Вя че слав Ива нов, Мак си ми ли ан Во -
ло шин пы та лись про ник нуть в тай ны древ них эзо те ри че с ких уче -
ний Вос то ка, слу ша ли лек ции ан т ро по со фа Ру доль фа Штай не ра,
де ла ли уп раж не ния из хат хийо ги, за ни ма лись ме ди та ци ей, ста ра -
ясь раз вить у се бя кон цен т ра цию со зна ния и об ре с ти пси хи че с кое
рав но ве сие.
Композитор и пианист Александр Скрябин, в тон Серебряному
веку, страстно желал, чтобы дело всей его жизни — “Мистерия” — ми-
стическое синтетическое действо, утверждающее победу человечес-
кого духа над материальным миром, исполнялась в Индии, в Ги мала-
ях. Может быть “серебряные” поэты и музыканты, чувствуя тягу к Ин-
дии, ви де ли в ее куль ту ре не что близ кое им, то, что от ве ча ло их ду -
ховным устремлениям?
Здесь начинаешь думать о том, как сильно от личаются индийцы
от рос си ян, и что все иное в этой стра не: при ро да, кли мат, ка с ты, ре -
лигия, обряды, храмы…
А ведь в русском языке есть некоторые слова, заимствованные из
санскрита! И в пантеоне славянских языческих богов встречаются
божества, похожие на индуистских и даже иногда совпадающие с ни-
ми по зна че нию.
Толь ко в Ин дии я по ня ла, хо тя и не сра зу уло ви ла, что же при вле -
кает в ней российских интеллектуалов, и то главное, общее, что из-
давна делало нас близкими: особенная серьезность и духовная му д-
рость, которые пронизывают духовный мир страны, ее куль туру.
Призывы к служению Высшим Духовным началам жизни звучат
и в “Ве дах” (в своде священных писаний индусов), и в со ст ра да тель -
ном учении Га утамы Будды, и в сказаниях “Махабхараты”, и в возвы-
шенных эпических диалогах “БхагавадГи ты”.
Мои мысли о том, что есть нечто общее в религиозных устремле-
ниях индусов и православных христиан неожиданно подтвердились
на од ной встре че в Де ли в на ча ле на шей по езд ки.
...Екатерина Леонтьевна Гончарова из Фонда куль туры пригласила
нас на “чаш ку чая” в свой отель “Ка ниш ка”.
Отправились к ней только мы с Валентином Сергеевичем. Осталь-
ные вежливо отказались. В одной из комнат ее просторного “люкса”
был накрыт стол, на котором стояли вазы с фруктами и восточными
93
сладостями. Мужчины, сидевшие за столом, поднялись, приветствуя
нас: это были ее русскоговорящие соседи из отеля.
Ах, Наташа,— подумала я,— зачем ты отказалась прийти сюда, со-
слав шись на го ло вную боль! Ка кие здесь мо ло дые кра сав цы, как на
подбор! Загорелые, высокие, статные!
Сергей — высоченный блондин спортивного телосложения, похо-
жий на композитора и пианиста Сергея Рахманинова, — из Риги, буд-
дист.
Николай — композитор и музыкальный редактор из Москвы, ша-
тен с ат летической фигурой, теплыми серыми глазами. Он сразу оча-
ровал нас аристократическими манерами и, благоговейно поцеловав
мне руку, сказал: “Я счаст лив познакомиться с вами!”
Третьим интеллектуалом на этой встрече был черноволосый ин-
дус в традиционном белом индийском костюме. Он поднес сложен-
ные ладони к своей гру ди, почтительно склонил голову и одарил нас
таким горящим взглядом изпод густых длинных ресниц, что Вален-
тин Сергеевич вздрогнул от неожиданности, а у меня “душа ушла
в пятки”. (Отку да у индусов такой огонь в глазах, от их непоколеби-
мой ве ры, что ли?).
Через несколько минут я поняла, что мое огорчение за Наташу
было напрасным: этим мужчинам, наверное, кроме интеллектуаль-
ных разговоров, ничего не нужно. Знакомство с ними вряд ли при-
несло бы пользу ее женским амбициям.
Сергей принес из своей комнаты музыкальный струнный индий-
ский инструмент, похожий на большую лютню (вина?). Рассказал,
с ка ким тру дом оты с кал и ку пил его в Де ли, и сы г рал на нем не сколь -
ко своих импровизаций на индийские народные мелодии.
Николай (он оказался русским индуистом) увлеченно рассказывал
об индийском святомаскете Чайтанье Махапрабху (конец ХV века).
Индусы сравнивают его самоотверженное и милосердное служение
с Миссией Иисуса Христа. Они считают Чайтанью инкарнацией Гос-
по да Криш ны. Он иг рал роль его пре дан но го слу ги — “бхак ты”, что бы
оживить в людях нового времени любовь к Верховной Божественной
Личности. Вопреки запретам жрецов (брахманов), он открыл народу
засекреченную раннее служителями религиозного куль та “Махаман-
т ру” — Выс шую ман т ру, (“ман” — ум, “тра” — ос во бож де ние). В ше ст -
надцати словах этой молитвы (она может быть и медитацией, и за-
клинанием) заключена просьба и обращение: “О, энергия Господа,
94
разреши мне преданно служить Те бе!” Многократное повторение Ма-
хамантры, включающей в себя свет лые Божественные имена Криш-
ны и Рамы, должно было способствовать очищению души и освобож-
дению от круга рождений и смертей (“самсары”), в который вовлечен
человек согласно закону “кармы”. (Ведь любая материальная деятель-
ность, — объяснил он, — по законам, которые признает индуизм, вле-
чет за собой последствия. И они вовлекают человека, совершающего
ее, в круговорот: рождение — смерть, снова рождение (перевоплоще-
ние) — смерть и так да лее… Это и есть “за кон кар мы”).
В наш разговор включился индус. Оказалось, что он закончил год
назад филологический факуль тет МГУ имени М. В. Ломоносова и ра-
ботает журналистом в редакции международных связей одной из га-
зет Де ли. Он про сил на зы вать его “про сто Вик то ром”, т. к. его имя
трудно произносить.
— А вы зна е те, — ска зал Вик тор, — ка кое ог ром ное зна че ние име ет
для нас, ин ду сов, свя щен ный звукслог “Ом” (“Аум”)? Ведь он при сут -
ствует во всех гимнах “Вед”! А в “БхагавадГи те” изложена теория, как
надо произносить этот звук. “Ом” — это звуковой образ Всевышнего,
и его на до по сто ян но дер жать в уме. Звук “Ом” (“Аум”) — по су ти, то
же, что и ваше христианское “Истинно” — “Аминь”. Великое Слово!
А учение о Божественном Глаголе (Слове) провозгласил наш Криш-
на — Верховная Божественная Личность, а завершил “ваш” Иисус
Христос, который был “Логосом”, “Словом Бога Отца”.
Виктор процитировал стих из Евангелия от Иоанна: “В на чале было
Сло во, и Сло во бы ло с Бо гом, и Сло во бы ло Бог” (1,1 от Ио ан на).
Для ме ня, оше лом лен ной та ки ми сме лы ми, но убеж да ю щи ми
сравнениями, они поставили запись на кассете медитационной ин-
дийской музыки. Низкие мужские голоса сливались в ней в бархатном
унисонном звучании. Долгодолго тянулся в медитации звук “Ом”.
Возвышенная красота звучания и беспредельность их “вдохавыдоха”
поразила меня.
— Так всета ки ка кой у вас Бог са мый глав ный? — та кой во прос за -
нимал давно и меня, и моих товарищей по путешествию.
— До сих пор мы, ин ду сы, спо рим. Каж дый вы би ра ет се бе глав но го
Бога сам. А как правильно читать мантрымолитвы, надо четко знать.
Кришна — Верховный Бог для нас, бхактов (вайшнавов) и, разрешите,
я прочту вам строки из “БхагавадГиты”, где сказано, как надо произно-
сить звук “Ом” (“Аум”) там, где Криш на учит Ар д жу ну йо ге.
95
“Отключившись от всех внешних объектов чувственного восприятия, сосре-
дота чивая взор между бровей, задерживая вдох и выдох в ноздрях, контролируя
таким образом ум, чувства и разум, трансценденталист, стремящийся к осво-
бождению, выходит из_под власти желания, страха и гнева. Тот, кто всегда пре-
бывает в таком состоянии, уже безусловно освобожден”. 1
И еще: “Нужно сосредоточиться во Мне, в своем сердце и сделать Меня ко -
нечной целью своей жизни”.2
Никог да я не задумывалась раньше, что могут возникнуть такие
близкие аналогии между христианством и индуизмом, который из-
давна считается в Европе исключительно языческой религией. Ко-
нечно, в Индии много разных направлений индуизма, и веротерпи-
мость индусов удивительна, но мои новые знакомые устремлены
к Единому Богу.
…Автобус проезжает по дороге, которая идет недалеко от океана.
Че рез гу де ние ав то бу са и шум волн ле тит ко мне, то при бли жа ясь, то
удаляясь, гармоничное звучание мужских басов, возникшее в моих
слуховых представлениях: “Ом, Ом… Аум”…
Потом эти звуки откатываются назад, как волны, и их вытесняют
стихи из Евангелия со словами Иисуса Христа: “Пре будь те во Мне, и Я в
вас… Я — ло за, вы — вет ви. Пре бы ва ю щий во Мне — и Я в нем, — тот при но -
сит мно го пло да, по то му, что без Ме ня не мо же те тво рить ни че го… Ес ли пре бу -
де те во Мне, и сло ва Мои в вас пре бу дут, — о всем, что хо ти те, про си те, и бу дет
вам” (15: 4, 5, 7, от Ио ан на).
Разное и сходное, далекое и близкое чередовалось в моей “лунной
медитации”. Вспомнились строки Герберта Хоуна из его очерка, по-
священного влиянию на человека музыки, звука, Евангельского сло-
ва: “…Источником му дрости является сердце. Настоящее “слышание” является
проникновением сердца в сердце. Чакра “Анахата” — сердечный центр — свя-
зан со зву ком… Тра ге дия че ло ве ка — в бес си лии осо знать, что он — ча с тич ка
одного Вселенского сердца… Апостол Иоанн узнал воскресшего Христа не по
наружности , но по голосу. Музыка приводит нас к самому порогу Божественно-
го — к су ще ст ву жиз ни”.
Размышляю об этом, и вдруг возникает у меня такая православная,
родная, дорогая моему сердцу ассоциация, что чувства радости начи-
нают зарождаться и проникать во все уголки моего существа.
…Иисусова молитва! “Откровенные рассказы странника духовно-
му своему отцу” — чудная книга, овеянная светом христианской люб-
ви, заполненная словами — звуками — дыханием, непрестанной “со-
96
`
1“Бха га вад_Ги та”. Гл. V, текст 27, с.293.
2“Бха га вад_Ги та”. Гл. VI, текст 13, с. 309–310.
бранной” молитвы, сложенной в давние времена православными по-
движниками Египта, Синая и Афона!
Ока зы ва ет ся, апо с толь скую за по ведь “не пре стан но мо ли те ся”
(1 Сол., 5, 17) лег че все го ис пол нить, по вто ряя мно го крат ную мо лит -
ву, ко то рую мож но чи тать по раз но му: “Гос по ди Ии су се Хри с те, по -
ми луй мя”, “Гос по ди Ии су се Хри с те, Сы не Бо жий, по ми луй мя,
греш но го”.
А Странник тот, со святой Библией и “Добротолюбием”, совер-
шая паломничество по всей России, становится “искателем” Иисусо-
вой молитвы, преемником святых молитвенников, последователей
святого Исихия — исихастов, которые посвящали жизнь свою “умно-
му деланию, духовному трезвению”. Терпеливо учится он у наставни-
ков сво их ум носер деч ной мо лит ве, по вто ряя в день по три, шесть, по
двенадцать тысяч Иисусовых молитв!
Среди делателей Иисусовой молитвы были Феофан Затворник,
Игнатий (Брянчанинов), Григорий Палама, Иоанн Лествичник, Паи-
сий Величковский, преподобные Сергий Радонежский и Серафим
Саровский.
А святой Исихий, пресвитер Иерусалимский, говорил так о той
святой молитве: “Блажен воистину, кто так прилепился мыслию к молитве
Иисусовой, вопил к Нему непрестанно в сердце, как воздух прилежит телам на-
шим или пла мя к све че.
Солнце, проходя над землею, производит день, а святое досто чтимое Имя
Господа Иисуса, непрестанно сияя в душе, порождает бесчисленное множество
солнцевидных помышлений.”1
Верили исихасты, что создает эта молитва, при которой “следует
помещать ум в сердце”, особенные Божественные Энергии и соеди-
няет молящегося с Божественной Любовью Иисуса Христа. Но терпе-
ливым и трудным, своего рода “духовным ху дожеством” является ее
постижение.
В сочинении блаженного старца схимонаха и архимандрита Паи-
сия Величковского “Об умной или внутренней молитве” (Издание
Афонского русского монастыря, 1902, с. 202) сказано:
“Да бу дет известно, что Божественные отцы наши и называют это священное
мысленное делание молитвы “ду ховным ху дожеством”. Святой Григорий Палама,
архиепископ Фессалоникийский, говорил, что благодатная Дева Мария, “обратив-
шись умом к Бо гу, и вос при ня ла о нас эту мо лит ву, что бы Он ос та но вил огонь,
растлевающий пажить души, и привязал к Себе создание, исцелив немощное”.
97 1)Преп. Исихий. Душеполезное и спасительное слово о трезвении и молитве. “Добротолюбие”.
М.: 1900, т. 2, с.158, 201
В “Откровенных рассказах странника” и в наставлениях святых от-
цов, при ве ден ных в этой кни ге, — в “Рас ска зах”, “Клю чах” (“Три клю -
ча ко внутренней молитвенной сокровищнице”) даются советы: как
читать молитву, о чем думать, как сосредотачивать на Боге ум, “посте-
пен но по ме ща е мый в серд це”, как ды шать — “как бы сквозь грудь”
и распределять дыхание, как “втягивать в сердце воздух и держать его
там”, как “наводить глаза”… Благодаря такому кропот ливому духов-
ноху дожественному “деланию” и рождается в конце концов в душе
“самодействующая молитва”, и происходит “растепливание сердца”.1
И есть там интересная фраза, направляющая наши мысли на сопо-
ставление молитвенного опыта людей разного вероисповедания: “да
ин дий ские_то и бу хар ские мо на хи пе ре ня ли у них (то есть по движ ни ков
“Иисусовой молитвы” — Е. Ш.-Г.) сердечный способ вну тренней молитвы”.
Любопытно! Оставим в покое бухарских монахов (то ли буддис-
тов, как на звал их ктото, то ли бу хар ских су фи ев), но упо ми на ние ин -
дий ских мо на хов ра ду ет. Зна чит, уже ктото ду мал в про шлые ве ка
о какомто сходстве молитвенной практики индусов и православных
исихастов! А уж кто у ко го чтото пе ре нял, мне ка жет ся, для нас это
неважно.
Вот и здесь проступает связь между теорией произнесения свя-
щенного слогазвука “Ом”, изложенная в “БхагавадГи те”, и духовны-
ми опытами “ху дожественного делания Иисусовой молитвы”. Думаю
об этом и чувствую, как на меня отку дато сверху спускается Иисусова
молитва: “Господи Иисусе Христе, помилуй мя!” Я начинаю ритмич-
но дышать, произношу пять святых слов тихо, медленно, сначала
вслух, на затаенном дыхании. А потом стараюсь произносить их вну-
три себя, уже беззвучно, сначала на медленном вдохе с мгновенной
задержкой: “Господи Иисусе Христе”, а потом — на медленном выдо-
хе, тоже с мгновенной задержкой дыхания в конце: “Помилуй мя”.
Повторяю снова. Держу в своем уме имя Христа, наполняя себя любо-
вью к Нему и нежностью ребенка к своему отцу: “Господи Иисусе Хри-
сте”… Направляю мысль в сердце с медленным, почти затаенным вы-
дохом: “Помилуй мя!”
Чув ст вую, как у ме ня чтото раз го ра ет ся в гру ди, и я, слов но оку ты -
ваюсь теплыми волнами Божественных вибраций.
Вспоминаю, что в Православии у истинного христианина внут-
рен няя мо лит ва не долж на пре ры вать ся. Так же, как мысль о пред сто -
я нии в жиз ни пе ред Бо гом.
98 2“Откровенные рассказы странника ду ховному своему отцу” Изд. Сретенского монастыря, 2000,
с. 73–74 (“Рас сказ вто рой”).
Верю в то, что мог ло произойти чу до, о котором рассказывал сво-
ей жене писатель Даниил Андреев. На Колыме вместе с ним прохо-
дил свою сталинскую лагерную Голгофу православный монах отец Ар-
сений. Священник был однажды помещен в неотапливаемый карцер
на три дня. Снаружи температура была минус сорок. И Арсений спас-
ся Иисусовой молитвой, непрестанно повторяя ее. Перед ним появи-
лись два ангела, и они согревали своими крыльями весь карцер. Ох-
ранники были потрясены, ког да увидели, что отец Арсений жив.1
…Опять беззвучно повторяю Иисусову молитву и чувствую, как
вместе с любовью к Христу все сильнее разгораются во мне волны
любви к моим спящим спутникам. Дорогие мои! Какое счастье, что
вы со мной, мои верные соратники, подвижники искусства, способ-
ные на глу бо кие по ры вы ду ши, как я вас люб лю!
Я стала мысленно посылать на них то невидимое лучистое тепло
молитвы, стараясь всех охватить своей любовью и нежностью.
— Господи Иисусе Христе, помилуй нас!
…Лунный свет заполнил весь автобус. Я посмотрела на лица моих
спутников. Но что произошло с ними? Наташино лицо стало женст-
венным, красивым и ласковым. Пропало выражение чувства обиды
на ли це у Лю ды. С ли ца Але ши уш ло на пря же ние и, ка за лось, он весь
светился радостным чувством выполненного долга.
Валентин Сергеевич улыбался во сне, его морщинки между бровя-
ми расправились, и он словно помолодел.
Я вспом ни ла сво их близ ких и дру зей, ос тав ших ся в Моск ве, и по -
слала им невидимые волны — лучи моего сердца, моей любви к ним:
— Господи, Иисусе Христе, помилуй их!
А мо жет быть, эти свет лые чув ст ва люб ви ко всем, ко то рые я ис -
пы ты ваю сей час, и есть то, что нам, хри с ти а нам, обе ща но как “Цар -
ство Божие внутри нас”? Господи, помоги мне не расплескать в своей
жизни таких благодатных чувств, помоги сохранить их в себе!
…Я откинула занавеску на окне. На темносинем ночном небе горели
звезды. Огромная, бледножелтая луна освободилась от облаков
и неторопливо плыла по небосводу, властно заливая все вокруг своим ме-
ланхолическим светом. И я ощутила себя частью этого неба, этого лун-
ного света, мерцающих голубых звезд, далекого шума океана. Казалось,
что моя душа, Божественное Небо и Вселенная слились воедино…
Я взяла с собой в дорогу томик сочинений Рабиндраната Та гора.
В главе “Размышление” были такие строки: “Земля, воздух, звезды.
99 1“Наука и религия”, № 11, 2006. Ю. Ключников. “Космос Даниила Андреева”.
Мы должны переместить свой ум в сердце этого мирового целого.
Мы должны осознать, что родились в Бесконечном, что принадле-
жим не только к какомунибудь определенному месту на этой земле,
но ко все му ми ру”.
* * *
В по ру мо е го ув ле че ния фи ло со фи ей Вос то ка, на од ном из за ня -
тий “Пи фа го рей ской шко лы” мы де ла ли ме ди та ци он ные уп раж не -
ния. Нам бы ло да но за да ние: вы ле пить из пла с ти ли на не что, что со -
от вет сто ва ло бы пред став ле ни ям каж до го из нас, уче ни ков Шко лы,
о сво ей ду ше. Кто вы ле пил ры бу, кто пти цу, кто лод ку, кто — лан -
дыш… Я то же вы ле пи ла. А по том, до ма, у ме ня сло жи лась по эти че с -
кая фан та зия.
УВИДЕЛА Я ДУШУ
В медитации увидела я душу.
На ладони моей душа мерцала
Светом изумрудным,
Распластывалась, как меду за,
Пульсировала, трепетала.
Но постепенно, крепость обретая,
Сливалась в шар прозрачно_синий.
Из пластилина я лепила душу.
Пыталась вылепить я шар прозрачный,
Но вышел колобок зелено_синий,
Комок нелепый и неровный.
И до ма я с оби дой и до са дой
Хотела выбросить свое творенье.
Но что за чу до? На мо ей ла до ни
Лежала роза. Из нераскрытых лепестков ее
Потоки света изливались.
И грел зеленый луч любовью “Анаха ту”,
А синий — ус тремлялся к чакре “Аджне”,
100
101
Ду ша моя! Про сти, что я жи ла, те бя не зная.
Ты — веч ная и ты стре мишь ся ввысь.
Вибрируя: “Аминь_Амен и Аум!”
Ошеломленная виденьем, я глаза закрыла.
Взглянула снова. На моей ладони
Уви де ла я шар зем ной.
Го лубизна морей и океанов,
Зеленые леса, долины, горы
В седом тумане проплывали подо мною.
А я летела выше облаков.
Могучие органные аккорды
Богоподобной красоты и силы
Окутали меня, пронзая сердце сладкой болью.
И сле зы брыз ну ли из глаз
На шар зем ной, да ле кий и лю би мый.
Прервалось чудо озаренья: и на моей ладони
Лежал комок из пластилина.
Но как же он те перь мне до рог!
Ведь это он от крыл мне, что ду ша
Вну т ри его, а не сна ру жи.
И что ду ша — не ры ба и не пти ца.
Не лод ка и не лан дыш, не ме ду за.
Ее изо б ра зить нель зя, ее не вы ле пить из гли ны.
Она — нерукотворная Божественная тайна,
Частица Духа, искра Божества,
Мгновение, в котором отразилась вечность.
Ду ша моя! Про сти, что я жи ла, те бя не зная.
Ты — веч ная и ты стре мишь ся ввысь.
Лети же, к Духу ус тремляя
Свой путь. Го ри, лю би, тво ри, мо лись!
102
Глава 8
Католическое Рождество с индийским танцем.
Священные животные
тро 25 декабря, ясное и солнечное, одарило нас ласковым теплом
и неожиданным праздником в саду отеля “Ашока”. По случаю
Рождества Христова, которое католики отмечают в этот день,
русские и европейские туристы приглашены на торжественный
обед“коктейль”.
Мы сели за красиво сервированные столы. На них стояли в изящ-
ных вазочках цветы и угощения в индийском стиле.
Спокойный океан мирно и ритмично плескался близко от нас,
и через узорные решетки высокого железного забора можно было ви-
деть небольшую полоску бледножелтого от логого песчаного берега
и зеленоголубые волны.
Напротив столов мы увидели наскоро построенную к этому дню
сцену. На ней, как нам было сообщено, бу дут выступать артисты из
Бен га лии. На ча лись по з д рав ле ния с пра зд ни ком. Мы по ня ли, что ин -
дусы не вникают в различия христианских конфессий, и для них все
равно, кто мы — католики или православные. Они знают, что сущест-
вует христианский праздник 25 декабря и каждый год, по традиции
отмечают его в отеле со всеми туристамихристианами.
Хозяин отеля вышел на сцену. Молодой индиецпереводчик пере-
вел его речь с ан г лий ско го на рус ский язык (ви ди мо, они ду ма ют, что
все туристы из других европейских стран понимают анг лийский).
Хозяин отеля заверил нас, что в Индии почитают Иисуса Христа.
Тот из индусов, кто хочет выбрать для себя путь покаяния, обращает-
ся к Не му с прось ба ми и мо лит ва ми. Да лее мы уз на ли, что Ии сус пу те -
ше ст во вал по Ин дии в свои юные го ды и, по сле Сво е го Вос кре се ния,
жил в Ин дии и был по хо ро нен в Каш ми ре, в шта те Джам му, в Срин га -
ре. Индийцы (и христиане, и мусульмане) оберегают его гробницу.
Религия индусов позволяет чтить своего Бога (или богов) и одновре-
менно поклоняться Христу как святому Пророку.
Мы также узнали , что в Индии совершал свое проповедническое
слу же ние апо с тол Фо ма. (Ва лен тин Сер ге е вич шеп нул мне: “По -
мнишь, у неаполитанца Сальватора Розы есть картина “Крещение
святым Фомой индийской принцессы”?)
103
У
Наташа, сидящая за столом слева от меня, тихо фыркнула:
— Про Хри с та чтото он стран ное го во рит. У нас все это счи та ет -
ся апокрифическими россказнями. А про Фому — интересно. Тс! Изза
тебя я упустила очень важное. Кажется, он сказал, что апостол Фома
был погребен в Мадрасе?
Вся наша компания этот момент прослушала.
— Но что же вы!
— Спро сим у ко гони будь по сле…
Мы взглянули на сцену. Там произошла перемена. Хозяин отеля спу-
стился к своему столу. А рядом с переводчиком появился почтенный
ста рец в бе лом оде я нии и в бе лом го ло вном убо ре, по хо жем на тюр бан.
Это был “Ду хов ный Учи тель” — гу ру из аш ра ма Го бинд Са дан в при го ро -
де Дели. Оказалось, что там стоит статуя Христа, ту да приезжают инду-
сы, христиане, мусульмане, и там даже происходят исцеления.
— Не у всех, ко неч но, — пояснил переводчик, — а у тех, ко му поз во -
ля ет их “кар ма”.
Мы были приглашены посетить эту необыкновенную христиан-
скую святыню. И, что нас особенно покорило, мы получили поздрав-
ление от христианиндийцев, которые работают в Институте сравни-
тельного религиоведения, созданного при ашраме!
Речь старцагуру, которую он произносил на языке хинди, была мед-
лительной, плавной, и его низкий густой голос звучал как музыка, обво-
лакивая нас благородными умиротворяющими обертонами. Он расска-
зы вал, что свя то му от цу Ба ба д жи (пол ное его имя Ба ба Вир са Сингх) бы -
ло видение Иисуса Христа. Иисус велел Бабаджи изваять на этом месте
Его скульптуру. Бабаджи выполнил завет Иисуса. Передав нам всем бла-
гословение от Бабаджи — духовного руководителя ашрама Иисуса Хрис-
та, старец величественно удалился со сцены, сопровождаемый почти-
тельными аплодисментами и двумя юношами — его учениками.
И далее нас ожидало совершенно удивительное представление.
Хозяин снова появился на сцене, чтобы предварить его речью.
Нам было сообщено, что мы, конечно, ознакомились с учением Гос-
пода Кришны, изложенным в священной книге “БхагавадГита”, и зна-
ем, что та кое — “пре дан ное слу же ние”. Те, кто по чи та ют Криш ну как
Верховную Божественную Личность, называются “бхактами” и “вайш-
навами”. Они проповедуют благоговейную любовь к Всевышнему и вы-
полнение долга — “дхармы”. Преданный “бхакта” может выбрать для
служения Господу Кришне разные проявления любви к нему: преклоне-
104
ние, дружеские чувства, родительские, жениха и невесты, супруга и су-
пруги. Та кое преданное служение, с бескорыстным действием, показы-
вает человеку путь, который освобождает его от круга перевоплоще-
ний (“самсары”) и ведет к небесному блаженству. В представлении, ко-
торое мы увидим сейчас, отражено бхакти — “мадхуриябхав” — эроти-
ческое чувство юного Бога Кришны и белокожей девушки по имени
Радхе (Радхарани). Мифы повествуют, что юный Кришна в детстве
и юности жил среди пастухов в деревне Го куль, на берегу реки Джам-
ны, пас ко ров, иг рал на флей те и был там очень сча ст лив.
Но то, что ис пы ты вал юный Криш на, все его чув ст ва и по ступ ки на -
до понимать трансцендентально. Потому что Радхарани — это сам
Криш на, он во пло щен в Рад хе. А Рад ха ра ни — это не про сто па с туш ка,
а внутренняя энергия Кришны. (Невесту — возлюбленную Кришны
бхакты почитают с такой же любовью, как христиане Деву Марию).
В знаменитой Махамантре, которую открыл для индусов святой Чай-
танья, восемь раз повторяется слово “Харе”, оно означает энергию
Радхаране, и к ней обращаются индусы в Махамантре. Материально
Божественная энергия воплощается в восьми состояниях Радхе в иг-
рах с Господом Кришной, который явлен в образе юного пастуха. Нам
бу дет показано восемь состояний Радхе, которые она испытывает во
время их встреч на холме Вриндаван. В Божественных играх (“лила” —
игра), переводя на понятный нам язык, это бу дет зарождение чувства,
радость признаний, экстаз любви, ссоры, ревность, примирение, пере-
живание разлуки, преклонение. Но форма их выражения бу дет тради-
ционноиндийской, а она от личается от общепринятых поз и положе-
ний европейского классического танца.
Мы поняли из всего сказанного хозяином, что Радхарани являет-
ся символическим лицом и что все чувства бу дут переданы нам через
раз лич ные по зы (аса ны), по ло же ния ног, рук (и паль цев — в “му д -
рах”), — тех, которые “угодны” Господу Кришне. За каждым движени-
ем закреплен сакральный, тайный смысл и определенное символиче-
ское значение. Перед выходом артистов на сцену переводчик прочи-
тал сти хи ин дий ско го по эта XVI ве ка Нан да Да са, от ры вок из его по -
эмы о Криш не на хин ди, ан г лий ском и рус ском язы ках.
Радхе так рассказывает о первой встрече с Кришной:
Глянь_ка ма туш ка, что за юно ша там?
Сердца моего похититель!
105
Пре кра сен он те лом, хоть и тем ным.1
В ру ках у не го сви рель.
Как быстро идет он!
Ве тер уви дел его и кос нул ся.
Ах, как волной ниспадают
Желтоцветные одеяния!
Сверкает красою своей
И яркой одеждой блистает.
Он про шел, и влю би лась я
В просиявшего светом слепящим!
Я дорогу домой позабыла
День и ночь сме ша лись...
На _______сцене появился ку дрявый темнокожий юноша в оранжевом хи-
тоне и таких же шароварах. На голове его была повязка со сверкаю-
щим в середине лба драгоценным камнем и прикрепленным к нему
павлиньим пером. В руках он держал длинную бамбуковую флейту. На
его запястьях и на босых ногах позвякивали браслеты с колокольчи-
ками. Юноша заиграл бесконечную индийскую “рагу” — мелодию с пе-
реливами, и флейта его не умолкала до конца представления.
Под звуки этой музыки выбежала индийская танцовщица — красивая
большеглазая девушка в сари, с вытканными по красному фону синими
и желтыми цветами. Ее гладкие черные волосы украшала сбоку гирлян-
да белых цветов. В середине ее лба сверкал маленький блестящий “бин-
ди”. Золотые украшения были повсюду: бусы — на гру ди, серьги в ушах,
колечко — в носу, браслеты с колокольчиками на руках и на босых ногах.
Гибкая как змейка, она танцевала под звуки флейты, делая движения ру-
ками, пальцами, бедрами, животом, головой, “играла” глазами. Иногда
она мед лен но под ни ма ла то од ну, то дру гую но гу и за сты ва ла в этой по -
зе, то вдруг резко поворачивалась и быстро бежала по сцене, притопы-
вая босыми ногами и звеня колокольчиками. Ее ступни были окрашены
в красноватооранжевый цвет. Это означало (как нам потом сказали),
что в божественных любовных играх ее стопы соприкасались с “лото-
носными” стопами юного Кришны и окрасились от них.
Валентин Сергеевич любовался танцовщицей и воображал в это
вре мя чтото свое. И тут же за сто лом стал чтото пи сать на ли ст ке
блокнота.
106 1Кришна в переводе с санскрита озна чает “черный”. У него, согласно легендам и мифам, было
тело цвета свинцовой ту чи.
— Стихи сочиняешь?
Он ответил мне:
— Да, сейчас перепишу начисто.
Ког да артисты закончили свое выступление, он вырвал из блокно-
та ли с ток и шеп нул мне:
— Подойди к переводчику, пусть передаст стихи на сцену!
Переводчик посмотрел то, что было написано на листке, и сказал:
— Эти сти хи труд но пе ре ве с ти. Пусть ваш по эт сам их про чтет.
У вас в груп пе есть ктони будь, зна ю щий ан г лий ский язык?
По нашей просьбе Алеша согласился перевести стихи и прочесть
их со сце ны.
Артисты еще раскланивались перед публикой. Валентин Сергее-
вич и Алеша поднялись на сцену и подошли к микрофону. Алеша объ-
явил, что русский турист Валентин Сергеевич Никольский из Моск-
вы прочтет стихи, которые он только что сочинил. Он посвящает их
прекрасной плясунье Джанаки (как нам представили девушку).
Валентин Сергеевич, уже изведавший успех в Лалите МахалПа-
лас, про чел сти хи гром ко и уве рен но. Але ша тот час же пе ре вел их на
анг лийский язык.
Танцовщица, как выяснилось потом, знала только свой родной
язык “бенгали” и ничего не поняла, но обаятельно улыбалась поэту
и переводчику. Ког да они показали паузой, что чтение стихов завер-
шено, она захлопала в ладоши, и слушатели тоже стали дружно апло-
дировать. Валентин Сергеевич и Алеша, довольные своим выступле-
нием и успехом, поклонившись публике, покинули сцену и вернулись
к нашему столу.
Вот они — эти стихи, посвященные нашим физикомлириком ин-
дийской танцовщице:
БЕНГА ЛОЧКА ДЖАНАКИ
Чудо ты, бенгалочка,
Стройная, как пальмочка.
Ты лег ка, как ко зоч ка,
Ты гиб ка, как ло зоч ка.
Очи, — что но чи ма д рас ские:
Черные, теплые, ласковые.
107
В темно_бронзовом загаре,
Босиком, в цветастом сари,
Ты, сту пая по тра ве,
Не идешь — лег ко плы вешь,
Буд то бы на го ло ве
Ты кув шин с во дой не сешь.
Ни на пра во, ни нале во,
Ни на дюйм от пря мо ты,
Гордая, как королева
Несу светной красоты!
По эт по яс нил нам поз же, что пред ста вил се бе, как она идет по
траве к своему бунгало с соломенной крышей, под высокими кокосо-
выми пальмами…
Праздничное пирование на берегу Индийского океана продолжа-
лось. На стол подали огромный, наполовину срезанный кокосовый
орех.
— Попробуем сок. Натуральный кокосовый!
Но мы были разочарованы:
— Нет, рус ским лю дям он не по ну т ру — при тор ный, мас ля ни с тый,
да еще теп лый.
Наташа прошептала мне:
— Я не мо гу се го дня ни че го есть. Все та кое ос т рое и пер че ное.
— Я то же, но…
Люда протянула ей чашку с нежнорозовым мороженым.
— Вот это дру гое де ло, в нем ку соч ки ана на сов, вкус но!
Мороженое было вмиг поглощено, сок манго выпит. Мы вышли
изза сто ла и от пра ви лись в на шу ста рую гос ти ни цу. На этот раз мы
шли из оте ля ми мо ма лень ко го рын ка и тор го вых ря дов. На лот ках
индийцы продавали рис, который они тут же поджаривали в кокосо-
вом мас ле на сво их ман га лах. Чад сто ял не имо вер ный. На зем ле, ря -
дом с лотками, сидели полуголые темнокоричневые оборванные та-
милы с женами и детьми, совершая обеденную трапезу. Повсюду на
столах были разложены бананы, финики, кокосовые орехи, ананасы,
ман го — их тор гов цы бед ня кам не пред ла га ли, зная, что те не смо гут
их купить изза высокой цены. Нас они криками и жестами зазывали
подойти поближе. Но мы быстро пошли вперед. Мы увидели по-
одаль, что в роще под деревьями, на траве от дыхают мужчины — на-
верное, рабочие строящегося неподалеку дома. Возле них бродил не-
боль шой вол с пря мы ми, как у коз ла, ро га ми и гор бом. Воз ле лот ков
108
с фруктами мы увидели двух тощих коров какогото мышиносерого
цвета. Коровы подбирали брошенную на землю кожуру от бананов и
меланхолично жевали ее. Люди уступали им дорогу.
Мы вспомнили, что у индусов корова — священное животное.
Страшным грехом, согласно закону, который дан в “Ведах” “прароди-
телем людей” Ману, является убиение коровы. По обычаям “Вед”, ко-
рова — лучший дар тому жрецу, брахману, который обучает ученика
молитвенным гимнам. Коровы перевозят человека после смерти
в райскую обитель. Из молока коровы изготовляют не только пищу
для лю дей, но и жерт вен ную еду для ал та ря бо гов. Ко ро ва — “мать
кормилица”, и ей, так же как теленку и быку, дарящему корове семя
вечной жизни, нельзя причинять вреда. “Всемогу щий бог Шива изобрел
быка, как верного своего спут ника. И тем, кто умоляет Шиву о рождении сына,
следует подарить ему быка, отпуская его на волю со своего двора”.1
В реальной жизни индусов правила эти не всегда соблюдаются.
Оказалось, что молочных коров держать дорого, и у индусов их не-
мно го. А ос таль ных ко ров и бы ков хоть они не уби ва ют и мя со их не
едят, но и не кор мят. Мы вспом ни ли, как в Де ли, на шос се, в се ре ди -
не проезжей дороги лежала корова. Направо и налево от нее с дикой
скоростью мчались машины. А она спокойно дремала на солнышке.
Ни кто ее не про го нял и не тро гал.
Сейчас мы видели уличных коров, которые ходили, как бездом-
ные собаки, и сами добывали себе пропитание.
Некоторым животным может и повезти. Мы видели однажды
у хра ма в честь бо га Ши вы мо ло до го быч ка. Он ле жал у вхо да, при вя -
зан ный на це пи, как со бач ка. На го ло ве его бы ло на де то ка което ук -
рашение в виде диадемы. Мы не разглядели издали: то ли это были бу-
сы, то ли — гир лян да из бе лых цве тов.
— А где мы ви де ли па мят ник быч ку Нан ди?
— В Май су ре!
Мы шли из отеля, весело разговаривая, иногда слегка поддразни-
вая друг друга. В эти минуты невозможно было себе представить, что
Алеша недавно находился в другой реальности и разговаривал с при-
зра ком! Мо жет быть, нам это все по ка за лось? Нет. И я, как и он, ви де -
ла при зрак в зер ка ле. Все бы ло…
Елена Петровна говорила, что у Алеши есть какието особенные
психические, сверхчувственные способности, и у него — фиолето-
возолотистая аура. А у кого из великих русских ученых были сверх-
чувственные способности?
Вспомнила. Я читала, что у нашего ученого, естествоиспытателя и
мыслителя В. И. Вернадского был старший сводный брат Николай,
109 1Н. Р. Гу се ва. Ми фы древ ней Ин дии. “Бе лые ала вы”, М.: 1999, с. 119
необычайно одаренный ху дожник и поэт. Он стал первым учителем
бу дущего ученого и чуть ли не духовным наставником. Николай умер
в возрасте двадцати двух лет. Одиннадцатилетнего Владимира так это
потрясло, что с ним стали происходить странные явления. Он запи-
сы вал эти слу чаи в сво их днев ни ках.
Оказывается В. И. Вернадский страдал наследственным лунатиз-
мом, ему бы ло да но во сне вы зы вать об ра зы до ро гих ему лю дей. Гал -
лю ци на ции его бы ли столь яр ки ми, что он вхо дил в кон такт с эти ми
“призраками”.
В днев ни ках он пи шет, что очень ис пу гал ся и стал глу шить в се бе та -
кого рода “мистические” рецепторы. Сознательно закрыл их и атрофи-
ровал свои парапсихологические возможности. Но потом жалел:
“Я что_то ос та но вил в сво ей при ро де. Ино гда жа лею, что по га сил, а не раз вил эту
спо соб ность… Твер до и яс но со знаю, что ка кая_то сто ро на ви де ния мною в мо ей
личности остановлена”.1 Перед смертью эта вытесненная способность
общения с об ра за ми ушед ших из жиз ни вер ну лась к не му.
…Наш путь к до му на этот раз был дол гим, и мы по жа ле ли, что не
пошли сегодня по другой улице.
— Ой, смотрите, какаято “Джанакинаоборот”! — крикнула Ната-
ша. Мы посмотрели на другую сторону улицы и увидели, что дорогу
переходит молодая женщина в грязносером сари с неподвижным из-
можденным лицом. На своей голове она несла “башню” из несколь-
ких кир пи чей. Она шла с пря мой спи ной ка който осо бен ной рит -
мич ной по ход кой, как буд то ее ктото с не ба дер жал на ни точ ке и уп -
равлял ею, как марионеткой.
— Вот кош мар! Я не хо чу смо т реть на это!
— На вер ное это — шу д ра — жен щи на из низ шей ка с ты. Онато сча -
ст ли ва, что у нее есть ра бо та. — Але ша взял На та шу за ру ку. — Пой дем -
те ско рее, нам уже не да ле ко.
Торговые ряды кончились. Мы шли мимо длинных каменных
стен, которыми ограждали свои дома от бедняком состоятельные ин-
дийцы. Улица постепенно стала безлюдной, и только мы спешили
к дому, убегая от неприятного для нас зрелища народной жизни с ее
грязью и нищетой. Последняя каменная стена и, наконец, наша гос-
ти ни ца. Мы с ра до с тью во шли в свой “Дом при зра ков”.
110 1Из дневника В. И. Вернадского 11 июня 1931 года. “Русский ко смизм”. Педагогика_Пресс,
М.: 1993, с. 283.
Глава 9
Ностальгия. Стихи и музыка. Рождественский пирог.
Песня Ф. Шуберта “Ave Maria” и ее последствия
ы во шли в “Дом при зра ков”. Ока за лось, что мы все бы ли го лод -
ны. В холодильнике нашли принесенную нам из отеля еду. Та кую
же острую и перченую, как на званом обеде“коктейле”.
— Пой дем те пить чай, — пред ло жи ла На та ша, — у ме ня чтото ос та -
лось от про шлых за па сов.
Ког да мы сели в комнате Алеши за стол, она принесла отечествен-
ные “лакомства”, и мы обрадовались им, почти как родным русским
березкам: это были чу дом сохранившаяся буханка бородинского хле-
ба и три плав ле ных сыр ка “Друж ба”!
— Извините, хлеб чуть с пенициллинчиком. Но, говорят, есть
польза от него, защищает от инфекций.
— А у ме ня то же коечто есть! — И Лю да при нес ла из ком на ты су -
хие ржаные московские хлебцы “Молодцы”.
— А у нас есть ка киени будь за па сы? — спро си ла я у Ва лен ти на Сер -
геевича (он всегда с удовольствием “заведывал” хозяйственными де-
ла ми и до ма, и в по езд ках).
— Да, ко неч но, есть. Как же я про это за был!
Валентин Сергеевич ушел в нашу комнату и вернулся, встречен-
ный восторженными возгласами: он поставил на стол бутылку “Мона-
стырского” кагора, положенного еще в Москве в чемодан и припасен-
ного для “особого случая”.
Мы начали наше скромное отечественное трапезование. Разлили
вино в рюмки, разрезали бородинский хлеб и каждому выдали по дра-
гоценному кусочку. Подняли бокалы за то, чтобы у нас, несмотря ни
на что, было бы всегда прекрасное настроение.
— А в Москвето, наверное, морозец, снежок падает, искорки на су-
гробах, — мечтательно произнесла Наташа. — На окнах — узорчики,
и во дво рах де ти на конь ках и на сан ках ка та ют ся...
— Валентин Сергеевич! — попросил Алеша. — Почитайте ваши сти-
хи, у вас то же есть чтони будь про Рос сию?
111
М
Поэт сразу согласился, и мы услышали:
ЯБЛО НЯ
Средь золота листвы и багреца
Раскинулась пленительная прелесть:
Плоды слегка покачивались, рделись,
Заманчиво свисали до крыльца.
На зоревом оранжевом свету,
В созвездиях мерцающих дождинок,
За теяв с непогодой поединок,
Стоит она в пу стующем саду.
Блестя гу стой янтарною слезой,
Все клонится к темнеющему югу,
Как будто бы к слабеющему другу,
Которому обязана красой...
За тем, во оду шев лен ный на ши ми ап ло ди с мен та ми, он про чел
свои последние, написанные этим летом на природе, стихи.
ЛИЛИЯ
В колокольце твоем,
В дон це,
Светит ярким огнем
Солнце;
Все твои лепестки —
В ро сах,
Будто слезы любви —
В звез дах.
В тво ей див ной кра се —
Космос,
В тво ей рос ной сле зе —
Звездность.
112
К третьему стихотворению “Дождинка” он дал такой коммента-
рий:
— Я хотел бы обратить ваше внимание на форму этого стихотворе-
ния. В нем дли на строк каж до го из пя ти куп ле тов — ямб — умень ша ет -
ся на од ну сто пу, на два сло га: с пя ти стоп до од ной. Этим я хо чу под -
черкнуть, что свет, отраженный в “Дождинке”, постепенно гаснет;
меркнет и исчезает последний луч.
ДОЖДИНКА
(Последний летний луч)
В саду вечернем капелька_дождинка
В лучах зари на яблоке блестит.
Вся радужна, хру стальна, будто льдинка,
Все искрится, мерцает и дрожит.
То вспых нут ис кры в ней шаль ные,
Ярки, игривы и легки,
То засверкают озорные
Оранжевые огоньки.
Вдруг солн ца свет за тмил ся
Громадой мрачных туч:
В дождинке осветился
Последний летний луч.
Луч быстро тает.
Еще вот миг, —
Нам он бро са ет
Прощальный блик.
Блик алый
Навек,
Ус талый
Померк.
113
После стихов Валентина Сергеевича мы, погруженные в воспоми-
нания о России, “разнежились”, выпили еще по рюмочке кагора за на-
шего физикапоэта, которого все мы тут же, единогласно произвели
в классики.
Я предложила Наташе исполнить вместе со мной, под аккомпане-
мент Люды, мою песнюбалладу (на собственные стихи) в русском на-
родном стиле:
— Спо ем этот ва ри ант как ду эт. Я пою аль том. Бал ла да, ко неч но,
иносказательная. Может быть, эта песня тоже сольется с нашим нос-
тальгическим настроением.
ЗАГРУ СТИЛА ЧЕРНАЯ РЯ БИНА
Загру стила черная рябина,
Разбросала грозди на ветру.
К ней склонилась красная калина,
Отряхая иней поутру.
И рябина тихо говорила:
— Холодами корни мне свело
И дождями всю меня избило,
Непогодой листья замело.
А вче ра так звон ко пе ли пти цы,
Собираясь вдаль, в заморский край.
Они звали и меня, сестрица:
“Уле тай же с на ми, уле тай”.
Белый лебедь с озера лесного
Так хвалил заморские края.
До б рый ле бедь дал вче ра мне сло во:
В клюве будет веточка моя!
Эти стра ны — солн цем за ли тые;
Здесь же жизнь мы жал кую вла чим.
А дож ди идут там зо ло тые,
Уле тим же с ни ми, уле тим!
114
И сказала красная калина:
— Я тебе, сестра, не помогу,
Хоть у нас не лег кая судь би на,
Эту зем лю бро сить не мо гу.
В не по го ду ле то все мне снит ся,
Ель в лес ное озе ро гля дит,
На плечо черемуха клонится,
Шмель мох на тый что_то мне жуж жит…
Мне ромашка солнышком сияет,
О люб ви мне шеп чет иван_чай.
Как же с ни ми хо ро шо бы ва ет!
Уле тай од на ты, уле тай!
Нет, я не ба не хо чу дру го го,
И чу жой не на до мне кра сы,
И к зем ле, пре крас ной и су ро вой,
Мои корни крепко приросли.
Загру стила черная рябина,
Разбросала грозди на ветру.
И, прощаясь, обняла калина
Черноокую сестру.
Хо тя на ше ис пол не ние бы ло “с ли с та”, (в пер вый раз!), но го ло са,
несмотря на это, сливались. И мы с Наташей, закончив пение, обня-
лись, радуясь удачной импровизации. Однако комплиментам, кото-
рыми собрались нас одарить мужчины, не суждено было прозвучать.
Дверь в комнату распахнулась, и в нее с торжественным видом вошла
Елена Петровна. Она держала на вытянутых руках нечто, прикрытое
белой кружевной салфеткой.
— С Рождеством Христовым! Примите мой подарок.
Она по ш ла к сто лу, по ста ви ла “не что” на стол и сня ла с не го сал -
фетку.
— Ах, рождественский пирог!
— Да еще со све чой в се ре ди не!
— Да он на торт по хож!
115
— С кре мом! И на нем ку соч ки фрук тов — ана на сов, ки ви, ба на нов!
Мы радостно заохали и впились глазами в пирог.
— По тря са ю ще! Еле на Пе т ров на, ог ром ное вам спа си бо! Са ди -
тесь с на ми, по жа луй ста. У нас еще ос та лось не мно го мос ков ско го
ка го ра.
Валентин Сергеевич, который славился особенной, китайской за-
вар кой чая, бро сил ся на кух ню:
— Я по став лю чай ник!
— Нет, спа си бо, я не пью ви на, не на до.
Валентин Сергеевич вернулся из кухни.
— Сейчас все бу дет готово, подождите еще несколько минут!
Пирог оказался невероятно вкусным. И всетаки Наташа не удер-
жалась от ехидства:
— Оказывается, духи умеют готовить такие вкусные торты! У Вас
“там” есть “не бес ная кух ня”?
— Чем же Вас от бла го да рить? — пе ре би ла ее Лю да.
— Расскажите мне чтонибудь забавное о вашей артистической
жизни.
Люда помнила множество историй из своей, богатой приключени-
ями, гастрольной жизни. Одну из таких “баек” она поведала нам:
— Както на гастролях, в провинциальном российском городе,
мы — я и мой коллегапевец, подошли к дворцу куль туры, где должны
были выступать в этот вечер. Мы вошли в открытые двери дворца
и спросили у вахтера:
— Как пройти в артистическую комнату?
Вахтер направил нас к заведующему этим куль турным учреждени-
ем. Толстый лысый мужчина с бегающими глазками встретил нас не-
дружелюбно.
— Артистическая? Она еще закрыта. Вот ког да приедут все ваши
артисты, тог да мы ее откроем.
— Так мы уже при шли!
— Не шу ти те! У вас долж но быть еще пять че ло век.
— По че му вы так ре ши ли?
— Да в афише вашей написано: “Шуман, Чайковский, Шостако-
вич, Про ко фь ев, Сви ри дов”. Где же они? Вас толь ко двое!
Мы засмеялись. Елена Петровна без улыбки сказала:
— Из этих, уже умер ших ком по зи то ров, я зна ла толь ко Шу ма на.
Я играла его музыку в концертах. А однажды выступала в одном бла-
116
готворительном концерте вместе с его женой — пианисткой Кларой
Шу ман. Это бы ло очень дав но в Па ри же, в мои юные го ды. Зна чи -
тельно позже я объездила немало стран, выступая с сольными кон-
цертами как пианистка под именем “мадам Лауры”.
От неожиданности мы замерли. Наступило общее молчание. По-
том вспом ни ли: ведь пе ред на ми — при зрак из ХIХ ве ка! Тог да, по вре -
ме ни, это впол не мог ло бы быть (мы еще вче ра ус пе ли по смо т реть
в кни ге, что Е. П. Бла ват ская ро ди лась в 1831 го ду и умер ла в 1891).
— В отрочестве, — добавила она к своему рассказу, — я брала уроки
игры на фортепиано у знаменитого Игнаца Мошелеса в Париже. Сы-
грайте чтонибудь, — обратилась она к Люде.
Люда начала играть домажорную прелюдию И. С. Баха из “Хоро-
шо темперированного клавира”, в которую, как уверяют знатоки,
композитор ввел мелодию хорала, посвященного Деве Марии.
Ког да Люда сыграла и прокомментировала прелюдию, Елена Пет-
ровна сказала:
— Индусы не делают разницы между Деваки — матерью Бога
Кришны и Марией — матерью Иисуса Христа. Однажды на улице я ви-
дела, как несли под балдахином на носилках статую Девы Марии. Она
бы ла в ин дий ском са ри и с коль цом в но су; а на ру ках ее си дел мла де -
нец Христос в оранжевой пижаме и тюрбане. И народ кричал “Харе
Деваки! Харе!”
Елена Петровна обратилась к Люде:
— А вы не сыграете другую песнюмолитву — “Ave Maria” Франца
Шуберта?
— По про бую вспом нить. На та ша, спой нам эту пес ню!
— Нет, по до жди те. Не на до петь. Я по став лю диск Эли ны с этой му -
зыкой. — Алеша включил проигрыватель.
Зазвучала “Ave Maria” Шуберта. Элина играла ее в скрипичной
транскрипции, с аккомпанементом фортепиано. Звучание скрипки
вна ча ле бы ло необыч ным, поч ти ви о лон чель ным, буд то эту ме ло дию
пел низкий женский голос — сладостное контраль то. Песнямолитва
становилась все более страстной. Казалось, чьето любящее сердце
страдает, умоляет, призывает, надеется…
Ког да музыка отзвучала, Елена Петровна произнесла:
— Совершенное исполнение! Та кого мастерства и такой напряжен-
ной силы выражения чувств я не слышала никог да у скрипачей.
И тембр звука поистине чарующий. Но всетаки исполнение — слишком
117
страстное и трагическое. Та кой не может быть молитва, восхваляющая
Деву Марию.
— Про сти те, — воз ра зи ла я ей. — Поз воль те не со гла сить ся с ва ми.
Эту песню Франц Шуберт сочинил не на текст канонической церков-
ной молитвы. Композитор сохранил в песне только традиционный
возглас: “Аве Ма рия!” А написана песня на стихи из поэмы Валь тера
Скотта “Дева озера”. Молитву поет Элен — героиня поэмы, шот ланд-
ская девушка, которая скрывается от преследователей в мрачной пе-
ще ре на бе ре гу озе ра. Она про сит Свя тую Ма рию за щи тить их: ее, от -
ца и жениха от гонений. Поэтому песня — не молитвенная хвала Свя-
той Марии, как вы думаете, а выражение ее любви, горячая мольба
о близ ких ей лю дях.
Елена Петровна молча выслушала мою “защиту” и взяла в руки
прозрачную коробку с портретом Элины.
— На ру ках этой жен щи ны я ви жу це пи же ла ний, а кры лья ее свя -
заны гордыней. Она поставила свое искусство выше любви к Богу.
— Неправда! — Алешины глаза стали от возмущения синечерны-
ми. — Она была христианкой и отстаивала достоинство артиста!
— Тем более, — сурово возразила ему Елена Петровна, — человек,
одаренный талантом от Бога, с развитыми высшими духовными цен-
трами, уже не принадлежит себе. Он призван быть вестником Света!
Чем боль ше че ло ве ку да но, тем боль ше с не го “там” спро сит ся!
Але ша сто ял не по движ но, с уп ре ком гля дя на нее. “Да мапри -
зрак” со би ра лась ухо дить. Она под ня лась со сту ла. На та ша ос та но -
ви ла ее:
— Елена Петровна, прошу вас, подождите! Я хочу задать вам один
во прос. По жа луй ста, ска жи те мне, вы ведь так мно го зна е те! В ка ком
литературном произведении встречаются такие слова: “Мавр сделал
свое де ло, мавр мо жет уй ти”?
Я подумала: ну и Наташа! Каверзный же вопрос задала ты, желая
проверить эру дицию “Призрака”! Чтобы ответить на него правиль-
но, нужно знать драматическое произведение, забытое в наши дни.
На вер ное, толь ко я мог ла бы от ве тить на этот во прос, ко то рый про -
воцировал назвать знаменитую трагедию великого анг личанина.
А я еще в отрочестве читала эту пьесу. Тог да я зачитывалась книга-
ми, которые мне приносила мать — концертмейстер оперного театра
из его уникальной библиотеки. Я до сих пор помню томафолианты
в старинных кожаных переплетах, тисненных золотом. И какие там
118
были необыкновенные иллюстрации к пьесам Шекспира, Байрона,
Шиллера! Каждая гравюра была проложена страничкой из тонкой
папиросной бумаги. Под влиянием оперных арий, звучавших в на-
шем до ме, и этих чуд ных книг я да же на ча ла со чи нять в дет ст ве пье -
сы и опер ные ли б рет то. И вдруг те перь На та ша про из но сит фра зу из
драмы моего самого любимого в ту пору поэта… Неужели и она знает,
что это за пье са? Вряд ли. Она, ко неч но, ду ма ет так, как по ду мал бы
каж дый, ко му за да ли бы та кой во прос. Я про из нес ла про се бя, в уме
имя автора и название пьесы. Елена Петровна стала пристально смо-
т реть на каж до го из нас. До шла оче редь до ме ня. Взгляд за дер жал ся
на мне доль ше… На ко нец она ска за ла:
— Никто не знает правильного ответа, кроме Вас. Конечно, это не
Шек с пир, не “Отел ло”, — в упор гля дя на ме ня, она слов но про чла
мои мысли и затем отчет ливо, уверенно произнесла: — Фридрих
Шиллер. Драма “Заговор Фиеско в Ге нуе”.
Я стала ей аплодировать:
— Браво, браво, Елена Петровна! Вы правильно назвали пьесу од-
но го из мо их лю би мых по этов! И я ве рю, что вы — Свет лый Дух!
Елена Петровна покровительственно кивнула мне головой:
— Я рада. Разрешите мне откланяться. Спокойной ночи! — Она хо-
те ла уже пой ти к две ри.
Но Наташа преградила ей дорогу:
— Елена Петровна, какая вы добрая! Мы так благодарны вам за
внимание!
Наташа обняла нашу гостью и трижды по православному обычаю
поцеловала ее.
Елена Петровна с тру дом вырвалась из ее цепких объятий и, нако-
нец, устремилась к двери.
Ког да дверь за ней захлопнулась, Наташа (автор эксперимента) за-
кричала:
— Я же го во ри ла Вам, я же зна ла, что она — жи вая, и ни ка кой она
не при зрак! У при зра ка нет те ла, а она — до воль но плот нень кая и ду -
хами пахнет! Я сейчас посмотрю, ку да она пошла.
Наташа открыла дверь и выбежала в коридор. Через несколько
минут она вернулась.
— Я не ус пе ла ее до гнать. Ку да она по де ва лась? Все две ри за пер ты
ключами и сверху еще закрыты на железные задвижки. Чтобы от-
крыть их, на до иметь свои клю чи и еще не сколь ко ми нут вре ме ни. Да
119
`
и гро хо чут клю чи и за движ ки так, что во всех ком на тах слыш но. Ку да
же она де лась?
— Так что же? Она всета ки при зрак? — спро сил Але ша.
— Не знаю. Но она — не су мас шед шая, в этом я те перь окон ча тель -
но убе ди лась. Мо жет быть и прав да, что она — Свет лый Дух? Она про -
чла мои мыс ли.
— И конечно, она — не голограмма. — Валентин Сергеевич выска-
зал новое предположение: Елена Петровна владеет тайными эзотери-
ческими знаниями и, наверное, умеет растворяться в воздухе. Тут, в
Ин дии, у них все — йо ги.
* * *
Ког да мы с Валентином Сергеевичем пришли в нашу комнату, я на-
чала размышлять над словами Елены Петровны: “Эта женщина поста-
вила свое искусство выше любви к Богу”.
Але ша при нял эти сло ва близ ко к серд цу, как уп рек Эли не, жизнь
которой казалась ему подвигом во имя искусства. Я относилась к Эли-
не так же, вос хи ща лась не толь ко ее та лан том, но и ее умом, чув ст вом
собственного достоинства, мужеством… “Человек — кузнец собствен-
но го сча с тья”… А мо жет быть, он — дей ст ви тель но “куз нец”, но толь -
ко в соответствии с Божьей волей? Связь судьбы любого выдающего-
ся артиста, ху дожника, поэта, композитора и Высших Божественных
сил ста ла мне все бо лее обо зна чать ся. Нет, не слу чай но тот или иной
человек одаряется талантом, а для чегото Высшего.
В ту ночь мне не спа лось. Я взя ла Но вый За вет — ма лень кую си -
нюю книжку, которую привезла из Москвы, зажг ла лампу у изголовья
кровати и начала тихо листать ее. Валентин Сергеевич уже крепко
спал на про тив ме ня на со фе у сте ны с ин дий ским ко в ром в неж ного -
лубых тонах. Мое внимание привлекла евангельская притча о талан-
тах. В ней го во рит ся о том, как не кий че ло век знат но го ро да дал сво -
им слугам деньги, чтобы они приумножили их во время его отсутст-
вия, пу с тив в обо рот. Ког да он вер нул ся, то на гра дил тех, кто уве ли -
чил его бо гат ст ва. Но от нял мо не ту (та лант) у то го слу ги, ко то рый не
вы пол нил его при ка за и скрыл мо не ту в зем ле. И от дал то му, кто бо -
лее всех при об рел. Он ска зал:
— Возьмите же у него талант и от дайте имеющему десять талантов.
Ибо каж до му име ю ще му бу дет да но, и у не го бу дет изо би лие, а у не -
120
121
Евангельская притча о талантах.
Я ду ма ла так: та лант че ло ве ка — та кое же бо гат ст во, — он Дар Бо жий.
име ю ще го бу дет взя то и то, что он име ет. (Евангелие от Мат фея, глава
25: 14, 29)
Да, я по ни маю. Все это от но сит ся во все не к день гам, а к то му ду -
шевному и духовному богатству человека, которое было изначально
даровано ему Провидением, и со временем должно быть приумноже-
но и возвращено Богу. Слова Хозяина — слова Иисуса Христа.
Я думала так: талант человека — такое же богатство, — он Дар Бо-
жий. Но бу дет ли та лант — ис ку ше ни ем или шан сом для Воз да я ния, за -
висит от самого человека. Как человек отнесется к тому Дару, что он
по лу чил от Бо га? Мо жет быть с пре не бре же ни ем? Не ра зо вьет, не ис -
пользует по назначению? “Зароет в землю”? Воспримет свой талант
как средство для достижения успеха, благополучия, материальных
благ, возвеличивания себя? Или отшлифует свой талант и бу дет слу-
жить им Богу, Божественным идеалам добра?
Мои мыс ли сно ва вер ну лись к Эли не, к ее судь бе и к мо ей “Ма в ри -
танской балладе”.
Я вдруг осо зна ла, что не во всем моя “пе ри” по хо жа на Эли ну. Для
придуманной мною волшебницы жажда счастья любви была сильнее
и ее власти над людьми, и ее магических знаний (символически — ис-
кусства), даже выше жизни и бессмертия. Та кой я представляла себе
раньше Элину Штерн.
А те перь мне уже ка за лось, что для Эли ны це лью жиз ни бы ла не
любовь. Земная любовь, страстная, нежная, ревнивая, была для нее
источником жизненных сил, поддержкой, опорой в ее борьбе за ут-
верждение своего искусства. Ставила ли она его выше любви к Богу?
Возможно.
Эли на хо те ла, что бы ее лю би мый был с ней все гда в веч но с ти.
Уходя навеки и унося свою пламенную любовь королевы в вечность,
она не дала возлюбленному рыцарю права начертать на его щите имя
другой “Прекрасной Дамы”. Не дала благословения на новую жизнь
и но вую лю бовь.
Пусть это сделает мистическая Элина и моя “Лунная Богиня”.
Я чувствую, что Солнечному Барду Провидением предназначено но-
вое счастье. Господи, да бу дет воля Твоя!
122
Глава 10
Домашний театр моды. ТаджМахал с призраком в зеркале
осле обеда приехал автобус, чтобы отвезти нас в недорогой мага-
зин одеж ды и в тор го вые ря ды го ро да.
Ког да мы, радостновозбужденные, вернулись домой, решено
было собраться в Алешиной комнате, чтобы показать друг другу свои
приобретения.
Его кабинет был превращен в своеобразную костюмерную театра,
где повсюду были разложены купленные нами в Индии вещи: ткани,
одежда, бижутерия, сумки, сувениры.
Мы примеряли и торжественно их демонстрировали. Валентина
Сергеевича заставили надеть новую черную кожаную куртку и прой-
тись в ней по комнате. Люда прошествовала перед нами в кожаном
полупаль то, которое было украшено многочисленными шнурками
и молниями.
Наташа сначала продемонстрировала нам изящные золотые туфли,
а потом — отрез из краснозолотой прозрачной ткани. Мы все заворачи-
ва ли ее в эту ткань, пы та ясь одеть, как ин дий скую жен щи ну в са ри.
Я разложила на столе свою бижутерию, которую мне продали как
изделия из драгоценных и полу драгоценных камней. Получилось не-
что вроде ювелирного магазина: на столе лежали сережки из горного
хрусталя, бусы из темнокрасного граната, бирюзы, золотая цепь с раз-
ноцветными агатами. Вопросы, оживление, разгорающиеся глаза...
— А что это за гар ни тур? Мы та ко го кам ня ни ког да не ви да ли!
— “Черная звезда” — подобие черного сапфира с сияющей от по-
падания света серединкой. Мне сказали, что такой камень приносит
счастье.
Тут же лежали добытые при помощи “ченча” сувениры. И среди
них — индийская танцовщица — куколка в красном сари, у которой на
ножке и ручке были браслеты с маленькими колокольчиками.
Ког да показ одежды, сувениров и ювелирных украшений был за-
кончен, Люда села за рояль и начала играть песню индийского гостя
из оперы Н. А. РимскогоКорсакова “Садко”. Валентин Сергеевич
присоединил к этой музыке свой экспромт — впечат ление от ювелир-
ных магазинов Мадраса.
123
П
…ДАЛЕКОЙ ИНДИИ ЧУ ДЕС
Сияют ляпис_лазуриты,
Сверкают зеленью нефриты
И блещет яростно топаз.
Краснеют темные грана ты,
Блестят янтарные ага ты,
И эта кра со та — для нас!
Болят глаза от аметистов,
От “черных звезд”, загадочно_лучистых,
Соблазна бес рождает стресс!
Не счесть алмазов в фирменных витринах,
Не счесть жемчужин в частных магазинах,
Далекой Индии чудес.
Стихи Валентина Сергеевича были нами одобрены, и мы решили
тот час же их спеть. Но я пре рва ла пе ние:
— Друзья мои, подождите, остановитесь! Какой конфуз! Мы даже не
за ме ти ли, что Але ша не по ка зал нам ни од ной сво ей по куп ки. Он так
горячо одобрял все, что мы купили, помогал примерять все, что мы ку-
пи ли, но сам ута ил от нас свои со кро ви ща. Как же так, Але шень ка?
Алеша стал оправдываться:
— Моя по куп ка мо жет по ка зать ся вам очень стран ной. Это все го
лишь од на вещь. Я ис тра тил на нее все день ги.
— Все??!! Та кая дорогая покупка? Покажите нам ее! Мы умираем от
любопытства!
Алеша достал из тумбочки коробку и осторожно извлек из нее…
чу до. Это был белоснежный, выточенный из какогото полупрозрач-
ного белого камня маленький ТаджМахал — дворецмавзолей, похо-
жий на мусульманский храм с куполами и башенками. Алеша держал
его на своих вытянутых ладонях и глядел на него влюбленными глаза-
ми. Мы затаили дыхание… Как тут было не вспомнить поэтические
слова, обращенные к этому великому произведению восточного зод-
чества: “Сей облик начертать мог ли лишь небеса…” Правитель Ин-
дии Шах Джахан построил дворецусыпальницу, чтобы обессмертить
124
память своей любимой, без-
временно умершей жены —
кра са ви цы, на зван ной им
“Мумтаз” (Избранница двор-
ца). Мы видели настоящий
ТаджМахал, ког да ездили на
экс кур сию в Аг ру, и бы ли по -
тря се ны его ве ли че ст вен -
ной кра со той. Ког да мы воз -
вратились, Люда рассказала
нам, что в ка който мо мент
она уви де ла, как бе лые ко лон ны двор ца уда ля лись от нее, ког да она
при бли жа лась к не му, и шли за ней, ког да шла об рат но.
…Алеша некоторое время держал драгоценный сувенир в руках,
потом осторожно поставил его на рояль. Он все любовался своим со-
кровищем.
— Да, — сказала я, нарушив наше восхищенной молчание, — такая
вещь цен нее всех на ших по ку пок и су ве ни ров. Од но из чу дес све та!
Шах Джахан пытался состязаться с самим Богом в сотворении Пре-
красного. Он хотел передать в этом образе красоту Божьего трона и во-
плотить свою заветную мечту создать собственный рай на земле. И в
райском саду изваять памятник своей Великой Любви. Они любили
друг друга с юности. Прожили вместе девятнадцать лет. У них было че-
тырнадцать сыновей. Шах Джахан, в память о Мумтаз, выстроил усы-
паль ни цу, ка кой еще не ви дел мир…
— А ведь это чу до, — вспом ни ла На та ша, — как нам го во ри ли, ког да
мы были в Агре на экскурсии, окрашивается в различные цвета в за-
висимости от света, который на него падает. ТаджМахал — розовый
ут ром и на за ка те! А что, ес ли по за ди не го по ста вить све чу?
На та ша по до шла к ро я лю, по дви ну ла под свеч ник с об ви ва ю щей
его змей кой по бли же к зер ка лу и впе ре ди не го по ста ви ла бе ло снеж -
ный су ве нир. Как толь ко она за жг ла све чу, ми ни а тюр ный мав зо лей
стал ожи вать: че рез бе лый ка мень, в ко то ром бы ли вкрап ле ния из
ма лень ких дра го цен ных и по лу дра го цен ных кам ней, про бил ся свет,
и он за све тил ся из ну т ри. Мы уви де ли на нем тон чай шие ин кру с та -
ции — по лу проз рач ные тюль па ны, ири сы, ро зы.
— Смотрите, — прошептала Наташа, замирая от восторга, — он
в зеркале отражается! А камушкито какие красивые — сердолики, яшма,
125
лазурит, малахиты… Да это же сказка из “Тыся-
чи и од ной но чи”!!!
Мы подходили с разных сторон к роялю и
смотрели на отражение ТаджМахала в зерка-
ле. Але ша то же по до шел к не му и встал у вы -
ем ки ро я ля. И вдруг вздрог нул и на чал при -
стально вглядываться в зеркальную гладь. Он,
наверное, чтото увидел в глубине зеркала.
Мы быстро отошли от него.
Лицо Алеши приняло мучительносладост-
ное выражение, и он, продолжая вглядывать-
ся в зер ка ло, стал звать:
— Эли на, я ви жу те бя! Иди сю да, не бой ся,
я здесь!
Он про тя ги вал ру ки к зер ка лу и все гром -
че повторял:
— Эли на, я ви жу те бя! Ты — как пре крас ная
белая птица, и руки твои подобны крыльям!
Что делать? Как остановить его? Казалось,
он вошел в какойто неведомый нам блажен-
ный транс… Со сто я ние экс та за на ра с та ло
у не го с каж дой ми ну той.
Вдруг Але ша вспом нил, что он не один.
Он по вер нул ся к нам, и мы уви де ли, как из ме -
ни лись ан гель ские чер ты его ли ца. Он все бо -
лее становился похожим на врубелевского Де-
мона, только с льняными волосами и огром-
ными темносиними, почти черными глазами.
В его ли це и во всей его фи гу ре бы ли и за та ен -
ная страсть, и с тру дом сдер жи ва е мая ярость,
и глубокое страдание. Казалось, внутренний
огонь со жжет его! Его об лик был и пре кра -
сен, и страшен… Мы испуганно следили за
каждым его движением. Люда впилась рукой
в мое плечо, Наташа не выдержала и закрыла
лицо руками.
В этот момент в раскрытую дверь быстро вошла Елена Петровна.
Она увидела искаженное гневом лицо Алеши, обращенное к нам,
126
и нас, дрожащих от страха. Тог да она немигающим взглядом стала
пристально глядеть в глаза Алеше.
Але ша слов но и не ви дел ее:
— Ухо ди те! — крик нул он вы со ким рез ким го ло сом. — Вы мне ме ша -
е те, она бо ит ся вас! Мы долж ны ос тать ся с Эли ной на еди не!
Елена Петровна спокойно и властно произнесла:
— Мы сей час уй дем, зо ви ее ско рее!
Алеша снова повернулся к зеркалу:
— Эли на, вер нись! Возь ми ме ня с со бой!
Но зеркало было чистым. Призрак исчез. Его руки беспомощно
повисли вдоль тела. Он прошептал:
— Ее там нет… — и обер нул ся к нам.
Он рас те рян но гля дел то на нас, то на зер ка ло. Те перь это был
обычный Алеша, только похожий на ребенка, у которого отняли лю-
би мую иг руш ку. Нам ста ло жаль его.
Елена Петровна несколько секунд напряженно вглядывалась в зер-
кало, потом подошла сбоку к роялю и взяла свечу, стоявшую позади ми-
ниатюрного ТаджМахала. Задула ее и поставила на подставку возле пю-
пи т ра. Она по до шла к Але ше и по ло жи ла ру ки ему на пле чи.
— До ро гой, ми лый Але ша, мне нуж но ска зать те бе очень мно гое.
И от это го бу дет за ви сеть вся твоя бу ду щая жизнь. Сядь, по жа луй ста,
в кресло. Выслушай меня.
Алеша покорно подошел к креслу и опустился в него. Она села на
стул возле него и стала красивым, негромким, тембристым, словно ове-
янным теплой успокаивающей волной голосом говорить ему о неверо-
ят ном… О та ком, че го мы ни ког да не слы ша ли. Она го во ри ла
с Але шей, как мать с сы ном:
— Але ша, по слу шай… си лою сво их глу бо ких прон зи тель ных
чувств ты про ник в тон кие ас т раль ные пла ны. Они до ступ ны толь ко
тем, кто владеет психофизическими приемами раджийоги. Но ты,
сам того не ведая, вошел в “астрал” и вызвал астральную оболочку
близкого тебе человека. Эта оболочка и есть тот призрак, который
ты ви дел. Это — не Эли на, это как бы ее тень. Но ты ведь не зна ешь
при емов ра д жийо ги, ты не вла де ешь их се к ре та ми! Ты — как тот уче -
ник вол шеб ни ка в бал ла де Ге те, ко то рый вы звал ду хов, но не мог с ни -
ми справиться! Входить в тонкие астральные планы без умения очень
опасно! Если неосознанно силою своего нервного напряжения войти
в этот по ту с то рон ний мир, то мож но по гиб нуть. Ты не мо жешь да же
127
представить себе, какая это страшная, опас-
ная си ла!!!
Елена Петровна взяла руки Алеши в свои.
— Я вывела тебя из астрала благодаря сво-
им знаниям. Но ты должен навсег да отказать-
ся от желания испытывать сладостные чувства
от встреч с те нью. Ты боль ше ни ког да не дол -
жен при зы вать к се бе Эли ну! Сей час ты ска -
жешь не сколь ко слов, и они на всег да из ба вят
тебя от этого наваждения.
Но Алеша отвернулся от Елены Петров-
ны; и мы по ня ли, что ему горь ко рас ста вать ся
со сво ей на деж дой на встре чу с лю би мой жен -
щиной, в реальность появления которой, он
верил.
Елена Петровна настойчиво продолжала:
— Ты дол жен про из не с ти эти сло ва и ра ди
се бя, и ра ди нее! Пой ми, Але ша, сво и ми при -
зывами ты постоянно возвращаешь ее аст-
раль ное те ло на зем лю. Ты дер жишь ее в ас т -
раль ных пла нах уже не сколь ко лет. Ты ме ша -
ешь Элине очиститься от земных заблужде-
ний и стра с тей. Ты тя нешь ее к зем ле, а она
должна устремиться в высшие духовные сфе-
ры. От пу с ти ее, и она, воз мож но, ста нет
“там” свет лым ду хом. Она бу дет по мо гать те -
бе, бу дет ох ра нять твой по кой и сча с тье! Ведь
она так лю би ла те бя! Ты не дол жен боль ше
призывать ее, ты можешь только молиться за
нее. Так скажи, Алеша, эти необходимые тебе
и ей сло ва, триж ды: “Эли на, я про щаю те бя за
то, что ты покинула меня. Я отпускаю тебя.
Вечная тебе память!”
Алеша закрыл глаза и начал повторять эти
сло ва. Он по вто рил их два ра за, но ког да на -
чал го во рить их в тре тий раз, то по сле слов “Веч ная те бе па мять”, —
у него перехватило дыхание, он откинулся на спинку кресла, поблед-
нел и потерял сознание.
128
— Что вы с ним сде ла ли? — за кри ча ла На та ша и бро си лась
к Але ше.
— Не бой тесь, — Еле на Пе т ров на гля де ла на нас уве рен но и спо -
кой но. — Это нерв ный об мо рок, он прой дет.
Она под ня ла над его го ло вой свои ру ки:
— Его из лу че ния теп лые и бе зо пас ные. Но что бы он при шел в се -
бя, мы все должны сейчас молиться за него. Просите Иисуса Христа
и Святую Богородицу о его исцелении! Читайте “Отче наш” и другие
молитвы, какие вспомните. Посылайте ему мысленно потоки своей
любви!
Мы встали перед иконой Казанской Божьей Матери и начали на-
шу общую молитву.
Через несколько минут Алеша шевельнулся и застонал. Наташа пе-
рекрестилась и поднялась с колен. Алеша открыл глаза.
— Принесите стакан воды! У кого есть чтонибудь успокаиваю-
щее? — повелительно говорила Елена Петровна.
— У меня есть нитроглицерин, — Валентин Сергеевич достал из
кармана таблетки.
— Нет, это слиш ком силь но.
— Вот есть еще ва ли дол, две таб лет ки.
— Дай те ему од ну. Пусть за пьет во дой.
Наташа взяла таблетки.
— Алешенька, прими лекарство, выпей воды…
— Что со мною бы ло? — он по пы тал ся встать с крес ла. — Го ло ва кру -
жится.
Алеша со вздохом принял лекарство. — Спать хочется…
— Помогите ему дойти до дивана. Отодвинь те стол, освободите
проход. Вещи со стола и стульев уберете завтра. Откройте шире ок-
но, расстегните ему ворот рубашки, положите подушку под ноги,
пусть спит. Оставь те его одного. Если понадобится, дайте вторую таб-
лет ку. Не бой тесь. Уве ряю вас, он вы спит ся ,и за в т ра ни че го не бу дет
по мнить, что с ним про изо ш ло. Мо ли тесь за не го!
Елена Петровна улыбнулась нам и выскользнула из комнаты. Але-
ша сра зу за снул.
Наташа склонилась над ним:
— Он по хож на Ан ге ла, прав да? — ее гла за бы ли пол ны слез.
— Он по хож на ре бен ка, — ска за ла я — чи с тая ду ша! Не бу дем ему
ме шать, пусть спит. Пой дем те.
129
Мы вышли в коридор. Наташа останови-
лась:
— Я ос та нусь. Вдруг ему бу дет пло хо? У ме -
ня есть еще од на таб лет ка. Я ся ду там, в угол -
ке, где висит икона Казанской Божьей Мате-
ри, и бу ду мо лить ся за не го.
На та ша во шла к Але ше и за кры ла за со бой
дверь. Мы направились в наши комнаты.
Валентин Сергеевич признался, что изме-
нил се го дня свое мне ние о На та ше:
— А ведь На та ша у вас до б рая и ла с ко вая
женщина. А вначале она показалась мне ко-
лючей, своенравной, язвительной. Как нео-
жиданно может раскрыться человек в труд-
ные минуты!
130
Глава 11
Бомбей. Остров “Элефанта”. Царевна Лебедь и Царевич Гвидон
х, какое сегодня ясное утро!
— А сол ныш кото ка кое теп лое!
— И не бо — неж ного лу бое!
— Как хорошо, что мы сэкономили денежки на эту экскурсию!
— Спасибо “Дому призраков”!
Все эти экзаль тированные возгласы раздавались с палубы неболь-
шого теплохода, на котором мы плыли по заливу от пристани Бомбея
к острову Элефанта. Мы проплыли под высокой аркой архитектурно-
го ансамбля терракотового цвета, которое было портом Бомбея
(Мумбая) и называлось “Воротами Индии”. Берег все более от далял-
ся, и мы уже пе ре ста ли раз ли чать си лу э ты его скал и хра мов. В го ро -
де нам не пришлось удивиться всем разнообразным древностям, по-
тому что не было времени. Но из разговоров с русскими туристами
мы узнали,что старое название города — Мумбай означает Великая
Мать (от слова “Мамба”), что залив сравнивают с Неаполитанским,
что в центре находятся красивые проспекты, комфортабельные со-
вре мен ные до ма и офи сы, что поч ти на каж дой ули це го ро да есть
свои хра мы, по свя щен ные раз ным бо же ст вам: Ши ве, Ха ну ма ну
(предводителю обезьян — верному соратнику Божественного героя
Рамы), Га неше, Деваки — матери Кришны, Парвати — Шакти — супру-
ге Ши вы и т. д. Есть в этом го ро де храм и баш ня за хо ро не ния зо ро а с -
трийцев — огнепоклонников.
Мы плыли к острову Элефанта, или “Гхарапури” — городу пещер.
По преданию, его открыли португальские моряки. Завоеватели уви-
дели на берегу слона, и дали острову название Элефанта. Нам сказа-
ли, что в этом му зее древ но с тей под от кры тым не бом мно гое по ру ше -
но португальскими солдатами: вдохновленные иезуитами, они с яро-
стью уничтожали “языческих идолов”. В рекламах было написано,
что пещерному храму “Элефанта” — 374000 лет, и он упоминается в
эпической поэме “Махабхарата”. На острове среди священных разва-
лин есть высеченное в скале изваяние “Тримурти” и пещерный храм
бога Шивы.
131
– А
— Но экс кур со во да у нас не бу дет, — со об щил нам Але ша.
— Как? По че му? Мы же ни че го не пой мем!!!
Алеша сидел вместе с нами на палубе, в уютном уголке, откинув-
шись на спинку сиденья, бледный, в романтической позе Фредерика
Шопена, утомленного трудностями материальной жизни. Он смот-
рел на красоты залива отстраненным взглядом, как будто все это не
имеет к нему никакого отношения. Сообщив нам неприятное извес-
тие, он добавил усталым голосом:
— У нас не хва ти ло де нег. Вот смо т ри те! — и он про тя нул мне ли с -
ток бумаги, где были записаны все расходы по нашей поездке: оплата
за автобус, теплоход и за посещение музея древностей.
— С нас еще мень ше взя ли, чем по ла га лось, ког да уз на ли, что у рус -
ских “куль турных Ашоктуристов” не осталось денег.
— Ужас но! — Лю да взя ла у ме ня ли с ток и от да ла его На та ше.
— Мо жешь по смо т реть, как все здесь до ро го сто ит! Бу дем гля деть
на памятники старины, как бараны на новые ворота.
— Ус по кой ся, Лю да! — На та ша об ра ти лась к Але ше: — Ведь ты, на -
вер ня ка, Але шень ка, чтони будь зна ешь и нам рас ска жешь, да? И Ли -
за, уж конечно, готовилась к поездке и читала какиенибудь книги.
Я не ошиб лась?
Получив от нас утвердительный ответ, она предложила:
— Давайте устроим конференцию, согласны?
Мы тут же согласились, и наша “конференция” на палубе теплохо-
да началась.
— Дру зья мои! — об ра ти лась я к сво им спут ни кам: — у ме ня в ру -
ках — блок нот — днев ник на ших пу те ше ст вий, в не го вкле ен ли с ток,
ко то рый дал мне по прось бе Ва лен ти на Сер ге е ви ча его сту дент
с фи зи че с ко го фа куль те та МГУ, ин дус — Праб хат Шар ма. От ве чая
на наш во прос о “Три мур ти”, он на пи сал так: “Брах ма — Виш ну — Ши -
ва. Брах ма — со зда ет все. Ши ва — унич то жа ет. До б рый очень. Виш ну — ох -
ра ня ет.” Я уз на ла, что эти три ли ка, со еди нен ные вме с те в од ном кру -
ге, — Три мур ти, на зы ва ют “ин ду ист ской тро и цей”. Не бу дем спо -
рить. У нас нет бо го слов ских до ка за тельств, что бы оп ро верг нуть
это мне ние. Идем даль ше. Брах ма — в пан те о не ин ду из ма “Пер во -
бог”, со зда тель ми ра, по явил ся из древ них арий ских пред став ле ний
о со тво ре нии все лен ной. Но оказывается, что Брахма творит все
только в материальном мире. Духовное царство ему недоступно.
Ему помогают Вишну и Шива — высшие сущности, царство которых
132
располагается в духовном мире. Виш ну — все ми ло с ти вей ший Бог, за -
щит ник до б ра и спра вед ли во с ти. Кста ти, ты, На та ша, ка жет ся,
с ним зна ко ма?
— Я, с Бо гом Виш ну? Ка ким об ра зом?
— Да ты же пе ла арию Лак мэ: де вуш капа рия спа са ет в ле су пут ни -
ка, а он в благодарность за это поднимает ее в небеса. Оказывается,
этот за блу див ший ся пут ник и был бог Виш ну.
— А, ты про арию… Да, ко неч но, я зна ко ма с са мим Виш ну, толь ко
ме нято в не бе са вряд ли возь мут!
— Ну, продолжай, Лиза! — Кажется, Люда заинтересовалась инду-
ист ски ми бо га ми все рьез. — Так что ты еще ска жешь про Виш ну?
— У него — множество воплощений — экспансии, “инкарнации”.
Известны его тысячи имен. Их повторение ограждает от зла. А Криш-
на — считается одним из воплощений бога Вишну. А теперь слушайте
про Шиву! Он слился в мифах с ведическим богом Ру дрой — оплодо-
тво ри те лем и це ли те лем. Но Ши ва мо жет не сти гнев и ка ру. Его тре -
зубец — выражение трех “гун” — состояний материальной природы —
невежества, страсти и благочестия. Они находятся у него в абсолют-
ном рав но ве сии. Но ког да он в гне ве, то по ра жа ет вра гов и греш ни -
ков своим трезубцем и очищает Вселенную от накопившихся поро-
ков. Шива разрушает иллюзии и пристрастия, погоню за материаль-
ным благополучием.
— Ка кой же он — до б рый? — Лю да ни как не мог ла по нять, по че му
сту дентиндус произвел Шиву в доброго Бога.
Я продолжала свою речь:
— Шива может быть самоотверженным и милосердным. Он дер-
жит своей головой поток Ганга. Этим он спасает зем лю от за топ ле ния
и разрушения. Но он, хоть и все мо гущ, об ра ща ет ся к Гос по ду Виш ну,
смиренно почитает его и берет на себя спасение падших живых су-
ществ. Он отец и покровитель всех животных. Люда, тебе это, долж-
но быть, осо бен но при ят но ус лы шать: да же со бак, ко то рых
в Индии считают символом нечистоты за то, что они всему предпочи-
тают свое материальное благополучие.
— Почему предпочитают? Собака — самый верный друг человека.
Чтото ин ду сы тут не по ня ли.
— А Шива понял и, за ее преданность хозяину, разрешил собаке
приближаться к своему храму и служить ему.
— А как это Ши ва — оп ло до тво ри тель?
133
— Твой во прос очень кста ти, На та ша, по то му что Ши ва — ак тив ное
мужское начало Вселенной. Он порождает жизнь. Проявление его
мужской силы происходит благодаря огромной энергии, брошенной
им в материальный мир. Эту энергию индусы называют “Шакти”.
После этих слов я предложила Алеше включиться в мое выступле-
ние:
— Ты, Алеша, хорошо знаком с семейством ШиваПарватиГанеша.
Надеюсь, глиняный, слоноголовый их сын, по прежнему дремлет у те-
бя в чемодане?
— Га неша благополучно спит в моем чемодане, завернутый в теп-
лую фланельку. И я, действительно, симпатизирую ему и его Божест-
вен ным ро ди те лям. И мо гу коечто о них рас ска зать.
Алеша к этому времени отошел от своего расслабленного состоя-
ния и с удовольствием начал рассказывать:
— Девушка Парвати (“Горная”) полюбила Шиву с первого взгляда:
бог люб ви и же ла ний — Ка ма по ра зил ее серд це стре лой из вол шеб но -
го лука, и она осмелилась подойти к медитирующему Шиве. Огненным
лучом своего “третьего глаза” он испепелил Каму. Но любовь девушки
принял. После их брака в небесах сила Шивы стала возрастать. Парва-
ти получила теперь второе имя Богини — “Шакти”. Индусы называют
ее “Бо же ст вен ная мать”. У нее то же есть раз лич ные экс пан сии. И все
они — проявление различных видов материальной энергии.
Алеша закончил свой рассказ, а я открыла блокнот путешествий
и завершила повествование о Шиве цитатой из очерка Герберта Хоу
“сокровенный лик музыки”:
“Шиву изображают с барабаном в правой руке. Та нец считается актом творе-
ния и выражает радость. Полыхающие языки пламени на ладони Шивы указыва-
ют, что он играет с огнем, ко торый созидает и разрушает… Вселенная подобна
машине, приведенной в движение механически: левая рука Шивы показывает на
землю как на сцену, где бу дет разыграна пьеса. Но танец жизни представляет акт
творения, безусловное выражение энергетической силы творца”1.
Наше с Алешей выступление было поддержано аплодисментами ма-
лочисленной, но весьма дружественно настроенной ау дитории. К Ната-
ше и Люде присоединились три русские туристки, которые встали воз-
ле них и внимательно слушали. Вдохновленная интересом прибываю-
щих слушателей, я продолжала:
— Вы интересуетесь, кто из индуистских богов — главный? Они до
сих пор спо рят меж ду со бой об этом. Ктото считает самым главным
134 1Аль ма нах “Аум” № 5, ИМА_Пресс, СПБ: 1993.
Вишну, ктото — Шиву, а ктото почитает более всего Шакти, называя
ее “Божественная Мать”, “Мать мира”. Мно гие ин ду сы идут те перь
к по ис кам Еди но го Бо га. При глубоком изучении “Вед” можно
понять, что все три Божества являются сутью одного, Единого.
“Троица” присутствует у индуистов, как в материальном, так
и в Высшем, духовном мире. В “Ведах” можно найти устремления
к единобожию, к признанию Единой Высшей Сущности. В гимне из
“Ригведы” (одной их четырех книг Вед), сказано:
…От ку да, как воз ник весь этот мир?
Откуда, как Вселенная явилась?
Мир со здан иль не со здан был?
Об этом зна ет толь ко Он — Все зря щий,
Все видящий с небесной высоты.
Иль, мо жет быть, и Он то го не зна ет?1
Я поблагодарила нашу импровизированную ау диторию за внима-
ние и ска за ла:
— Конференция закончена!
Ког да “чу жие” уш ли, Лю да вспом ни ла, что ее муж в со вет ское вре мя
занимался в аспирантуре Института марксизма, который был располо-
жен тог да позади Музея изобразительных искусств имени А. С. Пушки-
на. Она говорила:
— Я хо ро шо по мню, что на ле вом кры ле зда ния, был ба ре ль еф, по хо -
жий на “три мур ти” — три го ло вы в по лу про филь.
— Не уже ли — Брах ма, Виш ну, Ши ва??? Или — Вишну, Шива,
Шакти???
— Нет, конечно. Маркс–Энгельс–Ленин. Те перь там института нет.
Дом остался, а барельеф ку дато делся.
При шлось рас ска зать Лю де лю бо пыт ную ис то рию, сви де те лем
ко то рой я чуть не ста ла. В этом до ме раз ме с ти лось “Дво рян ское со -
бра ние Рос сии”. В ле вой ча с ти до ма бы ла до маш няя цер ковь кня -
зей Ло пу хи ных (ведь дом при над ле жал им до Ок тябрь ской ре во лю -
ции). Не сколь ко раз я по се ща ла эту не боль шую цер ковь на вто ром
эта же. Ее ос вя ти ли, и там про хо ди ли служ бы со свя щен ни ком и
пев чи ми. Од наж ды, во вре мя бо го слу же ния, гип со вый ба ре ль еф
вдруг со рвал ся со сте ны до ма и упал на зем лю с вы со ты вто ро го эта -
жа, к сча с тью, ни ко го не по вре див. Мне ска за ли (я на этой служ бе
135 1“Риг ве да”, Х, 129, пе ре вод К. Баль мон та, взя то из кни ги А. Ме ня “Ис токи ре ли гии”.
не бы ла), что он рас пал ся на мел кие ку соч ки: “Бо же ст вен но го пе -
ния ис пу гал ся!”
Мой рассказ об этом загадочном падении был благожелательно
принят коллегами, только Люда пожимала плечами и говорила:
— От цер ков но го пе ния упал и раз бил ся? Не мо жет быть!
Но это была правда. На этом доме, вместо советского “тримурти”,
долго зияла белая дыра.
Наконец мы прибыли на остров Элефанта. Преодолели высокую
гору, а потом поднимались и спускались по полуразрушенным ступе-
ням, прыгали с камня на камень. Наши внимательные мужчины помо-
га ли нам, сле ди ли, что бы мы не ос ту пи лись и не упа ли во вре мя опас -
ных пируэтов.
Мы увидели величественную скалу с огромными, высеченными на
ней тремя гранитными ликами богов — “Тримурти”. Потом отправи-
лись к хра му Ши вы. У под но жия го ры бы ли два при де ла и глав ный
храм с огромными колоннами. Мы вошли в прохладную пещеру. Вот
они, могучие скульптуры Шивы и богини Парвати! Выше трех чело-
веческих ростов. И скульптурные группы, и статуи: Шивасидящий,
Шивамедитирующий, Шиватанцующий, Шивапоражающий демо-
на, Ши ва с тре зуб цем и зме ей, Ши ва с во до па дом и бо ги ней Ган гой,
Ши ва и Пар ва ти на сво ей свадь бе и т. д.
Некоторые статуи были основательно разрушены временем, но
производили очень сильное впечат ление не только грандиозными
размерами. В них как бы притаилась пришедшая из древнего мира
могучая сила и захватывающая дух космическая энергия. Неожидан-
но мы оказались возле большого камня цилиндрической формы с
гладкой, отполированной поверхностью наверху. Оказалось, что это
был — “Шивалингам” — символ детородной силы бога Шивы. Экскур-
совод чужой группы объяснил, что в Лингаме “отражена чистая и вы-
сокая вера индусов в святость зачатия”.
Пока мы внимали объяснениям и с недоумением разглядывали ка-
мень, то есть фал лос бо га Ши вы, Але ша увел На та шу по даль ше от это го
памятника древности. Они подошли к ларьку сувениров, и Алеша купил
комикс, посвященный острову Элефанта. Рассматривая яркие картин-
ки, Алеша переводил Наташе с анг лийского языка надписи под ними.
День, который в начале так радовал солнцем, оказался слишком
жарким, и мы изрядно утомились. Но, несмотря на это, щелкали фо-
тоаппараты, мы принимали изящные позы, делали улыбки и вели
136
оживленные разговоры. Алеша и Наташа в этот день были неразлуч-
ны. На та ша взя ла Але шу за ру ку — он не от нял ру ки. Так они хо ди ли
все время по острову.
Ког да мы собирались спускаться с горы к теплоходу, к нам подо-
шел старик индус в рубище, вытянутый как струна, с лицом аскета. Он
встал воз ле нас и мол ча, дол го гля дел нас тре бо ва тель ным взгля дом.
Я, думая, что он проявляет интерес к русским туристам, протянула
ему про спект с ви да ми Моск вы на рус ском и ан г лий ском язы ках. Он
взял и с без раз лич ным ви дом вер нул его нам, не ска зав ни сло ва. Ото -
шел от нас, сел на ка мень, скре с тил но ги в по зе “ло то са” и за стыл
в медитации.
Мы не ус пе ли сде лать и не сколь ких ша гов, как воз ле нас по яви -
лась де воч ка с гир лян да ми бе лых аро мат ных цве тов. Она, пови ди мо -
му, на де я лась, что мы ку пим у нее эти цве ты, но ру пий у нас уже не ос -
та лось. Мы зна ка ми по ка зы ва ли ей, что не чем ей пла тить. Она не ве -
ри ла и все шла за на ми. Ког да мы по до шли к при ста ни, гром ко за пла -
ка ла от оби ды, что мы ни че го у нее не ку пи ли. Мы на про ща ние по ма -
ха ли ей ру кой.
137
Шива на быке
* * *
На теп ло хо де На та ша чтото на ухо шеп ну ла Але ше. Он с улыб кой
ей ответил, и она поцеловала его в щеку. Видевшая это Люда подошла
ко мне с не до воль ным ли цом.
— На та ша ве дет се бя не при лич но, ска жи ей это. На них смо т рят.
Что о нас по ду ма ют?
Я посмотрела на них. Наташа в этот день была невероятно хоро-
ша. Изящная, грациозная, загоревшая под индийским солнцем, с рас-
пущенными рыжими волосами, на которых ловко держалась малень-
кая кружевная шляпка. В коротком розовом платье с большим выре-
зом она была похожа на европейскую кинозвезду. Крупная грудь, тон-
кая талия, округ лые бедра, оголенные шея и руки, загорелые строй-
ные но ги — все это при вле ка ло к ней вни ма ние. Муж чи ны на па лу бе
заглядывались на нее.
— Люда, что ты придираешься к Наташе? На нее смотрят, потому
что она сегодня очень хорошенькая. Пускай Алеша и Наташа делают
все, что хо тят, мы же не в ака де мии! Ты луч ше по слу шай, ка кие я сти -
хи сочинила, глядя на них.
Эпиграфом я взяла стихи Ф. Тютчева: “Нам не дано предугадать,
как слово наше отзовется”.
Нам не дано предугадать,
Как наше слово отзовется,
К источникам каким пробьется
В рас свет ный ти хий час зем ной.
Нам не дано предугадать,
Как наши чувства отзовутся
И в ритмы времени вольются
Прозрачной ласковой волной.
Нам не дано предугадать,
Как чьи_то взгляды остаются
И свет лой тай ной в серд це бьют ся,
С его незримой глубиной.
138
Нам не дано предугадать…
Да и за чем об этом знать?
— Ну, как? По нра ви лись те бе мои сти хи?
— Стихи проникновенные, — ответила Люда, — чтото вроде ро-
манса у тебя получилось.
— Напиши музыку!
— Нет, я му зы ку пи сать не хо чу. Не под хо дит ему На та ша, зря она
с ним нежничает.
— А ты хо чешь, что бы я их вос пи ты ва ла? Они се го дня та кие рас -
кованные и счаст ливые, порадуйся же за них!
Лю да ото шла от ме ня, се ла на па лу бе по даль ше от “вор ку ю щей па -
ры” и оби жен но ста ла гля деть на про зрач ную во ду.
Але ша и На та ша все еще сто я ли на па лу бе у пе рил, не да ле ко от
нас. Не о жи дан но по рыв ве т ра сдул На та ши ну кру жев ную шляп ку.
Але ша лов ко под хва тил ее и за бот ли во на дел на ры жую го ло вку На -
та ши.
Как окутало ее ласковое тепло рук Алеши! Глаза ее округ лились,
и она по тя ну лась к не му… А он вдруг об нял ее и по це ло вал в гу бы.
— Они переходят все границы приличия! — Люда вскочила со ска-
мьи, — на до пре кра тить это!
Она под бе жа ла к ним и крик ну ла:
— Але ша!
Он обернулся, и Люда увидела перед собой такие чистые, про-
зрач ные го лу бые гла за, в них бы ло столь ко кра со ты и ка който дет -
ской беззащитности, что ее возмущение мгновенно растаяло… Она
отступила назад и пробормотала:
— Мы подъезжаем. Надо фотографировать скорее, а то не успеем!
Алеша достал свой фотоаппарат и приготовился фотографиро-
вать порт. Наташа села возле Люды. Та сердито буркнула:
— Ну что, Царевна Лебедь, нашла своего Царевича Гвидона? У вас
с Алешей, кажется, нежные отношения?
Наташа гордо вскинула голову:
— Нашла Царевича. И отношения у нас нежные, очень!!!
139
Глава 12
Интервью с Белой дамой
вечеру мы с вещами прибыли в аэропорт Бомбея. Алеша сказал
мне, что ему зво ни ли из агент ст ва “Ашок НьюДе ли” и со об щи ли:
билеты на самолет нам принесут к семи часам. Просили подо-
ждать в главном холле аэропорта.
Мы се ли в хол ле и, утом лен ные жа рой и дол гой экс кур си ей, с удо -
вольствием представили себе, с каким же наслаждением бу дем дре-
мать в лай не ре.
В назначенное время к нам подошел представитель агентства
“Ашок НьюДели”. Им оказалась женщина средних лет, небольшого
рос та в бе лом брюч ном ко с тю ме, в та кой же бе лой шляп ке и в боль -
ших тем ных оч ках.
Она поздоровалась и обратилась ко мне:
— Кажется, вы — руководитель группы?
Ус лышав утвердительный ответ, она сняла с плеча сумочку, выну-
ла из нее би ле ты и про тя ну ла их мне.
Ког да я взя ла у нее би ле ты, она сно ва по ве си ла су моч ку на пле чо
и сня ла свои оч ки. На ме ня гля ну ли боль шие круг лые си ние гла за…
— Елена Петровна! Не может быть!
— Да, Елена Петровна, — подтвердила она.
Мои спут ни ки под бе жа ли к нам на ча ли раз гля ды вать ее с ног до
головы. Потом они встали напротив нее и несколько минут стояли
мол ча, не зная, что ска зать. На вер ное, у нас бы ли в этот мо мент
очень глупые лица, и Елена Петровна начала тихо смеяться. А мы, по-
сте пен но за ра жа ясь от нее и друг от дру га, то же ста ли сме ять ся, и за -
хохотали, наконец, в полный голос. И уже не мог ли остановиться, хо-
хотали до слез…
Наконец она достала из сумочки свой носовой платок, вытерла
глаза и сказала:
— Я должна попросить у вас прощения за то, что мистифицирова-
ла вас… Я — гид, со труд ник агент ст ва “Ашок НьюДе ли”.
По сле этих слов на нее был вы пу щен фей ер верк на ших во про сов
так, что она ед ва ус пе ва ла от ве чать на них.
140
К
— За чем вы это сде ла ли?
— В на ча ле мне хо те лось вы звать у вас ин те рес к Еле не Пе т ров не
Бла ват ской, кни гу ко то рой “Из пе щер и де б рей Ин до ста на” вы на -
шли в мо ей биб ли о те ке. Де ло в том, что я ра бо та ла как раз в это вре -
мя над но вым из да ни ем кни ги в Ин дии на ан г лий ском и рус ском
язы ках. И над сво ей кни гой. Мне бы ло ин те рес но, как от не сут ся
рус ские лю ди к за ме ча тель ным рас ска зам Бла ват ской о пу те ше ст ви -
ях по Ин дии.
— А по том? Ког да вы при влек ли на ше вни ма ние к этой кни ге, за -
чем вам нуж но бы ло про дол жать иг ру в при зрак? Вы мог ли от крыть
свое инкогнито, и мы бы с радостью приняли вас!
— А по том… Я по ня ла, что од но му из ва ших то ва ри щей нуж на пси -
хологическая поддержка, и мне уже было не до разоблачения себя,
на до бы ло вы ру чать вас из бе ды. Я пы та лась ра зо брать ся в этой слож -
ной си ту а ции и най ти мо мент, ког да бу ду вам нуж на.
— Как вы уз на ли о на шей слож ной си ту а ции?
— Я проводила достаточно много времени в этом доме и слышала
все, о чем вы го во ри ли.
— Вы — хозяйка старой гостиницы?
— Дом за ве щан мне мо ей ба буш кой
— Вы рус ская?
— Наполовину. Мои отец и дед были анг личанами, мать и бабушка —
рус ские. Моя де ви чья фа ми лия — Грей. Я не из ме ни ла ее, ког да вы шла
замуж за индийца. Он сотрудник Российского посольства в Дели, кон-
суль тант. Я несколько лет жила с ним вМоскве. Ус пела закончить исто-
рический факуль тет Московского университета. Моя кандидатская
диссертация посвящена путешествиям Блаватской по Индии.
— Вы на хо ди лись в этом до ме? А где вы жи ли?
— На вто ром эта же. Я ра бо та ла над кни гой в ком на те, ко то рая на -
ходится как раз над кабинетом с роялем. Отту да все слышно. Я слыша-
ла все ва ши раз го во ры, и да же вздо хи.
— Как вы по па да ли в дом? Ку да вы ухо ди ли от нас?
— В по тай ную дверь.
— Мы ис ка ли ее, но не мог ли най ти.
— Но она бы ла. С ле вой сто ро ны за ле ст ни цей, ве ду щей на вто рой
этаж. Вы не за ме ти ли ее. Сна ру жи то же бы ла дверь, при кры тая вью -
щи ми ся рас те ни я ми, она вы хо дит на ули цу. А перед ней в до ме есть
винтовая лестница — вход на второй этаж.
141
— Но мо жет быть хва тит до пра ши вать Еле ну Пе т ров ну? — Я пред -
ложила выразить ей благодарность за спасение Алеши.
Она скромно ответила:
— Але шу спас ла не толь ко я, но и вы. Я — мо и ми пси хо ло ги че с ки -
ми и медицинскими знаниями, а вы — добрым отношением к нему.
Я ве рю, что Але ше по мог ла и на ша мо лит ва.
Але ша с удив ле ни ем гля дел на нее. Ви ди мо он ни че го не по мнил
из то го, что про изо ш ло с ним в Ма д ра се.
Но на ши во про сы к Бе лой да ме на этом не за кон чи лись. Я ре ши ла
проверить ее ясновидческие способности:
— Скажите, вы действительно знаете пьесу Фридриха Шиллера —
“Заговор Фиеско в Ге нуе”?
— Нет, я ни ког да в жиз ни ее не чи та ла. Вы про се бя про из но си ли
ее название и передали мне ваши мысли.
— Вы — психотерапевт?
— Нет. Но в Ин дии на до уметь под дер жи вать свое здо ро вье, са мим
лечить себя и своих близких всеми возможными методами. Здесь жа-
ра, ин фек ции, у му жа — нерв ная ра бо та. На до уметь сни мать стрес сы.
С йо гов ски ми пси хо фи зи че с ки ми ме то да ми я зна ко ма. Знаю язы ки —
хинди, санскрит, дружу с некоторыми “гуру” в ашрамах. Традицион-
ная европейская медицина в Индии дорогая, многим недоступна.
— Даже жене дипломата?
— Да, это ра зо ри тель но. К то му же я убеж де на, что до б рой мыс лью
и словом, молитвой, мантрой можно помочь больше, чем лекарствами.
— Вы — те о соф ка?
— Не сов сем, хо тя те о со фию знаю и це ню. Мои пред ки бы ли те о -
софами из окружения Елены Петровны Блаватской. В карму я верю.
По моему разумению, это соответствует тому, что говорил апостол
Па вел: “Что по се ешь, — то и по жнешь”. Каж дый от ве ча ет за свои по -
ступки и сам наказывает себя. Неоспоримый закон жизни.
— Ваш муж — хри с ти а нин?
— Нет, он — “вай ш нав” — пре дан ный Гос по да Шри Криш ны. Он —
бхакта и преданно служит Господу своей любовью к Нему. Это направ-
ление индуизма близко христианству.
— А вы — кто по ве ре?
— Я — православная христианка. В Индии около трех процентов хри-
с ти ан. У ме ня в Бом бее, в до ме, есть своя ма лень кая до маш няя цер ковь.
— А в реинкарнацию вы верите?
142
— И да, и нет. Я хо чу ве рить в то, что че ло век мо жет за од ну жизнь
очиститься от дурных мыслей, чувств и поступков, раскаяться и по-
стараться их больше не совершать. Православие помогает мне отно-
сить ся к зем ной жиз ни не как к ил лю зии, “майе”, оце нить ее каж дую
минуту и радоваться ей. В Индии к реинкарнации подходят научно.
В Бангалоре есть “Институт психического здоровья и невропатоло-
гии”, где со бра ны ма те ри а лы о том, что есть лю ди, ко то рые по мнят
прежние жизни. Все это проверяется у нас научными методами.
Я знаю, что у вас в Рос сии по яви лись “де ти ин ди го”, с фи о ле то вой ду -
хов ной ау рой. Они по мнят преж ние жиз ни, ви дят цве та ау ры во круг
человека, исцеляют, пророчествуют. Это означает, что Россия начала
получать от Бога новые космические энергии. Я верю, что такие де-
ти, если их воспитают в христианских традициях любви и добра, спа-
сут Рос сию.
— Вы действительно раскаиваетесь в том, что разыграли нас?
— Ин ду и с ты тре бу ют, что бы каж дый вы пол нял свою “дхар му” —
долг в со от вет ст вии с пред наз на че ни ем свы ше. У них че ло век, ро -
див ший ся в оп ре де лен ной сре де — в Ин дии че ты ре ка с ты — жре цы,
во и ны, тор гов цы и низ шие — “шу д ры”, дол жен вы пол нять то, что
по ла га ет ся лю дям его ка с ты. Ес ли рас сма т ри вать мое по ве де ние с
этой точ ки зре ния, то я на ру ши ла свою “дхар му” и вме ша лась в ва -
шу. Дхар ма и кар ма тес но свя за ны у ин ду сов и ге не ти че с ки обус лов -
ле ны. Дхар ма, счи та ют они, долж на быть толь ко ин ди ви ду аль ной,
лич ной, и пра виль ное ее вы пол не ние мо жет очи с тить кар му. Но, с
по зи ции хри с ти ан ской ве ры, вы ше все го До б ро, Ми ло сер дие и Лю -
бовь. Я бу ду про сить Бо га, что бы про яв лен ное на ми все ми ми ло сер -
дие и об щая мо лит ва за ва ше го дру га ис ку пи ли гре хи, ко то рые я со -
вер ши ла, об ща ясь с ва ми: мой аван тю ризм, иг ру и вме ша тель ст во в
ва шу жизнь.
Она взгля ну ла на ча сы.
— У ме ня ос та лось ма ло вре ме ни. Я хо чу по да рить вам свою кни гу.
Пока мне дали несколько сигнальных экземпляров. Коечто я написа-
ла вам на кни ге. Про чте те по том.
Мы взяли подарок и поблагодарили Елену Петровну. Книга назы-
ва лась: “О пу те ше ст ви ях Рад ды Бай в Ин дию”. На об лож ке сто я ла фа -
милия ее автора: кандидат исторических наук Елена Петровна Бла-
витская.
— Блавитская???
143
— Это — мой псев до ним, а зо вут ме ня так же, как на сто я щую Бла -
ватскую — Елена Петровна.
Мы попрощались с ней православными тройными поцелуями.
Дойдя до Алеши, она с особенной нежностью обняла его.
— Не бой тесь ни че го. Вы очи с ти лись от сво ей преж ней кар мы
терпением и любовью. Я написала вам коечто в книге, прочтите.
Елена Петровна обратилась к нам:
— Ес ли бу де те еще в Ин дии, за ез жай те ко мне в Бом бей. Вот, возь -
ми те мою ви зит ную кар точ ку, а “дом при зра ков”, как вы его на зва ли,
начинают уже сносить.
— А рояль, библиотека?
— Пе ре ез жа ют ко мне в Бом бей, в мой дом.
Мы тоже дали Елене Петровне свои визитные карточки:
— И вы при ез жай те к нам в Моск ву!
— Кто зна ет, мо жет быть и при еду как со труд ник “Об ще ст ва рус -
скоиндийской дружбы”! “Единение в любви и добре — это хорошо”, —
так го во рит наш свя той Ба ба Сингх.
— И наш русский святой, преподобный Сергий Радонежский ска-
зал: — “Единением и любовью спасемся”.
— Про сти те, — вдруг вспом ни ла Еле на Пе т ров на, — у ме ня для вас
есть заявка от итальянских моряков: они просят передать в Москву,
что приглашают вашу артистическую группу в Неаполь на гастроли.
Я пошлю ее через интернет в вашу Академию. Прощайте!
Ког да Елена Петровна ушла, Наташа сказала:
— Ита лия — это хо ро шо! Не уже ли мы ту да по едем? Viva Italia! Вот
и получается, что мы многим ей обязаны. Я прощения хотела у нее
попросить за свои поддразнивания и не попросила.
— Ни че го. Я ду маю, она нас всех про сти ла и те бя то же. Але ша,
а что тебе написала Елена Петровна?
Алеша открыл книгу:
— Тут написана индийская притча “Вознаграждение”.
“Один человек от давал много золота на добрые дела, но ждал вознагражде-
ния. Од наж ды Учи тель его при слал ему ка мень с за пи с кой:
— Прими воздаяние — сокровище дальней звезды.
Человек вознегодовал:
— Вме с то мо е го зо ло та мне дан ка мень! Что мне до даль ней звез ды! —
и бро сил ка мень в гор ный по ток.
144
Но при шел Учи тель и ска зал:
— В камне заключен был самый ценный алмаз, сверкающий больше всех
драгоценностей мира.
В отчаянии человек бросился к потоку и, следуя по течению, спускался все
ни же и ни же”…1
Але ша до чи тал прит чу до кон ца, а я, не от да вая се бе от че та в том,
что делаю, будто направляемая кемто Неведомым, подошла к нему
и по ло жи ла ру ки ему на пле чи. Точ но так же, как тог да ве че ром в Ма -
драсе Елена Петровна. Пристально глядя в его потемневшие глаза,
в которых еще таилось прежнее страдание, я сказала:
— Алеша, что вы теперь почитаете сокровищем, которое сверкает
больше всех драгоценностей мира?
Алеша серьезно, с какойто непреклонной и суровой убежденнос-
тью ответил:
— Жизнь.
Как толь ко я ус лы ша ла его от вет, у ме ня в ду ше по яви лись чув ст ва
легкости и освобождения.
Я сня ла ру ки с его плеч, по до шла к мо им спут ни кам и ска за ла:
— Алеша совершенно здоров. Он исцелен!
Световое табло аэровокзала загорелось.
— Зо вут на по сад ку в Де ли. Про щай, Бом бей!
145 1Криптограммы Востока
Глава 13
Полет над Гималаями. Продолжение “Легенды о Лунной богине”.
осле любования буйством красок в изумрудных и бирюзовых то-
нах аэропорта в Дели мы полетели лайнером в Ташкент, чтобы
потом отправиться в Москву.
Бесконечно тянулись под нами Ги малайские горы, удивляя своей
космической красотой. Сначала они были зелеными, потом желтоко-
ричневыми; иногда туман одевал их в серофиолетовые тона. Снежные
шапки гор обвевали легкие облака. То белые, то золотые… А потом по-
тянулись долгие отроги оранжевокрасного цвета. Погода стояла яс-
ная, сол неч ная, и вни зу все бы ло от чет ли во вид но, как на ла до ни.
Наташа и Алеша сидели в салоне лайнера, рядом, позади меня.
Вначале они любовались Ги малаями, восхищались их необъятнос-
тью, переливами красок, ослепляющей белизною снежных вершин.
Алеша начал рассказывать, как в детстве увлекался книгами о пу-
тешествиях, как мечтал побывать в тех местах Индии, где, по преда-
ниям, находится таинственная Шамбала — страна в окружении вось-
ми снежных гор — мифический оазис счастья человечества. Индусы
верят, что в Ги малаях живут Богочеловеки, “Великие Души”, “Звезд-
ные Бра тья”, и они по сы ла ют на Зем лю ду хов ную энер гию.
— Ты по мнишь, я рас ска зы вал ле ген ду о том, что на го ре Кай лас
обитают Бог Шива, Богиня Парвати и их сын — слоноголовый Га не-
ша? Го ра эта слывет “Раем Шивы”, “Родиной Богов”. Ты сячи паломни-
ков устремляются в те места: ведь, может быть, отту да и начинается
путь в “святыню мира”, в Шамбалу. Они преодолевают невероятные
трудности, а на последнем участке горной дороги распластываются
по камням и ползут ничком несколько километров!
— А ты мог бы так? — спро си ла На та ша.
— Я бы предпочел полететь на вертолете. Кажется, из Непала есть
та кой путь. Ты по мнишь, что в опе ре Ри хар да Ваг не ра “Пар си фаль”
действие происходит в свет лом царстве Грааля? А неприступный за-
мок, в котором живут рыцари с королем Артуром, где находится? За-
была? А ведь эти рыцари хранили чашу Грааля с кровью распятого
Христа! Замок Парсифаля — “Небесный Грааль”, по преданию, нахо-
146
П
дит ся в Ин дии!!! А ты, На та ша, уди вишь ся, на вер ное, я про чел в од -
ной кни ге, еще в Ма д ра се, что Ни ко лай Ре рих ви дел связь тре зуб ца
Шивы с нашей православной Троицей! И Рерих был уверен, что
предками индусовариев были славяне! Тог да понятно, почему в сан-
скрите так много слов, похожих на наши русские слова. Невероятно
интересно, правда? Но православным христианином Рерих не был.
На камне над его могилой нет креста, и начертаны священные слова
индусов: “Ом, Рам”. Он мечтал вернуться на родину, уже чемоданы
упа ко вал, в 1947 го ду… Но не о жи дан но умер. Мо жет быть, к сво е му
счастью. Затравили бы его в нашем советском Отечестве. А как он лю-
бил Рос сию!
Наташа сначала слушала Алешу с интересом, но потом начала зе-
вать и за сну ла. Он за ме тил это не сра зу и дол го еще го во рил, гля дя
в окно. Потом обернулся к Наташе, увидел ее утомленное спящее ли-
чико, откинулся на спинку кресла и тоже задремал.
Я ре ши ла, что мне по ра про дол жить со чи не ние сво ей “Ле ген ды
о Лун ной Бо ги не”, и от кры ла свою те т радь. Ка кой же бу дет но вая
из бран ни ца мо е го Сол неч но го Бар да? По ра уже ей по явить ся в его
жиз ни…
Я начала рисовать в тетради женскую фигуру. Пускай она бу дет по-
хожа на Наташу: миниатюрная, хорошенькая, рыжеволосая, с вздер-
нутым носиком.
…Алеша, дремавший за моей спиной, громко застонал, потом затих.
Ког да я по вер ну лась к не му, то уви де ла, что он мир но спит
в крес ле. Он улы бал ся во сне. По че муто, гля дя на не го, вспом ни ла фра -
зу из Альберта Камю: “Красота — это вечность, длящаяся мгновение”.
…Ну что же? Бу дем про дол жать ри со вать На та шу? Нет, чтото не
по лу ча ет ся, ка кието не ле пые ли нии вы хо дят на бу ма ге… На ко нец
вы шло. Толь ко мне по ка за лось, как буд то ктото не ви ди мый во дит
мо ей ру кой. На ри сун ке про сту пал де ви чий об лик: то нень кая де вуш -
ка с длин ны ми чер ны ми вью щи ми ся во ло са ми сто ит на бе ре гу ре ки.
По за ди — го ры, на скло не го ры — пра во слав ный храм. От не го на
дру гой бе рег тя нет ся до ща тый мост. Де вуш ка — в бе лом пла тье, его
раз ве ва ет ве тер. Она про тя ги ва ет ру ки на вст ре чу солн цу.
Хорошо! Пусть такой и бу дет юная незнакомка Солнечного барда
в мо ей “Ле ген де”! А как же я на зо ву ее?
Из тишины, сверху, пришло в мое сознание и прозвучало краси-
вое имя — Ма ри ан на…
147
ПРОДОЛЖЕНИЕ “ЛЕГЕНДЫ О ЛУННОЙ БОГИНЕ”.
ВОЗРОЖДЕНИЕ ЭНДРЕ
…Од наж ды сол неч ным ут ром Эн д ре вы шел из хи жи ны и вдруг уви дел чер -
но во ло сую де вуш ку. Она си де ла на бе ре гу ре ки, опу с тив но ги в во ду, пле ла ве -
нок и пе ла пес ню с при хот ли вой ме ло ди ей. По том она вста ла, рас пря ми лась,
про тя ну ла ру ки к ре ке и го рам, слов но от да вая свою пес ню им и солн цу. Реч -
ной ве тер раз ве вал ее пла тье, бе лое, с вы ши ты ми на нем узо ра ми из ва силь -
ков и ма ков.
Ус лы шав шо рох за спи ной, де вуш ка бы с т ро обер ну лась и уви де ла Эн д ре. От
неожиданности вскрикну ла, бросила венок и убежала по тропинке к селу.
Эндре подобрал венок и дома опустил его в воду, чтобы подольше сохрани-
лась его све жесть.
Он стал рас спра ши вать об этой де вуш ке у со се дей. Уз нал, что она при еха -
ла сю да не дав но из се вер ной Чер но гор ской об ла с ти. Ее по кой ный отец — пра -
во слав ный свя щен ник ро дом из Гре ции. Мать — сер би ян ка. Мать и отец ее
умер ли, она ос та лась си ро той. Жи вет не да ле ко от ре ки в до ме с са дом и уха -
жи ва ет за боль ной род ст вен ни цей. Вы ра щи ва ет цве ты в са ду и про да ет их. Ее
зо вут Ма ри ан на.
Те перь, проходя мимо дома Марианны, он иногда останавливался у забора
и незаметно наблюдал за ней. Ему нравилось смотреть, как она терпеливо выводит
больную женщину в сад, как развешивает на веревке белье, как поливает цветы.
Иногда он встречал ее на дороге, ког да она шла с корзиной, наполненной
разной снедью. Или ког да в воскресенье возвращалась из церкви в повязанном
на голове платке, из_под ко торого выбивались ее черные вьющиеся ко сы.
Как то на мос ту она про шла ми мо, бы с т ро взгля ну ла на не го, и Эн д ре уви -
дел ее блестящие, свет ло_карие глаза и длинные стрельчатые ресницы. По телу
его разлилось тепло, и ему показалось, что он весь наполнился ласко вым сол-
неч ным све том. И ос т рая лун ная льдин ка в его серд це на ча ла та ять.
Все эти дни, ког да он вспо ми нал ее лег кую по ход ку, тон кий стан, бы с т рые дви -
жения, стремительный и ускользающий взгляд, у него пропадал ту ман перед гла-
зами. Глаза снова на чинали блестеть, становились голубыми и прозрач ными, буд-
то гор ное озе ро. Ему за хо те лось вспом нить ее пес ню, ко то рую она пе ла сво им
звонким высоким голосом.
Ка кая кра си вая пес ня! Толь ко ме ло дия ус кольз ну ла от не го так же, как и она
сама…
Ду мая о ней, он за бы вал, что ско ро бу дет “Лун ным Бар дом”, “По свя щен ным
Лунной Богине”. Но наступило полнолуние. И Эндре, словно завороженный хо-
148
лод ным све том лу ны, с не по движ ным ли цом, взял свою лют ню и сел на бе ре гу
ре ки. Он за крыл гла за, про из нес “Эле”, и лун ная до ро га пе ре нес ла его к све тя -
щимся облакам.
Лун ная Бо ги ня встре ти ла Эн д ре во всем бле с ке сво ей вол шеб ной кра со ты.
На ней бы ла блед но_го лу бая ту ни ка, а свер ху, оку ты вая все ее гиб кое те ло, бы -
ло на бро ше но си нее про зрач ное по кры ва ло, усы пан ное, как звез да ми, свер ка -
ю щи ми дра го цен ны ми кам ня ми. Ее свет лые лун ные во ло сы ук ра ша ла зо ло тая
ко ро на с бле с тя щи ми изу м ру да ми.
Только лицо Богини было сумрачно. Она велела Эндре сесть на подушку воз-
ле ее бе ло снеж но го ло жа, взя ла в ру ки свою хру с таль ную скрип ку, а его по про -
сила играть на лютне. Од нако печаль не покидала ее.
— Твоя му зы ка се го дня не при но сит мне ра до с ти. В ней слы шит ся плеск ре -
ки, шум тростника, пение птиц. Она напоминает мне о земле, ко торую я покину-
ла и за бы ла. А я хо чу, что бы в этой му зы ке зву ча ла толь ко твоя лю бовь ко мне.
Увы, земля и земные чувства слишком дороги тебе! Сегодня я собиралась объ-
я вить те бя Лун ным Бар дом и мо им Веч ным Воз люб лен ным. Но, вид но, еще не
на стал час. Знай же, власть моя ве ли ка! Ес ли я за хо чу, то смо гу под чи нить те бя
сво ей во ле. Но толь ко те перь я по ня ла, как бес пре дель на моя лю бовь. Рань ше
я рев но ва ла те бя ко всем: к жен щи нам, дру зь ям, к тво ей лют не, к мыс лям, ко -
торые принадлежат не мне. Но теперь я преисполнена великой любовью и ду-
маю о том, что бы ты был сча ст лив. И я даю те бе сво бо ду вы бо ра. За в т ра, до рас -
све та, ты дол жен ре шить: или ты бу дешь со мной в Веч но с ти или ос та нешь ся на
зем ле, и мы боль ше с то бой ни ког да не уви дим ся… Ес ли ты вы бе решь зем лю,
то найди мою земную скрипку, ко торую я оставила в доме перед последней сво-
ей до ро гой, и иг рай на ней. Пусть она бу дет мо им по дар ком и па мя тью обо мне.
Я бу ду ждать тво е го ре ше ния за в т ра с по лу но чи до рас све та, по ка не рас тво рит -
ся лик лу ны. По мни — моя лю бовь к те бе бес ко неч на, как Все лен ная!!!
Лунная Богиня привлек ла барда к себе на ложе, печально провела рукой по его
волосам, ко торые стали теперь такими же лунно_серебристыми, как и у нее, и при-
льну ла к нему устами. Но он теперь почувствовал только легкое дуновение ветерка
и ощу тил кап ли про хлад ной ро сы на сво их гу бах, и в серд це его опять опу с ти лись
холодные капли. Они застывали и превращались в острые ко лючие льдинки.
Руки невидимых служанок протяну ли ему лютню. Лунный луч в одно мгно-
ве ние спу с тил его на зем лю.
На сле ду ю щий день Эн д ре не вы хо дил из хи жи ны. Он до стал из сун ду ка
скрип ку Эле и толь ко в пол ночь от пра вил ся на бе рег ре ки. Он по ло жил скрип ку
и лют ню ря дом с со бой на тра ву и сел воз ле них, По том, буд то по ви ну ясь ка ко -
му_то невидимому приказу, он поднялся, пошел в дом и нашел венок Марианны.
149
Свежий, он лежал в ведре с роднико вой водой. Эндре взял венок, вернулся на
прежнее место, сел и положил венок возле себя.
Лун ная до ро га в эту ночь бы ла осо бен но свет лой и ши ро кой. Лу на яр ко све -
тила и, казалось, призывала его скорее подняться на лунный луч. Эндре долго
глядел на нее… Он взял лютню, настроил ее и на чал импровизировать. Ког да его
ду ша из ли ла в му зы ке все, что бы ло в ней и ра до ст но го, и скорб но го, ког да она
нако нец исчерпала себя, Эндре резко оборвал аккорд и опустил лютню в реку.
Лютня с печальным стоном поплыла по течению, — сна чала по лунной дороге,
а потом пропала в темноте.
— Про щай, Эле, я бу ду те бя по мнить все гда! Про сти ме ня, Лун ная Бо ги ня!
Он про во дил лют ню в ее по след ний путь и, утом лен ный, опу с тил ся на тра ву.
Его разбу дили птичьи голоса. Лунный серп уже растаял в нежной голубизне не-
ба. Поднималось солнце.
Но что это? Чья пес ня зву чит в ти ши не ут ра? Да это же го лос Ма ри ан ны!
Эн д ре взял скрип ку и на чал по вто рять ме ло дию, ко то рую она пе ла. Он иг -
рал при хот ли вый на пев гром че и гром че, он при зы вал му зы кой свою но вую
лю бовь!
И вдруг он уви дел, что Ма ри ан на идет к ре ке. Его ру ки раз го ря чи ла ра дость
ожидания, струны скрипки сверкали на солнце золотом. Ему показалось, что
весь он наполняется солнечным светом…
Марианна появилась на пригорке. Она приблизилась к нему:
— От ку да ты зна ешь мою пес ню, бард? Как кра си во она зву чит на тво ей
скрип ке, как буд то ты сам по ешь ее!
Вдруг Марианна увидела венок, ко торый лежал возле Эндре на траве.
— Да это же — мой ве нок! — она под ня ла его. Он све жий, он не увял! Раз -
ве такое бывает?
— Возь ми его, — ска зал Эн д ре, — я со хра нил ве нок для те бя.
— Нет, — от ве ти ла она. — Ве нок те перь твой, я да рю его те бе.
— Тог да я по да рю те бе свой вол шеб ный ка мень. Я на шел его здесь на бе ре -
гу, смотри!
Он снял с се бя шну рок с лун ным кам нем и от дал его Ма ри ан не.
— Ка кой кра си вый ка мень! Он дра го цен ный? Как он свер ка ет на солн це!
— Это — лун ный при род ный ка мень, и он оп рав лен гор ным хру с та лем.
Возь ми его. А мож но мне на деть его на те бя? Шну рок у не го ши ро кий.
— Ну что ж, на день! — гла за Ма ри ан ны ста ли озор ны ми, как у маль чиш -
ки_подростка.
— А твой крестик на серебряной цепочке не обидится на такое соседст-
во? — в тон ей ска зал Эн д ре.
150
151
Эндре взял скрипку и повторил мелодию, которую пела Марианна.
— Ду маю, что не оби дит ся, — от ве ти ла она.— Ведь твой вол шеб ный лун -
ный ка мень — то же от ра же ние не ба и све та.
— И мо ей люб ви к те бе, — вдруг не о жи дан но ска зал Эн д ре.
— Ко мне??? — Ма ри ан на уди ви лась.
— Я по лю бил те бя с пер во го взгля да, ког да ты си де ла на бе ре гу и пле ла этот
ве нок. Ты вли ла в мое серд це сол неч ный свет.
Она с улыб кой взя ла ве нок из его рук и на де ла на го ло ву Эн д ре.
— Ты в нем по хож на де вуш ку! Нет, нет… Ты по хож на Ан ге ла, на то го, ко -
торый охраняет нашу церковь. Ко нечно же! На того Ангела, икона ко торого ви-
сит у нас при вхо де! Я ведь и рань ше это за ме ти ла!
— А, зна чит, ты и рань ше все_та ки об ра ти ла на ме ня вни ма ние?
— Те бя нель зя не за ме тить!
— Так же, как и те бя! Ты — са мая кра си вая де вуш ка, ка кую я ког да_ли бо ви -
дел. Я прошу тебя, Марианна! Обвенчаемся с тобой на Троицу!
Ее глаза радостно заблестели:
— Как хорошо! Имя Эндре озна чает “мужественный, храбрый, сильный”.
И ты — та кой. Я ве рю те бе. Я со глас на.
Они обвенчались в сельской церкви Святого Нико лая на Зеленые Святки. На
их свадьбе веселилось и плясало все село. Эндре играл на скрипке, ко торую ему
завещала Эле, а Марианна пела:
Струны, звените,
Струны, звените,
Сердце опу тайте
Сладостной нитью!
Нежность от дай,
Взор подари.
Пламенем вечным,
Сердце, гори!
152
Глава 14
Семейные предания и Блаженная Ксения Петербургская
е ген да” окон че на. Слов но го ра сва ли лась с плеч. Пусть все это
сбу дется! Те перь можно подумать и о своем. Впереди Ташкент, го-
род, где жи ли мои пред ки. Ис то ки мо ей се мьи по ма те рин ской
ли нии тек ли от ту да, из Сред ней Азии. По ли нии от ца — с Ура ла.
С детства я знала, что о моем прадеде — Иване Александровиче
Габбине писал Николай Каразин (был в ХIХ веке такой, теперь забы-
тый пи са тель) в сво ей кни ге “С се ве ра на юг”. Иван Алек сан д ро вич
был человеком состоятельным, по должности — коллежским секрета-
рем. Добрый, честный, отзывчивый, он помогал всем, кто обращался
к нему за помощью, и советами, и деньгами. Поддерживал русских пе-
реселенцев, которых судьба забросила с Волги в Среднюю Азию. По-
могал и местным жителям.
Давно я думала: хорошо бы собрать архивные материалы, чтони-
будь на пи сать о мо их род ных, ко то рые жи ли в Сред ней Азии, в Таш -
кенте. Начинала даже стихи писать…и бросала. Все это казалось труд-
нодостижимым.
…При шли мне на па мять сти хи, ко то рые я со чи ни ла лет де сять
тому назад:
Давно хотелось мне, давно,
Собрать семейные преданья,
И сквозь вол шеб ное стек ло
Увидеть прошлого мерцанье.
Одушевить теней полет,
Ус лышать вновь родные звуки,
Аккорды чувств, мелодий взлет,
Страстей порывы, слезы, муки.
Сверканье глаз, любви покров
Облечь в гармонию стихов.
153
“Л
Пусть зву ки те не бу дут пол ны,
Но лишь бы бы ли хо ро ши.
Воображенье их дополнит,
Сольет в созвучия души!
Увы! Далее моей поэтической фантазии не хватило. Но мысли по-
сто ян но воз вра ща лись к Таш кен ту, в ко то ром мне так и не уда лось по -
бы вать. А ведь был он к кон цу ХIХ ве ка боль шим рос сий ским го ро -
дом, и даже значительным губернским центром. Там, на улицах мож-
но было увидеть и лавки торговцев, громко зазывающих покупате-
лей, и окруженные каменными стенами дома узбеков, с окнами, выхо-
дящими во внутренний дворик, и особняки русских офицеров, и даже
белый дом российского губернатора. Помню, ктото из моей семьи
рассказывал про отправленного ту да за какуюто провинность князя
(из Романовых), который мчался каждое утро на бешеной тройке че-
рез весь го род. За чем, ку да? Мо жет быть, что бы зна ли, что он, рус -
ский князь, жи вет здесь? И что бы ува жа ли?
И сто ял там на од ной из улиц боль шой дом, ок ру жен ный те ни с -
тым фруктовым садом — яблоки, груши, сочные персики, виноград...
А в кон це са да про те кал арык с во дой, у ко то ро го так ве се ло и при ят -
но бы ло иг рать де тям. Жил в этой усадь бе те перь уже сле пой, во зи -
мый в кресле по болезни ног, престарелый Иван Александрович Габ-
бин в кру гу боль шой сво ей се мьи. К не му от но си лись с ог ром ным ува -
жением. И каждое утро все члены семьи подходили к нему и одарива-
ли его поцелуями: кто целовал в щечку, кто прикладывался к руке. Ува-
жаемый и любимый патриарх семьи! Но семейной опорой был его
сын — Николай Иванович Габбин, военный инженер и архитектор.
Он и его же на — Ве ра Ива нов на, име ли ше с те рых де тей (три бра та,
три сестры). Все были очень дружны между собой. Мальчиков роди-
тели отправили на учение в Кадетский корпус в Петербург, девочки
учи лись в Таш кент ской гим на зии и с дет ст ва, как и по ла га лось в дво -
рянских семьях, обучались языкам, музыке и танцам. Младшие доче-
ри росли “тепличными растениями” и не выдержали холода и казен-
ной обстановки Московского Института благородных девиц, ку да их
отправили родители. Они прорыдали там, отказывались учиться,
и “опозоренные” их поведением родители вынуждены были вернуть
их в Таш кент.
154
Личность моего деда, Николая Ивановича Габбина, его судьба осо-
бенно интересовали меня. Семейные предания сказывались, но мно-
гое хотелось проверить, уточнить: уж очень талант ливой, разнопла-
новой и такой могучей казалась мне эта фигура. Истинно русским бо-
гатырем виделся мне он!
Но фа ми лия его бы ла, по всем при зна кам, с не мец ким от тен ком,
и два “б” в ней под чер ки ва ли это (хо тя ино гда вто рое “б” те ря лось, фа -
милия русифицировалась). Отку да она взялась? Ослепший Иван Алек-
сандрович после болезни говорил с тру дом, рассказать ничего не мог.
В семье туманно говорили (по воспоминаниям его выросших внуков
и вну чек) что не кий Габ бе усы но вил его и дал ему фа ми лию: воз мож но,
что маленький Ваня был сиротой и солдатским сыном (из сословия
солдатских детей, впоследствии упраздненного). О великодушном бла-
годетеле свидетельствовал его портрет, висевший в комнате Ивана
Александровича Габбина. Но кто он был, отку да он приехал в город Ка-
залинск, что в Казахстане, где жил долгое время Иван Александро-
вич, — из млад ше го по ко ле ния се мьи ни кто так и не уз нал.
Я обратилась в Московский военноисторический архив. Резуль-
таты моих поисков были успешными и показали: я не ошиблась, инту-
итивно чувствуя, что Николай Иванович Габбин был исключительно
одаренной, сильной, гуманной, волевой личностью.Читая листки,
предоставленные мне сотрудниками архива и вспоминая семейные
предания о нем, я испытывала чувство гордости (но не гордыни!).
Николай Иванович Габбин, уроженец города Казалинска (родил-
ся в 1864 году), окончил Михайловскую Артиллерийскую академию
в Петербурге со знаком от личия и был направлен в Туркестан механи-
ком Туркестанского Окружного Артиллерийского Арсенала. Полный
послужной список, предоставленный мне Российским Го су дарствен-
ным военноисторическим архивом (РГИВА) в Москве, свидетельст-
ву ет о его бы с т ром и ус пеш ном про дви же нии по служ бе: в 1901 го ду
был младшим инженером в Сырдарьинской области, затем — млад-
шим архитектором, с 1907 по 1917 г — областным инженером Сырда-
рьинской области. Был награжден орденами: Святого Станислава
II сте пе ни (1905 год) и Свя той Ан ны II сте пе ни (1913 г.). В 1903 го ду
он был произведен в подполковники; в 1907 году — в полковники,
в 1916 году стал генералмайором. По семейным рассказам, он изоб-
рел оригинальные перекидные мосты для русской армии. В благодар-
ность за это был при нят в Пе тер бур ге в Зим нем двор це им пе ра то ром
155
Николаем II и щедро им награжден. Полученный от госу даря золотой
перстень с бирюзой, окруженной бриллиантами, Николай Иванович
подарил своей жене. Вера Ивановна презентовала шесть бриллиан-
тов из это го пер ст ня трем до че рям, и они сде ла ли се бе из них серь ги
(в голодные годы гражданской войны часть фамильных драгоценно-
стей была похищена, часть — “обменяли на молоко”).
В справке Военного Архива написано, что с 1915 года Николай
Иванович “состоял по по полевой легкой артиллерии и занимал
должность председателя временного хозяйственного строительного
комитета для постройки туркестанского хлопкоочистительного заво-
да”. В Ташкенте он построил несколько домов, разработал проект
“Белого дома” — здания новой резиденции генералгубернатора.
В статье “Сейсмостойкое строительство в дореволюционном Тур-
кестане” (“Вечерний Ташкент” 3 ноября 1966 год), рассказано о рус-
ских инженерахархетекторах, которые разрабатывали проекты сей-
смостойких зданий в Андижанском, Верненском и Пишпекском уез-
дах, наиболее подверженных землетрясениям. В ней названа и фами-
лия Н. И. Габбина, который строил сейсмостойкие здания с учетом
положительных сторон местной строительной практики. Землетря-
сение в Ташкенте в 1966 году “проверило и подтвердило” прочность
этих строений.
Как легко теперь заглядывать в своих воспоминаниях на десятиле-
тия вперед и как радостно такое признание прошлых заслуг новой эпо-
хой! Однако известность моего деда в дореволюционные годы мог ла
бы стать для не го и ви зит ной кар точ кой “на тот свет”. Ре во лю ци он ная
гроза прервала творческие искания военного инженераархитектора и
разрушила прочное дворянское благополучие всей его семьи.
Семейные предания поведали мне, что Николаю Ивановичу уда-
лось укрыться от большевиковчекистов, которые пришли его арес-
товать, в глубоком колодце, в саду своей усадьбы. Уз беки, которым он
всегда оказывал расположение, не выдали его: ведь он был истинным
православным христианином и доброжелательно относился ко всем
“иноверцам”. С помощью узбеков, ему удалось тайно уехать из Таш-
кента. До сих пор в семье рассказывают почти фантастическую исто-
рию, как бывший генералмайор Николай Иванович Габбин явился
в Моск ве к са мо му Ф. Э. Дзер жин ско му и ска зал: “Я хо чу ра бо тать для
России. Или расстреляйте меня или дайте работу по моей профес-
сии”. Но гла ва страш но го ЧК, “же лез ный Фе ликс”, к удив ле нию его
156
сотрудников, принимал иногда неожиданные решения. Он, повиди-
мому, понял, что “военспец” с такой редкой профессией обладает не-
малыми знаниями и может пригодиться в послереволюционной Рос-
сии. Так Н. И. Габбин стал инженером засекреченного строительного
ведомства.
Постепенно в Москве оказалась почти вся семья. Его дочери Ва-
лентина и Нина получили музыкальное образование в училище при
Московской Консерватории, старшая дочь Елена — в Петербургской
консерватории. До конца своих дней они работали, как пианистки
и концертмейстеры, а Нина Николаевна, (по мужу — Делициева) ста-
ла выдающимся педагогом, профессором камерного пения, признан-
ным в Рос сии и за ру бе жом. Бра тья — Петр и Вла ди мир Габ би ны про -
явили себя в Москве как талант ливые инженеры и пользовались в со-
ветское время уважением и авторитетом. Один из сыновей Николая
Ивановича — Николай и муж его старшей дочери Елены — Констан-
тин Русецкий, после революции эмигрировали через Афганистан
в Индию. Николай жил некоторое время в Анг лии и осел наконец в
Австралии. Константин Русецкий жил и работал в Индии.
Раз мы ш ляя о судь бах на шей се мьи, я не раз об ра ща лась к мыс ли:
как это мог ло слу чить ся, что все мои дво рян ские род ст вен ни ки — по -
томки Николая Ивановича Габбина и Веры Ивановны, оставшиеся на
Родине в советское время, избежали репрессий, имели любимую пре-
стижную работу и реализовали себя в интересном для них творчес-
ком тру де?
Правда, находились иногда недоброжелатели, которым очень хо-
телось сбросить поскорее в пропасть того, кто слишком успешно
и уверенно шел впереди. Пришлось это испытать и Николаю Ивано-
вичу Габбину.
Су дя по сохранившемуся у нас Адресу, который был преподнесен
ему при переходе из засекреченного учреждения (обозначенного аб-
бревиатурой К. Д. М.) на новую работу (вероятно, в Оружейный арсе-
наль ный трест, где он ра бо тал в кон це двад ца тых и на ча ле трид ца тых
го дов), где сто ят поч ти со рок под пи сей его со труд ни ков, он был “ав то -
ритетным начальником, редким по опыту руководителем и добрым, от-
зывчивым, с чуткой душой, товарищем”. Из текста видно, что перед
этим учреждением были поставлены правительством задачи, “не имев-
шие при ме ра ни у нас, ни за гра ни цей”. И все важ ней шие во про сы бы -
ли разрешены в полной мере, благодаря его (Н. И. Габбина) научным
157
знаниям, “значительному производственному опыту, обширному тех-
ническому кругозору и присущей ему энергии настойчивости”. Из рас-
ска зов род ст вен ни ков я уз на ла, что он “ра бо тал там вме с те
с М. В. Фрун зе”. И вдруг был об ви нен ка кимто сво им кол ле гой — “во
вре ди тель ст ве”! Со сле за ми на гла зах про сти лась с ним его же на — Ве -
ра Ива нов на; она кре с ти ла его и чи та ла вслед ему мо лит вы. Он от прав -
лялся на собрание, где должен был отстаивать свой проект стратегиче-
ского моста. На возвращение домой он и не рассчитывал. Но вектор
удачи повернулся к нему, а не к его клеветникудоносчику. На обсужде-
ние пришел Ф. Э. Дзержинский. Он сумел разобраться в достоинствах
и ценности проекта и защитил его автора.
…Все это так же непостижимо для объяснения с материалистиче-
ских позиций, как и спасение Н. И. Габбина в колодце от чекистов,
его приезд в Москву и, вместо ареста, ошеломляющее расположение
главы ЧК — Дзержинского!!! Не иначе, как Провидение простерло
над нашей семьей свои благостные охраняющие крылья!
158
И. А. Габбин в кругу семьи в Казалинске. Третий слева — Н. И. Габбин
Мои мистические предположения неожиданно подтвердились.
Лет десять тому назад, случайно, в церковной лавке Покровского
монастыря в Хотькове я купила книгу о святой блаженной Ксении
Петербургской. И прочла там письмо, которое приняла как свиде-
тельство существующей над нашей семьей невидимой духовной защи-
ты. Све де ния об этом пись ме бы ли опуб ли ко ва ны и в дру гой кни ге,
изданной позже.
В Петербург, на имя настоятеля храма в честь иконы Смоленской
Божьей Матери шли письма и телеграммы из разных мест России. В
них просили “отслужить панихиду по рабе Божьей Ксении Петербург-
ской” и помолиться ей об избавлении от несчастий и об исцелении.
При церкви хранился бланк — ответ, в котором сообщалось, ког да бы-
ла отслужена панихида, и письма благодарности архимандриту. Там бы-
ло и письмо настоятелю храма от моей бабушки Веры Ивановны Габби-
ной. А в кни ге “Свя тая Ксе ния и Ди ве ев ские бла жен ные” (М.: “Па лом -
ник”, 2003, с. 216–217) приведена следующая храмовая запись:
“Г_жа Ве ра И. Га би на из Таш кен та 26 ян ва ря 1913 го да, усерд но про сив шая
отслужить панихиду по рабе Божией Ксении, в письме настоятелю пишет, что
все ее задушевные желания, моления и просьбы, обращенные ранее ко Господу
через Угодницу Божью Ксению, в настоящее время дивным образом исполни-
лись, а имен но:
159
Святая блаженная Ксения Петербургская
1) Дочь ее, Валентина, совершенно оправилась от своей болезни и в насто-
ящее время чувствует себя прекрасно;
2) Мать ее Мария, разбитая ранее параличом, теперь тоже поправилась: хо-
дит без посторонней помощи, свободно говорит, и каких_либо признаков болез-
ни не ос та лось;
3) Все лю бя щие друг дру га род ные до на сто я ще го вре ме ни бы ли рас се я -
ны по раз ным уг лам Тур ке с та на и поч ти не ви де лись друг с дру гом. Все они об
этом очень скор бе ли и мо ли ли Бо га че рез пред ста тель ст во ра бы Бо жь ей Ксе -
нии о со еди не нии их в од ном ме с те. И в кон це 1912 го да, имен но к пра зд ни ку
Рож де ст ва Хри с то ва, об сто я тель ст ва сло жи лись так, что все род ст вен ни ки Ве -
ры И. Га би ной съе ха лись в один го род и все ста ли жить од ной тес ной дру же -
ст вен ной се мь ей”.
Я знала из рассказов моей матери Валентины Николаевны Габби-
ной, что она, заболевшая в детстве туберкулезом, излечилась оконча-
тель но имен но к кон цу 1912 го да. Но ни кто из на ших род ных ни ког -
да ничего не говорил о Ксении Петербургской. Возможно, что бабуш-
ка, боясь ог ласки в советское время, не рассказала никому о своем
письме архимандриту. Случайно купленная книга открыла мне ста-
рую семейную тайну.
Некоторые интересные подробности, связанные с этим временем и
исцелением моей матери, я узнала уже в постсоветское время. Н. И. Габ-
бин, заслуги которого в военноинженерном деле высоко ценил Нико-
лай II, просил госу даря помочь его больной дочери Валентине. Прось-
ба была выполнена. Девочку отправили “на казенный счет” в Финлян-
дию, в луч ший са на то рий. В это же вре мя там от ды ха ли цар ские до че -
ри. Семейные рассказы сохранили память о них как о добрых, обаятель-
ных, интеллигентных и тру долюбивых девочках.
Я убеждена, что обращенные к Святой, горячие, искренние мо-
литвы и предстательство Блаженной Ксении Петербургской защити-
ли нашу семью в тяжелые для нее годы лихолетья, революции, стали-
низ ма и ох ра ня ют нас и те перь.
Ни ко лай Ива но вич Габ бин умер в 1940 го ду в Моск ве в воз ра с те
75 лет. Бабушка Вера Ивановна успела уехать из военной Москвы
в конце 1941 года вместе с дочерью Ниной и ее мужем — дирижером,
капитаном Сергеем Га вриловичем Делициевым, только что демоби-
лизованным по ранению из армии.
160
Род ная для нее таш кент ская зем ля при ня ла и упо ко и ла ее: она
умер ла 19 ав гу с та 1942 го да в день Пре об ра же ния Гос под ня. По пра -
во слав ным по ве ри ям, умер шие в та кой свя той день “идут пря мо
в рай”.
За ве щан ная ею ико на Смо лен ской Бо жь ей Ма те ри — “Оди ги т -
рия” ос та лась в на шем до ме. А пор т рет ба буш ки из той пред ре во лю -
ци он ной по ры, ког да она бы ла мо ло дой, кра си вой и очень лю би -
мой, ви сит у нас на сте не ком на ты на да че. В изы с кан ной бе лой шля -
пе, со тво рен ной из ка който воз душ ноузор ча той тка ни, ук ра шен -
ной бу тон чи ка ми роз и по фор ме на по ми на ю щей ле тя щую по вол -
нам ях ту, в бе лом кру жев ном пла тье с боль шим за круг лен ным ге пю -
ро вым во рот ни ком, с це поч кой и дву мя брош ка ми — ру би но вой
пчел кой и брил ли ан то вой звез доч кой, смо т рит она в наш XXI век
стро го и оза бо чен но.
Может быть, думает: “Достойна ли я была таких благодеяний свы-
ше?” Или пред ви дит, что бу дут еще впе ре ди мно гие ис пы та ния и труд -
но с ти? И толь ко ве ра и мо лит вы спа сут всю се мью от не сча с тий и да -
ру ют си лы! Слы шит ли она нас там? Мо лит ся ли за нас? И со хра ни -
лись ли те ме с та, где жи ли все они в Таш кен те? А что, ес ли мы при ле -
тим в Таш кент на рас све те, и я смо гу по бы вать в этом пре крас ном бе -
лом городе с высокими тополями, где родились и долго жили дорогие
мне лю ди?
Тог да я отыщу Шахризябскую улицу: ведь там были расположены
их дом и усадь ба. И пре кло ню ко ле ни пе ред ико на ми в Таш кент ском
СпасоПреображенском Военном Соборе, где венчались в 1887 году
штабскапитан Николай Иванович Габбин и дочь врача — действи-
тельного статского советника, девица Вера Ивановна Свияжская,
ставшая затем госпожой В. И. Габбиной.
“НА СВЕТЕ ИСТИНА ОДНА”
Посвящаю моему деду — Н. И. Габбину
Мой дед, российский генерал,
Военный инженер, мостов строитель
Строптивым нравом обладал,
Дворянской гордости воитель.
161
И в каж дом ча се, в каж дом дне
Умел он ви деть во лю Бо га
И часто говорил жене,
Его крестившей у порога:
“На свете истина одна,
Она от Бо га нам да на,
А ложь мы вы зо вем к ба рь е ру,
И пусть опо рой бу дет нам
Достойной жизни светлый храм —
Лю бовь к Рос сии, честь и ве ра!”
Уж стер лись ли нии судь бы
И дедов рыцарская честность;
Уш ли дворянские гербы
В ГУ ЛАГи, в тюрьмы, в неизвестность.
Но благородство, как мечта,
И ум, и серд це на пи та ло.
И новым смыслом красота
Дворянской чести засияла:
“На свете истина одна,
Она от Бо га нам да на,
А ложь мы вы зо вем к ба рь е ру.
И пусть опо рой бу дет нам
Достойной жизни светлый храм —
Лю бовь к Рос сии, честь и ве ра!”
162
Глава 15
Транзитная ночь в Ташкенте. Amen и А. Мень
Запрещенное стихотворение С. Есенина
огрузиться в воспоминания о моих предках и родных на улицах
Таш кен та мне не уда лось. Мы при ле те ли ту да в пол ночь, а ут ром
28 декабря должны были отправиться в Москву.
В огромном сером зале Ташкентского аэропорта было холодно
и неуютно. За окном чернела беззвездная ночь, а зал ожидания уто-
пал в голубоватых тонах всех включенных ламп “дневного света”.
Транзитные пассажиры разбрелись по аэропорту. Какойто одинокий
мужчина лежал на кожаном диване и, прикрыв лицо газетой, сладко
похрапывал. Алеша и Наташа ку дато исчезли, а Валентин Сергеевич
отправился на поиски буфета и горячего кофе.
Люда ходила по залу ожидания возле окон, пытаясь чтото разгля-
деть в кро меш ной тьме. По том по до шла ко мне:
— Читаешь?
Я от ложила в сторону листки “самиздата”. Люда села возле меня:
— Хочу тебе коечто сказать. По вашему, православному, покаять-
ся, что ли… Не мо гу я про стить Але ше ту вы ход ку с пе ре ме ной про -
грам мы на на шем кон цер те. Очень пло хо бы ло мне по сле, но чью. Ты
помнишь, как мы все тог да переволновались?
— Лю да! А ведь ты ры да ла на его пле че и го во ри ла, что он ге ни аль -
но иг рал!
— Ры да ла, го во ри ла… Но со гла сись, Ли за, ведь не по ря доч но бы ло
с его сто ро ны, так по сту пить!
— Не бу дем об этом вспо ми нать. Я ду маю, он по про сит у те бя про -
щения.
Люда еще повздыхала, поворчала, а потом спросила:
— А как ты ду ма ешь, меж ду по кой ной Эли ной и Але шей те перь
есть ка каято связь?
“Тон кие пла ны”, как их те перь на зы ва ют — моя дав няя сла бость.
В мо ем до рож ном блок но те бы ли за пи си и на эту те му: “Я знаю лю дей,
которые ушли из жизни, но, мысленно обращаясь к ним, мы вступаем
163
П
с ними в какойто контакт, который говорит об их вовлеченности в нашу
жизнь”.
Люда спросила:
— Это твои мыс ли?
— Нет, это слова одного, почитаемого мной, православного свя-
щен ни ка. Но я ве рю ему и ду маю, что он прав.
Удовлетворенная моим ответом, Люда стала перебирать лежащие
возле меня на сиденье листки:
— Что ты чи та ешь?
— Мо лит вы. Их сло жил тот са мый свя щен ник. Его сло ва я толь ко
что тебе читала.
Я взяла у нее листки “самиздата”, которые напечатали мои москов-
ские дру зья и да ли мне в до ро гу.
— Вроде талисмана они у тебя?
— Ну, ес ли хо чешь, ду май так.
— Как это — “сло жил” сам? Раз ве мож но сво и ми сло ва ми го во рить
с Бо гом? — И до ба ви ла: — Хо тя я в Ма д ра се по прось бе Еле ны Пе т ров -
ны то же сво и ми сло ва ми мо ли лась. И шеп та ла: “Ес ли Ты есть, Бог, по -
моги, исцели нашего Алешу"… Неужели такие простые слова ему по-
мог ли? Дай мне ли с ток, я хо чу по чи тать и по смо т реть, ка кие у это го
священника “свои” слова.
Люда начала читать:
“Верую, Господи,
Но Ты ут вер ди ве ру мою.
Уповаю, Господи, но ты укрепи надежду мою.
Я возлюбил Те бя, Господи,
Но ты очи с ти лю бовь мою,
И воспламени ее…”
— Да это же сти хи, толь ко без риф мы! — она взя ла дру гой ли с ток
и прочла из “Утренней молитвы”:
“…При ми мо лит ву мою за тех,
Кто не зна ет Те бя,
И из бавь их от не ве рия”…
Смо т рю на Лю ду и ви жу, что гла за ее по теп ле ли. Но ког да она уз -
нала имя автора этих молитв, ее доброжелательное настроение мгно-
венно изменилось:
164
— Как, этот священник — протоиерей Александр Мень!!!
— Чем те бе не нра вит ся его имя?
Ока за лось, что она ле том, в эле к т рич ке, по пу ти на свой кон церт,
сидела напротив двух пожилых женщин, которые ехали в Сергиев
Посад. Су дя по всему, они собирались помолиться в ТроицеСергие-
вой Лавре. Проезжая мимо станции “Семхоз”, женщины начали спо-
рить. Одна говорила: “Вот здесь, на дроге, недалеко от своего дома,
был убит святой человек, священник, протоиерей Александр Мень”.
Другая возражала: “Какой же он святой! Про него писали в газетах,
что он — не наш. Шпи он аме ри кан ский — твой Мень! Не уго дил
чемто сво им хо зя е вам, вот они его и уби ли!”
— Ко му же из этих жен щин ты по ве ри ла?
Она вспомнила, что в советских газетах действительно чтото не-
лицеприятное о нем писали. Значит, по ее разумению, права была та,
вторая.
— Лю да! Что же ты ста рые со вет ские га зе ты вспо ми на ешь до сих
пор!
Я стала говорить, каким энциклопедически образованным челове-
ком был отец Александр, какие интереснейшие исторические и бого-
словские книги он писал. Как “в перестроечные годы” потянулись лю-
ди к “про све щен ной” ве ре, как на его лек ции стре ми лись по пасть те,
кто в со вет ские вре ме на скры вал, что ве рит в Бо га.
Вспомнила, что мой дядя, известный дирижер, стоял ночью в тол-
пе возле церкви, на Пасху, со свечой и смотрел, под перезвон пасхаль-
ных ко ло ко лов, на кре ст ный ход, ри с куя быть уз нан ным “сту ка ча ми”.
Конечно, у него мог ли бы быть изза этого большие неприятности на
работе.
А ког да в кон це 80х го дов раз ре ши ли ра дио и те ле пе ре да чи,
лек ции о Пра во сла вии, то ин тел ли гент ные лю ди по лу чи ли воз мож -
ность слу шать Алек сан д ра Ме ня и, бла го да ря ему, на ко нец, вдох ну -
ли кис ло род ду хов ной сво бо ды. Как вос хи ща лись мои дру зья, по -
пав шие на эти лек ции , его ора тор ским тем пе ра мен том, ис крен но -
с тью его ве ры, эн цик ло пе ди че с ки ми зна ни я ми, осо бой “ха риз мой”
и че ло ве че с ким оба я ни ем. А ка кие за ме ча тель ные лю ди по се ща ли
его цер ков ные служ бы в Но вой Де рев не, в его при хо де! Сре ди при -
хо жан церк ви и его дру зей бы ли пи са те ли и жур на ли с ты, по эты, ар -
ти с ты, му зы кан ты. У не го при нял кре ще ние по этбард Алек сандр
Га лич.
165
— Бу дущий диссидент? Так протоиерей Мень инакомыслящими
был окружен?
Я старалась не обращать внимания на ее скептический тон и на-
смешливый взгляд.
— Ты поч ти уга да ла. Но уточ ню: ско рее он был в ок ру же нии “сво -
бодомыслящих”. Писатель Фазиль Искандер крестил у отца Алексан-
дра своего сына, а Мария Вениаминовна Юдина…
Тут Лю да, слов но ис пу гав шись ( а вдруг я ска жу о Юди ной чтони -
будь неприятное ), резко наклонилась ко мне:
— Что? Что? Чем ви но ва та Ма рия Ве ни а ми нов на??! Она — мой му -
зыкальный кумир, она великая пианистка, философ, у меня дома есть
все за пи си ее иг ры!
— Люда, ты меня удивляешь! Мария Вениаминовна Юдина была
глубоко православным человеком. Ты знала это? Ты — атеистка, и так
восхищаешься ею???
— Я слы ша ла об этом, но ду ма ла, что ее пра во сла вие — чу да че ст во
гениального человека.
— А знаешь, что она Сталину письмо написала с благодарностью за
какуюто сумму денег, присланную ей из Кремля? Ктото похлопотал
за нее, сказав, что нуждается, мол, профессор консерватории. Она
написала, что похристиански прощает его (!!!) и передаст эти деньги
на восстановление православного храма! Ну, как???
Люда обескуражено замолчала. Я продолжала свою защититель-
ную речь:
— А знаешь, ведь про нее тоже нелицеприятное говорили!
— Что она в гро бу спа ла? Так это же бред ка който! Как мож но бы -
ло это му ве рить!
— Лю да, а в то, что про то и е рей Алек сандр Мень был аме ри кан -
ским шпионом, ты поверила!
Люда стала ожесточенно тереть свой лоб и после паузы сказала:
— Так что же Мария Вениаминовна Юдина?
— Она крестила у отца Александра своих друзей, тайно. Кстати,
отец Александр был ху дожественно одаренным человеком, делал ли-
тературные переводы священных текстов, любил поэзию, музыку. Он
на ги та ре да же иг рал и ро ман сы пел в кру гу дру зей!
— Священник и такая артистическая натура? В первый раз такое
слы шу, труд но в это по ве рить. Рас ска жи мне еще о нем!
166
Воспользовавшись временным благорасположением нашей атеи-
стки, я рассказала ей, что за ним следили, приходили домой “гости”
из КГБ. Все хотели найти подтверждения доносам, что якобы при
нем есть какаято политическая тайная организация… Люда с интере-
сом слушала меня:
— А по че му его уби ли?
— Много есть версий. Послушай мою. Го товился августовский ком-
мунистический переворот. Ге бисты испугались. К отцу Александру
стали применять репрессивные методы 1937 года. Га зетные статьи
о нем были наполнены умопомрачительной клеветой. Как точно по-
вторялись в них оценки и обвинения времен разгула сталинских ре-
прессий! Ему угрожали физической расправой.
Люда спросила:
— Убийцы найдены?
— Конечно, нет. Можно предположить, что исполнителями убий-
ства были “черносотенцы”: поднималась волна обновленного нациз-
ма. Сразу после убийства было обнаружено, что записи телепередач
отца Александра, подготовленные в редакции, были размагничены
чьейто злой ру кой.
— Ког да его уби ли?
— 9 сен тя б ря 1990 го да.
— Сколь ко ему бы ло лет?
— Пятьдесят пять.
— Пять де сят пять! — Гла за Лю ды по гру ст не ли.— Как мне сей час.
Я показала ей фотографию отца Александра. Она сумела увидеть
в нем са мое глав ное:
— А глазато у него как бриллианты блестят! Какое красивое, моло-
дое, умное лицо... Благородное, интеллектуальное и доброе!
Ее новый вопрос был для меня неожиданным:
— Так ты, Ли за, счи та ешь его свя тым?
Вопрос был слишком серьезным. Пришлось отвечать ей прост-
ранно.
— У каждого христианина, помимо своего АнгелаХранителя, есть
свой любимый святой. Некоторые люди почитают отца Александра
Меня за своего святого Заступника и молятся, обращаясь к нему. Как
воспринимаю его я? Ког да я вижу написанное — “А. Мень”, то слы шу:
“Аmen”: истинно, да бу дет так!
167
Здесь, в Ин дии я сно ва на ча ла ду мать о нем. Пе ред на шим пу те ше -
ствием я перечитала две главы из третьей части его книги “История
религии”, посвященной Индии. Он любил Индию, понимал ее душу.
И про ник, мне ка жет ся, в са мую суть их ве ры — в ус т рем лен ность
к Еди но му Бо гу и к по сти же нию по ни ма ния, что Дух — един. Он чув -
ст во вал это, а ведь не был в Ин дии!!! А мыто здесь, бе се дуя с ин ду са -
ми, по ня ли, как он был прав.
Люда спросила:
— Что та кое “amen”? Это слово часто звучит в мессах Баха, Бетхо-
вена, Моцарта. Я воспринимаю его почти как музыкальный термин,
концовку какойнибудь части хоровой мессы, оратории… В нем есть
какойто смысл?
Мне бы ло при ят но ска зать ей, что ла тин ское Amen и греческое
“Аминь” произошли от еврейского слова — “emuna” — что зна чит “ис -
тина, правда”. А имя Александр в переводе с греческого языка означа-
ет — “Защитник людей”. Отец Александр был действительно защит-
ником истины, его имя и фамилия тоже подтверждают это. По-
мнишь, ин ду сы го во ри ли нам, что их “Аум”, пе ре хо дя щее в “Ом” —
и христианское “Аминь” означают почти одно и тоже? Они придают
огромное значение этому слову. Я чувствую его особенную сакраль-
ную значимость. И в нем слышу я имя человека, значение, которого
по ка, к со жа ле нию, оце ни ли еще не мно гие у нас в Рос сии. Ду мая об
отце Александре, я часто вспоминаю о нашем любимом русском свя-
том — Преподобном Сергии Радонежском.
— Как это по нять, Ли за? По че му же о Сер гии Ра до неж ском?
— Отец Алек сандр жил не да ле ко от Ра до не жа, хо дил по тем же
тро пам, что и пре по доб ный Сер гий. На том же ме с те, где про изо ш ло
убийство, почитатели отца Александра поставили часовню в память
“Усекновения Главы Иоанна Крестителя”, а сейчас там возведен храм
Преподобного Сергия Радонежского.
Я напомнила ей предания: по молитвам преподобного Сергия Ра-
донежского, в Троицкой обители в день Рождества Богородицы 8/21
сентября 1380 года и по общей соборной молитве русичей, вдохнов-
ленной Святым Сергием, ветер на Ку ликовом поле переменил свое
направление. Совершилось чу до: ветер стал дуть в сторону врагов!..
И обрушились стрелы русичей на Мамаевы полчища, и бежал Мамай
с по ля бит вы с вой ском сво им…
— Почему ты вспомнила о перемене ветра на Ку ликовом поле?
168
— А раз ве не то же про изо ш ло в дни ав гу с тов ско го пут ча? Сре ди за -
щитников Белого дома 19 августа 1991 года были и те, кого называют
духовными чадами отца Александра: и “мирские” — верующие интел-
лигентные люди, и священники — его ученики, и прихожане из Но-
вой Де рев ни. Их рас ска зы о со бы ти ях тех дней и о том, что это му
предшествовало, потрясают.
— Легенды? Мистические переживания от страха?!
— Про шу без иро нии, Лю да! Мно гие уве ре ны, что отец Алек сандр
Мень спас Россию своими молитвами от возвращения тоталитаризма
и коммунистического режима. И в августе 1991 года, и за год до этого —
в сентябре 1990 года.
— Как это мо жет быть? Ты же ска за ла, что 9 сен тя б ря его уби ли!
— А ты по слу шай. Ког да я об этом про чи та ла, то ме ня нерв ный оз -
ноб стал бить. И сей час еще не про шло у ме ня чув ст во по тря се ния, ког -
да вспоминаю… Оказывается, путч готовился еще за год до августов-
ского! 9 сентября 1990 года на рассвете двигались на Москву танки, не-
сколь ко ди ви зий из Ту лы и Пско ва, шли от ря ды ОМОН, ле те ли 60 са -
мо ле тов!!! И как раз в это вре мя на рас све те его уби ли. Не да ле ко от его
до ма, на тро пе. На пу ти к стан ции Сем хоз. Он шел к эле к т рич ке, что -
бы ехать в Но вую Де рев ню. Там он дол жен был слу жить Ли тур гию.
— Он чтото знал о го то вя щем ся пут че?
— Я ду маю, что он его пред ви дел. Так же, как и свою смерть. Мо -
жет быть, бы ла его смерть жерт вой за нас, за на ше спа се ние от злых
сил?! Не ве ришь? Но ведь тот страш ный марш на уби ен ие ина ко мыс -
лящих был неожиданно кемто приостановлен! Только через год его
повторили. Но, к счастью безуспешно…Рассказывают, что одной из
прихожанок церкви в Новой Деревне, привиделся в дни великого на-
родного стояния возле Белого дома, 19 августа 1991 года, отец Алек-
сандр во сне. И ска зал, что бы не стра ши лись они, что мо лит ся он за
нас. И переменился ветер…
Люда снова вглядывается в лицо отца Александра на фотографии:
— А как же объ яс ни ли все это лю дям?
— А ты не по мнишь, пи са ли тог да в га зе тах, что сол да ты еха ли на по -
ля, что бы со би рать кар то фель!!! А уз на ла я все это от хо ро ших лю дей,
от учеников отца Александра, прихожан церкви в Новой Деревне. 1
Я достала еще одну фотографию отца Александра в белой рясе,
с большим крестом на гру ди. Его выступление, его триумфальная про-
поведь перед людьми одна из последних. Ему угрожали, требовали,
169 1Владимир Ерохин. Роман_хроника “Вожделенное Отечество”, глава — “И вы — свидетели тому”
(“Рассказ моей сестры”). М.: 1996
что бы от ме нил свое вы ступ ле ние. А он вы сту пил. На Па с ху в 1990 го -
ду, в Олимпийской деревне.
— Ты мо жешь дать мне в Моск ве пе ре снять эту фо то гра фию? —
Люда долго всматривается в нее.
Я рассказала ей, что в доме моей двоюродной сестры Натальи
есть прекрасный акварельный портрет отца Александра Меня. На-
верное, он был сделан с этой фотографии. Его написала учительница
по рисованию мужа моей сестры — Александра. После окончания
шко лы он уе хал из Яро поль ца, где жил в дет ст ве, но их друж ба с учи -
тельницей продолжалась. И ког да Саша приезжал к ней из Москвы,
то получал от нее в подарок редкие книги. Однажды его учительница
подарила ему книгу об отце Арсении, священнике, который был со-
слан на Со лов ки. В сле ду ю щий свой при езд к ней Са ша по да рил ей
книгу отца Александра Меня “Сын Человеческий”, о жизни Иисуса
Христа. Книга произвела на нее такое сильное впечат ление, что она
написала портрет отца Александра и подарила его своему бывшему
ученику. Это было в 1992 году. Автора портрета, ху дожницу, звали —
Феодосия Добруцкая. К сожалению, теперь ее уже нет в живых. 1
Глаза моей собеседницы излучают тепло и свет. Стена, разделяв-
шая нас раньше, рухнула окончательно. Мы понимаем друг друга с по-
луслова:
— Ког да зна ешь, что бы ли та кие лю ди, как отец Алек сандр, и в Бо -
га можно поверить… Прочти какуюнибудь его молитву!
Я про чла ей “Мо лит ву о Еди не нии”:
“Господи, Иисусе Христе,
Ты ска зал нам: где двое или трое
Со бра ны во имя Мое,
Я там сре ди них.
Ты не хо тел, что бы лю ди шли оди но ко по жиз ни.
Ты со брал нас, что бы мы бы ли еди ной се мь ей.
Дай нам ис пол нить Твою но вую за по ведь,
Что бы мы лю би ли друг дру га, как Ты воз лю бил нас”.
И опять я вспомнила преподобного Сергия Радонежского: “Еди-
нением и Любовью спасемся”. А ведь похоже!
Атеистка Люда к своему “духовному просвет лению” прибавила му-
зыкальное:
— На эту мо лит ву я на пи шу му зы ку! Я чув ст вую в ней энер гию рит -
ма, слышу уверенную поступь!
170 1Из рассказов Алек сандра Смородинова и Натальи Делициевой.
…Лю да пря чет в свою сум ку
листки с молитвами отца А. Ме-
ня. И до ста ет фо топор т рет Сер -
гея Есенина:
— Я все гда бе ру его с со бой
в дорогу.
— А! Те перь я знаю твою сла -
бость! Сер гей Есе нин!
Глаза Люды смотрят на меня
печально и както неожиданно ли-
рично…
— Мой лю би мый по эт… Сколь -
ко музыкальных импровизаций
со чи ни ла я на его сти хи! При дут
к нам в дом гос ти, я са жусь за ро -
яль. Ес ли ктото чи та ет сти хи
Сергея Есенина, я сопровождаю
их му зы кой. Жаль, что ни че го не
удалось нотами записать, все неког да потом было.
Люда напела мелодию, похожую на русскую песню, и, с непривыч-
ной для нее женственной задумчивостью, произнесла:
— Моя…
Она достала маленький томик стихов С. Есенина, и мы поочеред-
но чи та ли вслух его сти хи. А по том ста ли пе ре би рать раз ные вер сии
гибели поэта в гостинице “Анг летер” и сопоставляли с обстоятельст-
вами убийства отца Александра Меня.
Вдруг Люда торжественно и сурово встала и мрачным, низким го-
лосом объявила:
— Сер гей Есе нин был убит но чью 28 де ка б ря 1925 го да. А сей час
и есть ночь 28 де ка б ря!!!
Наш литературный разговор закончился “запрещенным” стихо-
творением С. Есенина. Так называла его моя мать, Валентина Никола-
евна. Однажды, ког да я была подростком, она прочла мне неопубли-
кованное стихотворение:
— За не го рань ше и рас ст ре лять мог ли. Хо ди ло оно по ру кам,
в спи с ках. Да и те перь, ес ли кто из “тех” его про чтет, по го ло вке нас
не по гла дят. — (Вре ме на бы ли ста лин ские!). — Спрячь его. Или луч ше
выучи наизусть, а листок сожги.
171
Протоиерей Александр Мень
Я так и сделала, и долгие годы хранила стихотворение в своей па-
мяти. Было оно откликом на антихристианскую поэму Демьяна Бед-
ного “Новый Завет без изъяна евангелиста Демьяна”. Поэма была на-
печатана в апрелемае 1925 года в десяти номерах газеты “Правда”,
(и, наверное, в газете “Беднота”, которую упоминает С. Есенин).
С. Есе нин был един ст вен ным, кто в ту по ру, ког да ссы ла ли и рас ст ре -
ливали верующих и священников, осмелился встать на защиту Иису-
са Христа. Стихотворение С. Есенина не было опубликовано. Испуга-
лись все: и редактор газеты, к которому поэт обратился с просьбой
его напечатать, и сестра С. Есенина — Екатерина Александровна. Че-
рез год по сле смер ти по эта она за яви ла, что “это сти хо тво ре ние бра -
ту не принадлежит”. Десятилетиями оно приписывалось Н. Н. Горба-
чеву (1888–1929). Только в конце девяностых годов был найден авто-
граф стихотворения и установлено авторство С. Есенина.
В списках оно ходило по рукам более семидесяти лет, и люди пе-
реписывали его и верили, что их любимый поэт “защитил Христа от
издевательств”. Публикация самого последнего времени кое в чем от-
личается от моего варианта. То ли — расшифровка почерка С.Есени-
на бы ла не точ ной, то ли по эт имел еще дру гой ва ри ант.
— Да, кстати, Люда. Настоящая фамилия Демьяна Бедного была —
Придворов, Ефим Алексеевич Придворов. Послушай строфы, кото-
рые со хра ни лись в мо ей па мя ти с юных лет.
С. ЕСЕНИН. ИЗ “ПОСЛАНИЯ “ЕВАНГЕЛИСТУ” ДЕМЬЯНУ”
Я ча с то ду маю, за что Его каз ни ли.
За что Он жерт во вал Сво ею го ло вой?
За то ль, что, враг ца рей, он про тив вся кой гни ли
Отважно поднял голос Свой?
За то ли, что в стра не про кон су ла Пи ла та,
Где куль том ке са ря пол ны и свет, и тень,
Он, с куч кой ры ба ков из бед ных де ре вень,
За ке са рем при знал лишь си лу зла та?
Не знаю я, Де мь ян. В “Еван ге лии” тво ем
Я не нашел правдивого ответа.
В нем мно го бой ких слов, ох, как их мно го в нем!
Но слова нет, достойного поэта!
172
Пусть миф — Хри с тос, как ми фом был Со крат,
И не бы ло Его в стра не Пи ла та.
Так что ж, от это го и на доб но под ряд
Пле вать на все, что че ло ве ку свя то?
Ты испытал, Демьян, всего один арест,
А ты ску лишь: “Ох, крест мне вы пал лю тый.”
А что, ког да б те бе Гол гоф ский да ли крест
Иль ча шу ед кую с ци ку той?
Хва ти ло б у те бя ве ли чья до кон ца
В по след ний час, по их при ме ру, то же
Благословлять весь мир под тернием венца
И о бес смер тии учить на смерт ном ло же?
Но ты свер шил двой ной и тяж кий грех
Своим дешевым балаганным вздором:
Ты оскорбил поэтов вольный цех
И скуд ный свой та лант по крыл по зо ром!
Ты сгу ст ки кро ви у кре с та
Копнул ноздрей, как толстый боров,
Ты толь ко хрюк нул на Хри с та,
Ефим Лакеевич Придворов!
А русский мужичок, читая “Бедноту”,
Где образцовый блуд печа тался дублетом,
Еще отчаянней потянется к Христу,
А ком му низ му — мат по ш лет при этом.
В публикации стихотворения 90х годов последняя строка звучит
мяг че: “Те бе же мат по ш лет при этом”. То ли моя вер сия — один из ва -
риантов С. Есенина не для печати, то ли — в стихотворении, которое
ходило по рукам в списках, народ добавил свое, сокровенное. То, что
нельзя было тог да самим сказать вслух. А ведь пророческим оказался
го лос на ро да! И был он — за Ии су са Хри с та!
173
Глава 16
Что такое красота? Крушение ортодокса. Bel canto и “звуксвет”
исцеляющий. Задача с двумя неизвестными
же рассветало, приближался час нашего от лета из Ташкента
в Моск ву. На та ши и Але ши ни где не бы ло вид но. Мы с Лю дой от -
правились их разыскивать. Ку да они подевались? Еще увлекутся
друг другом, прозевают посадку. “Царевна Лебедь” с “Царевичем Гви-
доном”…
— А ска жи мне, Ли за, — спро си ла Лю да, — ты уже со чи ни ла но вые
сти хи про Але шу?
Уз нав, что в моей “Легенде” имя новой избранницы героя — Мари-
ан на, она ста ла убеж дать ме ня на звать ее На та ль ей. Ах, вот, — по ду ма -
ла я,— почему обсуждение моей “Мавританской баллады” в автобусе
на пути в Мадрас было таким оживленным! Уговаривая меня сочи-
нить новые стихи, Наташа втайне надеялась, что если в новой балла-
де бу дет ее имя, это ста нет и для нее “та ли с ма ном сча с тья”! О, про ти -
воречивый женский характер! Только вчера Люда была настроена
про тив На та ши и осуж да ла ее “неж но с ти” с Але шей, а те перь все на -
оборот!
— Но почему ты назвала ее Марианной?
— Так чувствую и вижу… Черноволосая девушка Марианна, и у нее
свет локарие глаза. А имя какое красивое: соединение двух Евангель-
ских имен — Ма рия — Бо го ро ди ца и Ан на — ее мать.
Я не поддалась уговорам Люды. Черноволосая певунья в венке из
полевых цветов осталась в моей “Легенде” как Марианна.
Мы оты с ка ли На та шу и Але шу на вто ром эта же. Они си де ли в хол ле,
за колоннами на кожаном диване. Наташа чтото возбужденно говори-
ла, отчаянно жестикулируя. Алеша рассеянно слушал ее. У него был та-
кой вид, как у человека, который испытывает сильную зубную боль.
Люда схватила меня за руку.
— А ты уве ре на, что ря дом с На та шей си дит Але ша? Раз ве это — он?
Действительно, Алешу трудно было узнать. Чем больше Наташа
пы та лась в чемто его убе дить, тем даль ше он ото дви гал ся от нее,
174
У
мрачнел и дурнел. Вероятно, скульптурная правильность его лица
вступила в противоречие с тем раздражением, которое через нее про-
ступало. Может быть, Провидение “лепило” его образ в расчете на со-
единение внутреннего — душевного и внешнего совершенства?!
Люда ничего не мог ла понять:
— Так это — Але ша или ктото дру гой? Нет, ка жет ся, всета ки Але -
ша. Но что с ним про изо ш ло,где же его кра со та? Что та кое го во рит
ему На та ша, чем она рас сер ди ла его? Опять что ли, у нее при ступ “ор -
тодокса”?
Я предположила — другое. На палубе теплохода, в Бомбее было
у Алеши чувственное опьянение, подобное состоянию экстаза от свя-
щенного напитка индоариев — Сомы. Я прочла об этом напитке
в книге отца Александра Меня “История религии”. Он там даже сти-
хи о Соме цитирует из “Ригведы”, древней священной книги индусов.
Тог да, на теплоходе, все было необыкновенным: волшебное небо эк-
зотической страны, прозрачные воды залива, магия эротики… А те-
перь Алеша опомнился. Люда все сокрушалась, что красота Алеши ку-
дато де лась. Ведь “кра со та спа сет мир”! И Але ша дол жен свою кра со -
ту оберегать, сохранять!
В ответ ей я обратилась к эстетическим цитатам:
— Николай Рерих придал известному высказыванию Достоевско-
го ин тел лек ту аль ный от те нок: “Со зна ние кра со ты спа сет мир”.
А Платон говорил, что “красота должна быть причастна к абсолютно-
му добру”. Но у Алеши сейчас совсем не философскоэстетическое на-
строение, ему не “до красоты”, у него, бедного, все чакры разбаланси-
ро ва ны: и чув ст ва, и ра зум, и ин ту и ция — все в раз ла де.
— А На та ша — вся со бран ная, как кош ка пе ред прыж ком на мышь.
Что же это та кое, Ли за? Наш Але ша для нее — мышь???
Я ответила ей:
— Мы шо нок! Они не най дут об ще го язы ка. Ему нуж на дру гая жен -
щина!
Мы представили себе, в каком нервном напряжении они бу дут си-
деть ря дом в лай не ре, ка ким не при ят ным мо жет быть для них пе ре -
лет в Москву! Захваченные одним порывом, мы, после долгой паузы,
стремительно двинулись в их сторону.
— Пой дем спа сать Але шу от На та ши!
— А Наташу от Алеши! Я уговорю своего соседа поменяться с На-
ташей местами в лайнере!
175
Мы подошли к ним. Алеша обрадовался, увидев нас. Он вежливо
улыбнулся и с удовольствием вернул нам свою собеседницу. Потом об-
лег чен но вздох нул и сно ва сел на ди ван. Лю да сра зу по лу чи ла от На -
таши согласие на изменение ее места в предстоящем перелете в Моск-
ву и отправилась разыскивать своего соседа по лайнеру.
Вер нув шись в зал ожи да ния, мы уви де ли Ва лен ти на Сер ге е ви ча.
Он со об щил нам, что го ря чий ко фе кон чил ся: в бу фе те есть толь ко
хо лод ные и го ря чи тель ные на пит ки. За то он при нес не сколь ко го -
ря чих пи рож ков. И хо тя они бы ли с ос т ры ми спе ци я ми, но
я, вспом нив, что пи рож ки — лю би мое блю до ин дус ско го бо га, сло но -
го ло во го Га не ши, ко то рый нам всем (тут я вы ра зи тель но по смо т ре -
ла на На та шу) очень по нра вил ся, пред ло жи ла тут же их по про бо -
вать. На та ша с удо воль ст ви ем съе ла пи ро жок и по тя ну лась за дру -
гим. Ва лен тин Сер ге е вич от дал ей свой и ска зал, что ос тав ший ся
пи ро жок он от не сет Але ше:
— В лай не ре нас боль ше кор мить не бу дут. Але ша, на вер ное, про -
голодался.
— Тог да поговорим — о высоком искусстве, — заявила Наташа. —
Ужин мы за кон чим, а этот пи ро жок я возь му в до ро гу. Ну, ка кую вы би -
раем тему для интеллектуальной беседы?
Я ответила:
— “Образы язычников в опере А. П. Бородина “Князь Игорь”.
— Языч ни ков??? За чем они нам?
— А ты же пе ла в опе ре “Князь Игорь”?
— Пела. Песню половецкой девушки. А что? Красивая восточная
мелодия.
— А знаешь, Наташа, что Бородин делал выписки из древних лето-
писей, и оказалось: многие русские князья женились на дочерях ха-
новязычников. Зачем? Чтобы сохранить мир на Русской земле.
Наташа слушала меня с интересом. Но вдруг поняла: неспроста
я все это ей рас ска зы ваю. Мой под текст (в поль зу языч ни ков) она сра -
зу уловила:
— Ли за, ты все это ра ди ме ня го во ришь? Чтото не пой му, за чем?
— Ра ди те бя. При знай ся, ты ведь с Але шей го во ри ла про языч ни -
ков? Высказывала свое презрение к ним, да?
— Отку да ты узнала?
— Догадалась.
— Признавайся!
176
Оказывается, она уговаривала Алешу выбросить из чемодана глиня-
ную статуэтку бога Га неши — подарок индусаджайна. Я почти онемела
от ее ортодоксального фанатизма! А Наташа заявила, что выступать
в Союзе композиторов с рассказом о нашем индийском путешествии
она не бу дет, так как ее хри с ти ан ская со весть не поз во ля ет ей го во рить
про хра мы языч ни ков и про идо лов. Пусть это де ла ет Але ша.
Я ста ла взы вать к ее че ло ве че с кой со ве с ти, к со ве с ти то ва ри ща,
ар ти с та — все бы ло на прас но. Но ведь она с удо воль ст ви ем ткань для
са ри ку пи ла! Я не мог ла по нять ее упор ст ва. Мсти ла Але ше за его те -
пе реш нее рав но ду шие к ней? Ну и си ту а ция! Ведь вы ступ ле ние На -
та ши бы ло уже вне се но не толь ко в про грам му твор че с ких встреч в
Со ю зе ком по зи то ров в мар те пред сто я ще го го да, но и в план рус -
скоин дий ской кон фе рен ции Фон да куль ту ры! Как же мне пе ре убе -
дить ее? И я опять об ра ти лась к сво ей лю би мой по эме “Сло во о пол -
ку Иго ре ве”:
— На та ша, но ведь в сво ем вы ступ ле нии ты мо жешь все по вер нуть
к христианству, сравнить, сопоставить. Если нужно , я помогу тебе.
Вспомни “Плач Ярославны”!
— Я никог да не пела его, это сцена для драматического сопрано!
— Да я не про опе ру го во рю! Вспом ни “Плач” из ли те ра тур но го
“Слова”! Есть толкование, что ког да Ярославна обращается к трем
природным стихиям, то это можно понимать в православном смысле,
а не в язы че с ком. Есть та кая древ няя по весть — “Бе се да трех свя ти те -
лей”. В ней написано: “Что есть высота небесная, широта земная, глу-
би на мор ская? — Ио анн ре че: Отец, Сын, Свя той Дух”. Это оз на ча ет,
что Ярославна обращается в своем “Плаче” к Святой Троице. И при-
рода, повинуясь Творцу, выполняет Его волю, помогает возвращению
князя Игоря из половецкого плена на Русь. Ты согласна, Наташа, что
“Слово о полку Игореве” можно понимать как молитву за русскую зем-
лю? Помнишь, каким словом заканчивается поэма?
— Аминь.
— Молитвенное, свет лое слово христиан… и в этой, почти молит-
ве, помимо упоминания христианских святынь и понятий, есть пол-
тора десятка мифологических, славянских языческих персонажей.
Я,на ко нец, вы дох ну ла весь ос тав ший ся в мо их лег ких воз дух
и в изнеможении откинулась на спинку сидения. Неужели моя пла-
мен ная речь не убе ди ла ее? Па у за бы ла дол гой. Я вы пря ми лась и по -
глядела на Наташу. Она выглядела как раскаявшаяся грешница:
177
— Я бы ла не пра ва,я вы ступ лю и в Со ю зе ком по зи то ров и в Фон де
куль туры. Я построю свой доклад с христианским подходом и поста-
раюсь уважительно говорить о куль туре и религии Индии. Но про-
стит ли ме ня Але ша, за все, что я на го во ри ла ему се го дня?
— Конечно. Та кую красивую женщину как не простить! Только, на-
верное, не сразу простит. Пока вам лучше сидеть в самолете подаль-
ше друг от дру га.
Постепенно мы с Наташей перешли на приятную для нас обеих
тему — на музыку и вокальное исполнение.
— Лиза, отку да у тебя такая любовь к пению, такой глубокий инте-
рес к вокалу? При твоейто профессии историка музыки?
— Я ду маю, На та ша, в ге нах у ме ня есть не что та кое… отец был
одержимым человеком по отношению к пению. Наверное, для тех,
кто входит в этот мир, чтото гипнотическипритягательное есть в во-
кале. Конечно, классическая музыка, наверняка, отту да, из небесных
сфер… кто тянется к Высшему, тот прирастает к такому “магниту”.
Отец бросил свою материально выгодную профессию инженераэко-
номиста и пошел в певцы. Пел в опере, классической оперетте, сна-
чала в провинциальных театрах, потом в Сту дии Большого Те атра.
А в год Пуш кин ско го юби лея он дол жен был петь пар тию Оне ги на
в опере “Евгений Онегин” Чайковского. Неожиданно он заболел,
и больной, обложившись горчичниками , невзирая на протесты моей
матери, выступил. И с успехом!
— Не уже ли обо шлось — это же смер тель ный но мер!
— Не обо шлось. За бо лел еще боль ше и умер…
— Гос по ди! Это же бе зу мие! Как в страш ном сне…Сколь ко ему лет
было?
— Сорок четыре. Нужна ли была искусству такая жертва? А он не
мог по сту пить ина че. Мне от не го до ста лись “свя тая к пе нию лю бовь”
и его сценический псевдоним. Он выступал на сцене как Сергей Гор-
ский… А был — Сер гей Алек се е вич Ши шов.
— Цар ст во ему не бес ное! Вот и мы с то бой та кие же “фа на ты” зву -
ка. Я думаю, что всетаки не зря люди отказываются от материально-
го до стат ка, от ка рь е ры в дру гой об ла с ти, лишь бы петь… Как ты ду -
маешь, Лиза, почему?
— Мне кажется, что красота человеческого голоса — это вибрации
Божественной энергии, которая может очищать и даже исцелять.
И то го, кто по ет, и тех, кто слу ша ет его. Ис пы тав это, че ло век тя нет -
ся к этим свет лым чув ст вам и ис пы ты ва ет от пе ния ра дость.
178
Я рассказала Наташе, как еще подростком почувствовала всю красо-
ту серебристых нот высокого женского голоса — сопрано. И, ког да пе-
ла однажды дома, под акомпанемент своей материпианистки — кон-
цертмейстера оперного театра, какуюто классическую арию, подра-
жая известным певицам, вдруг испытала невероятное блаженство.
У меня из гру ди неожиданно исторгся на высокой ноте чистый, словно
серебряный звук. Он зазвенел, будто колокол. Казалось, чтото снизу
дало ему движение, и звук, родившись в гру ди, устремился в голову…
Потом на мгновение задержался там и, озвучив все резонирующее про-
странство, направился вперед и вниз. Он разливался будто река, широ-
кой, зве ня щей вол ной, и во мне буд то со еди ни лось чтото ра нее несо -
единимое и освобождалось… Было ощущение приятного, легкого бес-
конечного вдоха! Я вся наполнилась радостью и счастьем. Я повтори-
ла мелодию. Тембр звука был теплым, словно бархатистым. Ничего по-
доб но го я рань ше не ис пы ты ва ла! Я на зва ла этот звуквдох — “Зву -
комсве том”. По мнишь, у Льва Тол сто го, в ро ма не “Вой на и мир”, в сце -
не, ког да поет Наташа Ростова, ее брат Николай Ростов присоединяет
к ме ло дии свой под го ло сок: “О! Как за дро жа ла эта тер ция, и как тро ну -
лось чтото луч шее, что бы ло в ду ше Ни ко лая. И это “чтото” бы ло не -
за ви си мо от все го в ми ре и вы ше все го в ми ре!”
Я ста ла ис кать, что бы ло “вы ше все го в ми ре”. С дет ст ва я слы ша -
ла вокруг себя классическое пение, потом, уже сту денткой истори-
котеоретического факуль тета Музыкального института, начала соби-
рать пластинки и магнитофонные записи великих певцов и певиц—
мастеров оперного пения, итальянского “bel canto”. Некоторое время
я бра ла уро ки пе ния.
Ког да занятия прекратились, я отправилась на поиски “лучшего
в мире” в Пифагорейскую философскую школу. Искала “звуксвет”
в йоге и в школах восточной медицины. Пути у меня были правиль-
ные: к дыханию, к овладению собой, к управлению своим телом…
— Ты, кажется, побывала и у Александры Николаевны Стрельни-
ко вой? Я чи та ла о ней кни гу… Коечто знаю о си с те ме “вдо ха, при во -
дящего в экстаз”.
— О, На та ша! Ты — ум ни ца, в во ка ле все по ни ма ешь. Но пред ставь
се бе, что оза ре ние при шло ко мне сов сем из дру го го ми ра, и оно при -
ве ло ме ня к мо ей меч те — ус лы шать вновь “Звуксвет” в се бе. По лу чи -
лось как в сказ ке: ис калис кал че ло век прав ды и сча с тья, хо дил “за три
мо ря” по раз ным стра нам, не мог най ти. И вдруг, смо т рит, сто ит пе ред
179
ним церковь: купола золоченые, кресты, иконы… Вошел ту да… вот
оно, свое, род ное. И прав да в нем, и сча с тье!
— Не уже ли ты на шла свой “Звуксвет” в церк ви? Как же это? — На -
таша с удивлением и даже с недоверием слушала меня.
— Проходила я мимо большого московского храма. Потянуло меня
ту да, будто ктото направлял. Литургия закончилась, и я, спросив, как
зовут регента, двинулась на опустевший клирос правого придела
церкви. Я очень волновалась. Все, что я говорила руководителю цер-
ковного хора, казалось, изрекала не я, а какаято другая женщина, жи-
вущая внутри меня. Регент открыла церковную партитуру и предло-
жила мне:
— Спой те “с ли с та” эту аль то вую пар тию.
Я спе ла. Тог да она ска за ла:
— Сейчас начнется молебен, вставайте с певчими и пойте. Текст
песнопений бу дет лежать перед Вами, а мелодии схватывайте на слух.
Я вторила аль том чисто, в ритм попадала точно. Текст, правда, го-
ворила невнятно, так языкто был церковнославянский!
Ме ня взя ли в “ле вый” хор. Хор пел не толь ко оби ход ные мо лит вы,
но и некоторые довольно сложные духовные произведения русских
композиторов.
Однажды мне доверили спеть партию второго сопрано в главной
молитве Великого Поста — “Жертва вечерняя”. Представь себе, кар-
тина захватывающая. Центральный придел церкви. Священник сто-
ит на амвоне в молитвенной позе. Ти шина. Мы, трое певчих, замерли
перед ним, коленопреклоненные. Начали петь:
…Да исправится молитва моя,
Яко ка ди ло пред То бою,
Воздеяние руку моею,
Жертва вечерняя…
А позади нас, в пространстве храма, стоят на коленях верующие.
Меня прошибает дрожь от волнения, но голос почемуто звучит свет-
ло и звон ко. Го ло са в на шем трио сли ва ют ся в мяг кие и чи с тые гар мо -
нические аккорды, мелодия дышит, тянется, как на скрипке. Акусти-
ка чудная, она усиливает звучание, и наши голоса устремляются
ввысь. А там, в вы ши не, фре с ка — Он, ле тя щий к нам, в бе ло снеж ном
одеянии, на фоне голубого неба — Иисус Христос!!! Я посылаю Ему
180
свой голос и слова молитвы, наполненные любовью. Как приноше-
ние. “Звуксвет” возносится в пронизанный солнечными лучами ку-
пол хра ма…
Наташа, закрыв глаза, слушает меня:
— Кра си во. Все ви жу, буд то и я там с то бой в церк ви. А что даль ше
было?
— По сле той служ бы при шла я до мой со сле за ми сча с тья и сра зу за -
писала в блокноте: “СловоЗвукСвет — ЛюбовьБог”. Мне хотелось
осознать мои духовные переживания. Записанные тог да пять слов
я закрепила в памяти. И как только я вспоминала те ощущения, про-
певала про себя начало той молитвы — во мне прибавлялись силы. Да-
же мыс ли об этом по ры ве ду ши, в ко то ром бы ло и по ка я ние, и моль -
ба, и любовь к Богу, меня исцеляли. Вопреки недомоганию, прорезал-
ся го лос, про хо ди ла боль. Мо лит ва и “Звуксвет” вли ва ли в ме ня энер -
гию жизни. И, словно восстанавливали мою незримую связь с купо-
лом храма, где была фреска витавшего над моими детскими снами
Иисуса Христа.
— И как же те перь ве дет се бя твой ко ло кол в го ло се? Он ча с то
зво нит?
— Не всегда. Но его присутствие даже в моих внутренних ощуще-
ниях, на сцене — признак того, что во мне усиливается творческая
энергия и рождается вдохновение. Я думаю, что в такие минуты (а ес-
ли я пою перед моими слушателями, тем более) — во мне соединяют-
ся все энергетические центры — телесные, душевные и духовные.
И вибрирует та самая небесная энергия, частью которой и является
му зы ка, по слан ная нам “от ту да”, с гор них вы сей. Ты по мнишь, это го -
ворила наша так называемая “пророчица” — Елена Петровна Блавит-
ская? Ты тог да возмущалась ее словами…
Наташино лицо становится серьезным, вдохновенным и очень
красивым…
— Те перь я ду маю ина че. Еле на Пе т ров на во мно гом бы ла пра ва.
“Гармонизация чакр!” Какие звучные слова! Их даже спеть можно!
Гля дя на На та шу, я вдруг вспом ни ла ее об лик на сце не, в Ла ли те
МахалПаласе, ког да она пела “Бахиану” ВилаЛобоса. Какая же красо-
та вспыхивает и сверкает на лице человеческом, одушевленном ис-
кусством и высокими чувствами!
— На та ша, а ведь тог да в Ма халПа ла се у те бя был “Звуксвет”! В Ба хи -
ане! И какой был удивительный — свет лый ангельский тембр! Казалось,
181
твой го лос буд то па рит на не ви ди мой воз душ ной струе! Ты пе ла поч -
ти как великие певицы ХХ века — Мирелла Френи и Монсерат Каба-
лье!
— Я и сама тог да, на сцене, — ответила мне Наташа, — вдруг услы-
шала у себя какойто новый тембр голоса: такой прозрачный, крис-
тально чистый… В “Бахиане” я чувствовала себя так, будто у меня вы-
растают за плечами ангельские крылья и я парю в небе. Почему так
бы ло? Мо жет, от то го, что Але ша сто ял ря дом со мной на сце не? Он
так чудно играл, и я, наверное, невольно подражала звуку его дивной
скрип ки. Мне ка за лось, что моя ду ша сли ва лась с его ду шой…
А я подумала: “Милая, Наташа, теперь тобой руководит не азарт
любовной игрыобольщения! Это — настоящая любовь. Ее мелодия
дала особый тембр твоему голосу. И, соединившись с гениальной му-
зыкой ВилаЛобоса, одухотворила твое пение и подняла его к Божест-
венной красоте!”
Наташины глаза сияли такой радостью, что я обняла ее. Она, как
маленькая девочка, склонилась на мое плечо. А я сказала ей:
— Твой “Звуксвет” дал ра дость мно гим лю дям, на пи тал их энер ги -
ей счастья. Береги его и не дай ложным ценностям и безумиям минут-
ных удовольствий уничтожить его. Вспомни о неповторимо прекрас-
ной королеве итальянской оперы — Марии Каллас и о ранней гибели
ее божественного голоса! И разреши мне, в качестве дружественного
напутствия, прочесть тебе небольшой отрывок из древнего произве-
дения, чу дом сохраненного соратниками Пифагора. После разгрома
чернью пифагорейских общин в Великой Греции ученик Пифагора —
Лизий принес в Элладу “Золотые стихи” своего Учителя. И завещал
своим единомышленникам читать их утром и вечером, каждый день.
Эти стихи были записаны в моем дорожном блокноте. Я быстро на-
шла его и про чла:
… Да не сму ща ют те бя
Поступки и мысли чужие;
Да не по бу дят те бя
К вредным словам и деяниям.
Де лай лишь то, что по том
В го ре те бя не по верг нет
И не послужит причиной
Раскаянья злого.
182
…И потому обсуждай каждый
Свой шаг и по сту пок.
Вернулся Валентин Сергеевич:
— Алеша отказался от угощения. Он, видимо, решает для себя зада-
чу с дву мя не из ве ст ны ми.Я бы по мог ему, да не знаю, ка кие это “не из -
вестные”…
Наташины ресницы тревожно дрогнули, лицо вытянулось и стало
ревнивым и недобрым:
— С какими это двумя неизвестными??
Я насторожилась: как бы не вселился в тебя опять бесенок! Натво-
ришь еще новых глупостей! Надо поскорее перевести разговор на
дру гую те му… Что бы при ду мать?
Выручила неожиданная мысль. И я спросила у мужа:
— Ты както говорил, что у вас, в университете, открыли кафедру
медицинской физики. На ней уже проводят исследования?
— Конечно. А почему тебя наши физикимедики интересуют?
Тут я начала импровизировать “в научном стиле” и, наверное, бы-
ла похожа на Остапа Бендера, вдохновенно врущего про Васюки:
— Наташа хочет провести эксперимент, проверить, как во время
пения вибрируют ее энергетические центрычакры. Все ли они рабо-
тают или только некоторые…
— А вы, На та ша, — уди вил ся Ва лен тин Сер ге е вич, — с ка кой це лью
хотите провести такое исследование? Вы, концертирующая певица!
Неужели собираетесь писать научную работу? Может быть диссерта-
цию?
Наташины брови изумленно взметнулись к ее челке, она, ничего
не понимая, смотрела то на меня, то на Валентина Сергеевича. Я, иг-
норируя Наташино недоумение, ответила за нее:
— На та ша хо чет по про бо вать за нять ся ис це ле ни ем боль ных при
по мо щи сво е го пре крас но го пе ния. Но для это го на до про ве рить
воз дей ст вие зву ка ее го ло са на слу ша те лей и ка че ст во энер гии в ее
пси хо фи зи че с ких цен т рах. Как ты ду ма ешь, ва ши фи зи ки смо гут ей
по мочь?
— Я по го во рю с ни ми, и ес ли та кие при бо ры у нас в ла бо ра то рии
есть, то с удо воль ст ви ем, На та ша, я вам составлю про тек цию.
С подчеркнутой вежливостью я поблагодарила мужа и театрально
обняла бу дущего исследователя:
183
— Ну вот, ви дишь, как все хо ро шо ус т ро и лось! А ты стес ня лась
просить! Бу дет у тебя сногсшибательный эксперимент в лучшем уни-
верситете России!
— Не только России. Мира! — с гордостью добавил Валентин Сер-
геевич.
Наташа постаралась поскорее освободиться от моих объятий.
Она склонилась в ироническом реверансе, как Сюзанна перед Марце-
линой в опере Моцарта “Свадьба Фигаро”:
— Спасибо за розыгрыш, милейшая! — Потом достала свою пу дре-
ницу, припу дрила раскрасневшееся личико и изрекла поставленным
металлическим голосом:
— Лю да нам ру кой ма шет. По ра на по сад ку!
Мы в лайнере. Добродушный сосед перешел на место Алеши. Та -
ким образом, дорожная мизансцена была изменена, благодаря само-
отверженному вмешательству Люды. Она сидела теперь рядом с На-
ташей и отвлекала ее разговорами от мрачных мыслей.
Постепенно Наташа успокаивалась. К ней возвращалась привыч-
ная уверенность в своей женской неотразимости. О том, что ей осе-
нью ис пол нит ся со рок лет, ни кто не знал, кро ме Лю ды. В сво ем но -
вом па с пор те На та ша су ме ла, ка кимто не по сти жи мым об ра зом,
уменьшить себе годы на десять лет (в артистической среде ходили
слухи, что так же поступила одна великая русская певица).
Наташа Солнечная говорила, что чувствует себя лет на двадцать
пять! Влюб ля лась она по сто ян но, но лег ко. И тог да ей ка за лось, что
она — то рыжая кошечка (что была нарисована на обложке ее дорож-
ной тетради), то — молодая пантера Багира, то — богиня любви Афро-
дита, родившаяся из морской пены.
Как много было у нее перевоплощений на сцене: Снегурочка, Ца-
ревна Лебедь, Прасковья Жемчугова, Джульетта, Маргарита, Марфа!
Помимо оперных героинь, были еще и воображаемые персонажи
в ро ман сах. Все они лю би ли, стра да ли и про буж да ли в ней жаж ду люб -
ви. Ей так хо те лось лю бить и быть лю би мой!
Маленький Вольфганг Амадей Моцарт приставал ко всем, кого ви-
дел, с вопросом: “Вы любите меня?” И плакал, ког да ему не отвечали
или сме я лись над ним.
Наташа выбрала профессию актрисы и певицы, чтобы постоянно
чувствовать любовь к себе. Признание ее искусства публикой тешило
самолюбие. Но настоящей любви в ее жизни не было.
184
И, вот, на ко нец, явил ся он, до стой ный!
Наташа мечтала:
— Мы по едем в Ита лию. Я бу ду петь на ко -
раб ле пес ни Соль вейг из му зы ки Гри га к “Пер
Гюнту” Ибсена. Я надену длинное белое платье
с кружевами, оборками, рюшками. Никаких
ми ниюбок и де мон ст ра ции строй ных ног.
Только — стиль “ретро”!... Распущенные воло-
сы, на шее — би рю зо вое оже ре лье, в ушах —
бирюзовые сережки. Я пою на палубе, на фоне
голубого неба и бирюзовых волн моря… Во-
круг — моряки. Они тоскуют по своим люби-
мым жен щи нам, и хо тят,что бы их жда ли и лю -
били. Мы сделаем перевод музыкальной но-
вел лы Ли зы на ита ль ян ский язык. Я бу ду петь:
…Тебе верна останусь,
То бой лишь бу ду жить…
Ко мне ты вер нешь ся,
Полюбишь ты меня,
От бед и от не сча с тий
Те бя укрою я…
Глубокие чувства сейчас не в моде, их час-
то называют “старомодными” и “ретро”. Но
люди, хоть и не показывают этого, хотят на-
стоящих чувств и мечтают только о единст-
вен ной люб ви. И мо ря ки — то же. Они бу дут
мне кричать: “Браво, Натали!” Алеша бу дет
сто ять ря дом со мной на сце не, иг рать на
скрипке и проникаться теми же чувствами,
что и я. Я ве рю, он бу дет мо им! В сво ем во об -
ра же нии я уже ви жу нас вме с те…
Потому, что нет женщины, красивее ме-
ня! В Москве все образуется. Бу дем готовить-
ся к по езд ке в Ита лию. Viva Italia!
Лю да уже спа ла ря дом с ней. На та ша по ду -
мала:
185
Я ве рю, он бу дет мо им!
В своем воображении я
уже ви жу нас вме с те…
— Хо ро шо бы и мне от дох нуть по сле бес сон ной но чи в Таш кен те.
Какую же косметику положить на лицо, чтобы выглядеть свежей
и привлекательной, ког да мы прилетим в Москву? А! Купленные в Агре
анг лийские голубые тени с перламутром и нежнорозовую помаду.
Она уснула, предвкушая свою предстоящую победу женщины. Ры-
жая кошечка с желтозелеными глазами…
Мне не спа лось. Я от кры ла “Но вый За вет” — ма лень кую си нюю
книжку, которую всегда брала с собой в путешествия и на гастроли.
И мно гое в ней ока за лось, имен но сей час, та ким нуж ным и от ве ча ло
моим сокровенным мыслям:
“Сеется тело душевное, восстает тело ду ховное. Если есть тело душевное,
есть и ду хов ное”. (Первое послание апостола Павла ко ринфянам,15:44)
“Воз люб лен ные, бу дем лю бить друг дру га, по то му, что лю бовь — от Бо га,
и вся кий лю бя щий рож ден от Бо га и зна ет Бо га. Не лю бя щий не по знал Бо га, по -
то му что бог есть Лю бовь”. (Первое послание Иоанна, 4:7,8).
“Стра да ет ли кто меж ду ва ми — пусть мо лит ся. Бодр ли кто ду хом — пусть
поет” (Послание Иако ва, 5:13).
Мысли мои перенеслись к нашим переживаниям за Алешу. Что же
с ним бу дет? Сбу дется ли мое предчувствие его встречи с черноволо-
сой девушкой Марианной, описанной в “Легенде"? А если это про-
изойдет, то как разрешатся его мистические отношения с Элиной?
Поглядеть на него мне было нетрудно: стоило лишь обернуться.
Алеша разговаривал со своим новым соседом. Выражение его лица,
строгий, серьезный, спокойный взгляд — все говорило о какойто но-
вой, внутренней музыке, которая звучала в нем. Она была уверенной,
мужественной, и , вместе с тем, лирической: чтото вроде медленной
части из беховенской восьмой, “Патетической” сонаты. И не было
в Алеше никаких “разбалансированных чакр”! Его облик снова был
благородным и красивым. Гармония тела, души и духа, видимо, была
в нем восстановлена. Неужели он принял решение, неужели вычер-
тил сам ли нию сво ей судь бы?
И предчувствие ответило мне: моя “Легенда” начинает сбываться!
Чтото произойдет в его жизни хорошее, свершится новое, чу десное!
И очень ско ро!
Помнились мне, слова Иисуса Христа, сказанные на “Тайной вече-
ре”: “Боль ше той люб ви ни кто не име ет, как кто ду шу свою по ло жит за дру ги
своя”. (От Иоанна 15:13)
186
Я не “по ло жи ла ду шу” за Але шу, но вло жи ла всю ду шу в же ла ние
помочь ему — прообразу моих фантазий и реальному человеку. Те перь
я была убеждена, что причастна к его Возрождению, которое сверша-
ет ся сей час по Во ле Бо жь ей. Это вы зва ло во мне та кую ра дость, что
я прошептала:
— Ле ген да сбу дет ся! Ис тин но, да бу дет так! — А по том, на ра с пев,
ти хо про из нес ла: — Аминь!...
Как эхо, ото зва лось вну т ри ме ня это ве ли кое сло во и ста ло ед ва
слыш ным ко ло коль ным зво ном. Аминь, аминь… Сло во тя ну лось
и ви б ри ро ва ло на од ной но те. По том, чтото ста ло рас ши рять ся
у ме ня в гру ди и за зве не ло, как са мо звуч ный ли ку ю щий ко ло кол.
С каж дым мо им вдо хом вол на вну т рен них зву ко вых ви б ра ций взле -
та ла и уси ли ва лась, а с вы до хом опу с ка лась и ути ха ла.
И вот звонкая колокольная волна соединилась в моем сознании
с ликующим многозвучным хором. Подобно могучей колонне велича-
вого храма, устремленного ввысь, поднималась во мне и звучала гран-
диозная фуга из оратории Ге орга Фридриха Генделя “Мессия”:
— Amen, amen, amen…
“СловоЗвукСветЛюбовьБог” соединились в ней, чтобы воспеть
Величие, Благодать и Милосердие Творца. Мне казалось, что я сама
стала подобной свет лому храму, в котором звучала Божественная му-
зы ка, воз но сясь в его сол неч ный ку пол и в не бо…
Я приложила руку к гру ди, успокоила дыхание. Звучание посте-
пен но ухо ди ло, как вол на с бе ре га. Но ос та лись во мне чув ст ва бла го -
дарности и радости “за други своя”…
Как мне хотелось поделиться этими чувствами с моими спутника-
ми! Но они от дыхали, после бессонной ташкентской ночи. Сидевший
ря дом со мной Ва лен тин Сер ге е вич то же слад ко дре мал. Я опять от -
кры ла “Но вый За вет” и про чла:
“Раз ве вы не зна е те, что вы — храм Бо жий, и Дух Бо жий жи вет в вас?... храм
Бо жий свят, и это — вы…” (Первое послание апостола Павла ко ринфянам,
3:16,17).
“Но есть раз ли чия в да ро ва ни ях, а Дух — тот же. И есть раз ли чия в слу же -
ни ях, а Гос подь — тот же, и есть раз ли чия в дей ст ви ях, а Бог — тот же, про из -
во дя щий все во всех”. (12:4-6).
187
Глава 17
Здравствуй, Россия! Легенда сбывается. Физика и метафизика.
аконец лайнер прибыл в Москву. Радостные чувства зажг лись
в нас. Мы были в состоянии эйфории и повторяли:
— Здравствуй, Россия, здравствуй, Москва!
В аэропорте Шереметьево Алеша первым получил свой чемодан
и, к общему удивлению, стал прощаться с нами. Верный артистичес-
кой галантности, он поцеловал дамам руки, поблагодарил всех за
приятную компанию и творческое общение. А потом сказал мне:
— Разрешите отнять у вас несколько минут!
Мы ото шли в сто ро ну.
— Елизавета Сергеевна, я очень благодарен вам, что вы пригласи-
ли меня в такую интересную поездку. Она стала событием в моей жиз-
ни! И еще… Я хо чу по про сить у вас про ще ния. Я както не сра зу по -
нял, что поступил нетактично по отношению к Вам на концерте в
Майсуре. Я должен был предупредить вас и Людмилу Семеновну, что
меняю свою программу. Но все произошло так неожиданно. Вам труд-
но бу дет в это по ве рить. Но она… Эли на… бы ла тог да со мной на сце -
не… Я слы шал ее го лос.
— Алеша, Вы играли гениально, это был поток вдохновения, неве-
роятный взлет чувств!
Он ответил:
— Я ли иг рал тог да? Я чув ст во вал ее жи вое, го ря чее ды ха ние, она
стояла позади меня, водила моим смычком, управляла моим вдохно-
вением…
— Алеша, я верю вам. Хотя все, что вы говорите, напоминает мне
мистические новеллы из оперы Оффенбаха “Сказки Гофмана”. Но ус-
покойтесь. Наш концерт прошел великолепно. Все остались доволь-
ны. Забудь те неприятное. Вспоминайте только то доброе, что роди-
лось, вопреки трудностям. Считайте, что это было испытанием ва-
шей во ли и си лы ду ха. И, ко неч но, я вас про щаю!
— Бла го да рю вас. Я по пы та юсь за быть об этом. А ска жи те, раз уж
вы ме ня про сти ли, мож но мне от крыть вам не что та кое, че го я ни ко -
му дру го му бы не до ве рил? Очень лич ное…
188
Н
— Конечно, говорите. Вы же знаете, с ка-
кой симпатией я отношусь к вам.
Але ша хо тел чтото ска зать, но за мол чал.
Он очень волновался. Наконец, с тру дом, на-
чал:
— Там, в Ла ли те Ма халПа ла се, вы так хо -
рошо рассказывали на сцене. Ваш зеленый
с золотом костюм, золотая цепь с разноцвет-
ны ми ин дий ски ми ага та ми, все так шло
к медному от ливу ваших волос. Вы красиво
смотрелись.
— Спасибо, Алеша за ваши комплименты.
При зна юсь, они мне очень при ят ны. Но
я ведь чув ст вую, вы хо ти те ска зать мне чтото
дру гое! Не стес няй тесь, я все пой му и, уве -
ряю, вас, не обману вашего доверия!
Алеша начал говорить более спокойным
голосом:
— Вчера, ког да мы летели над Ги малаями в
Таш кент, мне при сни лась Эли на. Она бы ла
слов но рас тво ре на в лун ном све те, но я уз нал
ее по силуэту фигуры и голосу. Рядом с Эли-
ной стояла молодая черноволосая женщина
с ка ри ми гла за ми. Эли на под ве ла ее ко мне и
пропала… А женщина протянула мне руку, и я
взял ее. Ког да я про снул ся, мне по ка за лось,
что ру ка еще ле жа ла в мо ей ру ке, Я чув ст во -
вал ее теп ло…
— Але ша, а вы ког дани будь рань ше ви де -
ли эту жен щи ну?
— Да, конечно. Она с родителями жила
в на шем до ме, мы с Эли ной зна ли ее дав но.
Я чувствовал, что эта девушка любит меня.
Она мне нра ви лась — ми лая, ис крен няя, ум -
ни ца и хо ро ша со бой. Но Эли на, она бы ла
тог да для ме ня…
— Святыней?
189
Рядом с Элиной стояла
молодая черноволосая
женщина с карими
глазами.
— Да, имен но, Свя ты ней. Раз ве я мог се бе поз во лить да же по ду -
мать о дру гой жен щи не? Эта де вуш ка вско ре вы шла за муж, и я ред ко
встре чал ее. Сей час она жи вет в СанктПе тер бур ге.
— С му жем?
— Воз мож но, но я все рав но дол жен уви деть ее! Я те перь толь ко
о ней и ду маю. Я уже по зво нил ей в Пе тер бург. Я ска зал, что хо чу при -
ехать и серьезно поговорить с ней. Она ответила, что бу дет меня
ждать. Би лет на бли жай ший рейс в Пе тер бург я уже взял. Но я ни че -
го не спро сил у нее о му же. Это пло хо? Вы осуж да е те ме ня?
— Нет, Алеша. Делайте так, как задумали. Сердце не обманывает.
— А как же Эли на?
— Она освободила вас от обета верности, Вы теперь свободны,
Алеша.
— Спасибо! — он отвернулся от меня на мгновение, но я заметила
в его гла зах сле зы.
— Вы ус по ко и ли ме ня. Хо тя я не знаю, к че му при ве дет мой не о жи -
дан ный ви зит к ней в Пе тер бур ге.
Наконец Алеша улыбнулся и протянул мне сверток:
— Тут — три дис ка Эли ны. За пи си ее иг ры. А вот еще кни га о ней.
Я принимал участие в ее издании, Делился воспоминаниями об Эли-
не с ав то ром.
— Спасибо, Алеша. Я с удовольствием бу ду слушать диски и читать
книгу. Какая оригинальная цветная обложка! А через портрет Элины
со скрипкой, через эти красные, серые и фиолетовоголубые тона,
мне кажется, проступает символ: какаято фантастическая птица.
Он ответил:
— Она и была такой. Та инственной, загадочной, как фантастичес-
кая пти ца Фе никс.
— Веч ная ей па мять! — мы по мол ча ли ми ну ту. Я вспом ни ла:
— А ведь у ме ня то же есть для вас по да рок. Как раз к Рож де ст ву. —
Я про тя ну ла ему ико ну Бо жь ей Ма те ри — “Не ру ши мая Сте на”. Ее на -
зы ва ли так по то му, что она ос та лась не по вреж ден ной в те че ние де -
вя ти ве ков. Она па рит над глав ным ал та рем в хра ме свя той Со фии
в Ки е ве, вы ло же на из мо за и ки и из лу ча ет не зем ное зо ло тое си я ние,
осо бен но в пол день. По пре да нию, каж дый, взгля нув ший на этот чу -
до твор ный об раз, по лу ча ет ее за щи ту и по кро ви тель ст во. Эту не -
боль шую ико ну я при об ре ла в хра ме апо с то лов Пе т ра и Пав ла в Ле -
фор то ве.
190
— Возь ми те ее, Але ша. Пусть она ох ра ня ет вас и тех, ко го вы лю -
бите.
— Благодарю вас! Та кой драгоценный подарок! — Алеша прочел
мо лит ву, на пи сан ную на об рат ной сто ро не ико ны: “И Ты, Вла ды чи це, не
напрасно именуемая “Нерушимой Стеной”, будь для всех враждующих против
меня и замышляющих недоброе творити мне, во истину неко ей преградой и не-
рушимой стеной, ограждающей мене от всяко го зла и тяжких обстояний”.
Алеша поцеловал икону и стал бережно укладывать ее во внутрен-
ний кар ман сво ей курт ки — бли же к серд цу! А у ме ня пе ред гла за ми
вдруг появился яркий розовый блик. Я закрыла глаза и увидела внут-
ренним зрением нежнорозовый цветок с капельками росы, из кото-
рого исходили бледноголубые светящиеся лучи… Он был чистым, не-
замутненным, и золотые искры разгорались вокруг него…
— Елизавета Сергеевна! — Я услышала голос Алеши, увидела его си-
яющие глаза и его прекрасное лицо, которое стало вновь похожим на
лик то го Ан ге ла, ко то рый ког дато был мне яв лен… Но чер ты его те -
перь бы ли му же ст вен ны, меж ду бро вя ми лег ла во ле вая склад ка.
А цвет его глаз был та ким же, как у тех про зрач ных лу чей, что ис хо -
дили из лепестков бледнорозового цветка… Я подумала: это его воз-
рожденная душа светится любовью и ждет ее.
И стро фы, ко то рые сло жи лись у ме ня, в день пер вой встре чи
с Алешей, зазвучали снова:
Кто со хра нит в се бе
Образ цветка,
Тот на сла дит ся
Прохладной свежестью сумерек
И уви дит в тем но те не ба
звезды
Вечером и ночью…
— Аминь!
— Елизавета Сергеевна, — прозрачные глаза Алеши смотрели на
меня с удивлением, — Вы сказали: “Аминь”!
— Да, это зна чит: “Да бу дет так! Ис тин но!” Ни че го не бой тесь. Вы
одержите победу!
Подошел Валентин Сергеевич. Алеша радостно сообщил ему:
— Я улетаю в СанктПетербург. Скоро объявят посадку.
191
— Жаль! А я ду мал, мы встре тим ся с ва ми в Моск ве, у нас до ма, за
праздничным рождественским столом… Тог да бу дем прощаться. Спа-
си бо вам, Але ша, за пе ре вод мо их сти хов на ан г лий ский язык. Вы со -
чиняете стихи?
— Нет, что вы! Я не на пи сал в сво ей жиз ни ни од ной по эти че с кой
стро ки. Из ред ка я вы пи сы ваю для се бя у по этов то, что мне нра вит ся.
Я вспомнила стихи, которые нашла в его комнате у зеркала, под
серебряным подсвечником со змейкой. А! Значит, это были не его
сти хи! А чьи же?*
— А я, Валентин Сергеевич, — сказал Алеша, — с удовольствием слу-
шал ва ши пре крас ные сти хи, и мне бы ло так при ят но об щать ся с ва -
ми. Я никак не ожидал, что в нашей артистической группе бу дет уча-
стник Великой Отечественной войны, физик, да еще и поэт.
Валентин Сергеевич был растроган словами Алеши и открыл ему
мою тай ну: как его об раз со еди нил ся у ме ня од наж ды с ли ком бе ло -
крылого Ангела, увиденного на фреске храма…
Алеша с недоверием глядел на меня:
— Это — прав да?
Валентин Сергеевич продолжал:
— Наверное, ваша романтическая внешность помог ла создать та-
кое видение!
— Ро ман ти че с кая внеш ность?! Но ведь это толь ко внеш нее… Я, на
са мом де ле, — скеп тик и прак тик. Да это вы, Ва лен тин Сер ге е вич,
имеете ангельское крыло! Вы — “Alter ego — Прозрачное крыло”! Как
это я сра зу не вспом нил?! Я же знаю, вы — про об раз ге роя по эмы на -
шего уважаемого автора, Елизаветы Сергеевны! И теперь я верю, что
у вас оно, действительно есть, это невидимое ангельское крыло!
Валентин Сергеевич, обласканный комплиментами Алеши, отве-
тил ему в та ком же дру же ст вен ном и сер деч ном то не:
— Вы — не чувствуете у себя ангельских крыльев?! Напрасно! Жен-
щины иногда интуитивно видят в нас то, чего мы, мужчины, не заме-
ча ем в се бе. Ан гель ские кры лья — это ва ша чи с тая ду ша . Она об ла да -
ет редким даром любви, нежной глубокой, милосердной. Берегите
их, Але ша! И пусть они по мо га ют вам взле тать все вы ше. А лю ди, лю -
бимые вами, пусть всегда чувствуют, что эти крылья их надежно охра-
ня ют. И пусть це нят и еще боль ше лю бят вас!
Они об ня лись. Мы ста ли про щать ся. Але ша ска зал нам, что он хо -
чет заняться преподаванием:
192 *В главе пятой на с. 67–68 приведены фрагменты из стихотворений Ирины Жуковой
— Хо чу по про бо вать свои си лы. Де тей я люб лю.
Валентин Сергеевич достал свой дорожный блокнот.
— Тог да, на прощанье, послушайте маленькую индийскую притчу —
“Почитание Учителя”. Мы с Лизой давно преподаем. И пусть для вас
эта притча тоже бу дет добрым пожеланием к Новому году: “Маленький
индус, познавший Учителя. Мы спросили его: “Неужели солнце потемнеет для
тебя, если увидишь его без Учителя?” Мальчик улыбнулся: “Солнце останется
солн цем, но при Учи те ле мне бу дут све тить две над цать солнц!”
Ког да Алеша скрылся за стеклянной дверью, Валентин Сергеевич
сказал:
— Мо жет быть наш Але ша — че ло век с “Ал маз ной пла не ты”? Той са -
мой, которая расположена на расстоянии семнадцати световых лет
от Солнца в созвездии Центавра?!
И добавил:
— Я верю, что человек задуман и создан “по образу Божьему”. Если
бы каж дый ве рил в то, что вну т ри него есть бес смерт ное, Бо же ст вен -
ное яд ро, и что дан ему ре зец Бо га, что бы он про явил его и сам из ва -
ял свой прекрасный образ! Сколько же истинной красоты было бы
тог да в ми ре! И хо ди ли бы по све ту лю ди, ду ши и гла за ко то рых си я -
ли, как драгоценные камни! Так бу дем писать стихи об одухотворен-
ной человеческой красоте?
Я ответила ему, что уже сочинила “Легенду о Лунной богине” и хо-
чу на пи сать роман о люб ви: ведь лю бовь и есть ис точ ник кра со ты!
Я хочу назвать его “Лунной Рапсодией”.
— Но ведь рап со дия — му зы каль ный жанр!
— Ну и что же! В мо ей “Рап со дии” то же бу дут и по ве ст во ва ние,
и импровизация, и лирика, и эпические мотивы.
— А сти хи, а му зы ка?
— Да, ко неч но. Му зы ка чувств, ме ло дии люб ви, ау ра ис кусств и по -
эзии. Немного фантастики и много лунной мистики. Ты — не против
мистики?
— Мистики было достаточно в нашем путешествии. Вот и Альберт
Эйнштейн высоко оценивает ее. Он сказал однажды, что самые пре-
красные эмоции, на которые способен человек, — это мистические
эмоции. Именно они являются зачатками искусства и всей истинной
науки.
Мы поблагодарили Альберта Эйнштейна за поддержку лунной ми-
стической идеи и отправились к нашим спутницам.
193
Наташа и Люда стояли возле чемоданов, глядя в ту сторону, ку да
ушел Але ша. На та ша по вер ну лась к нам, и мы уви де ли, что она пла -
чет. Она гля де ла ми мо нас и по вто ря ла со сто ном:
— У не го есть жен щи на, у не го есть жен щи на… он едет к ней в Пе -
тербург!
Люда осторожно тронула ее за плечо:
— Наташа, пора, пойдем!
Мы по ш ли к вы хо ду. Лю да шла ря дом с На та шей, пы та ясь ее уте -
шить, и говорила бодрым голосом:
— По че му ты так ре ши ла? Мо жет быть, у не го есть ка киени будь
твор че с кие де ла в Пе тер бур ге? К то му же — и Но вый год, и рож де ст -
венские каникулы впереди! По музеям можно походить, город посмо-
т реть.
— Нет, нет… — твер ди ла На та ша, — я чув ст вую, я знаю. У не го в Пе -
тербурге есть женщина. Все кончено.
Люда продолжала ее утешать:
— После каникул бу дем вместе с Алешей выступать в концертах на-
шей Академии.
— Не нуж на мне те перь Ака де мия! — по тух шим и хрип лым го ло сом
ответила ей Наташа.
— Мы по едем все вме с те в Ита лию, в Не аполь, к ита ль ян ским мо -
рякам!
Наташа молчала. Ее лицо словно окаменело.
Мы вы шли из две рей аэ ро пор та на ули цу, С ми ну ты на ми ну ту за
нами должен был приехать автобус из Союза композиторов. Но Ната-
ша побежала вперед и села в подъехавшее такси:
— Arrivederci! До сви да ния! — она по ма ха ла нам ру кой. Лю да, с на и -
гранной веселостью крикнула ей вслед:
— Viva Italia!
Мы с Лю дой взгля ну ли друг на дру га и по ня ли, что на шей по езд ки
в Ита лию не бу дет.
* * *
Поч ти два го да от Але ши не бы ло ни ка ких ве с тей. Его мос ков ский
те ле фон мол чал. И, вот, на ко нецто, он дал о се бе знать. В один из ве -
черов рождественских каникул, ког да мы с Валентин Сергеевичем си-
дели за вечерним чаем и любовались мерцающими разноцветными
194
огоньками нарядно украшенной, блестевшей радужными гирлянда-
ми, новогодней елки, — в другой комнате зазвонил телефон. Тембри-
стый голос Алеши я узнала сразу.
— Елизавета Сергеевна! С Новым годом и Рождеством Христо-
вым! Это — Але ша Га лин. Я — из Пе тер бур га. Про сти те, что дол го не
зво нил. У ме ня — пе ре ме ны в жиз ни. Я же нил ся, у ме ня ро ди лась доч -
ка. Красотка!
— По з д рав ляю! Очень за вас ра да! Я же го во ри ла, что все у вас бу -
дет хорошо!
— А вы как живете? Как здоровье Валентина Сергеевича? Как ваша
дочь?
— Мы все много работаем. Валентин Сергеевич попрежнему сочи-
няет стихи. Преподаем, выступаем, чтото пишем… Я закончила кур-
сы дыхательной гимнастики и восточного массажа.
— О! Вот ка кое мо гу чее вли я ние ока за ла на вас Ин дия!
— Не толь ко на ме ня, но и на на ших спут ниц. У всех пе ре ме ны, по -
ворот на сто восемьдесят градусов!
— Не уже ли? А как на ша ате и ст ка Лю да? Все еще сер дит ся на ме ня?
— Не сер дит ся боль ше. Дав но про сти ла. У нее внук ро дил ся, и она
окрестила его. Более того, Люда сама приняла крещение и ходит
в пра во слав ный храм. Но толь ко в та кой, где слу жат свя щен ни ки,
имеющие степени кандидатов наук.
— Невероятно! Она и в этом осталась верна своим научным убеж-
дениям! А как Наташа живет?
Я замолчала. Стоило ли мне говорить Алеше про переживания На-
та ши, про ее нерв ный срыв? Вра чи не смог ли ей по мочь, толь ко ухуд -
шали ее состояние. Она вылечила себя сама.
Во вре мя бо лез ни ее го лос про пал. Од наж ды в при сту пе от ча я ния
она горячо молилась. Вдруг из ее гру ди исторг лось какоето особен-
ное, “рыдающее” дыхание. Из тихого стона стали рождаться мело-
дичные звуки… Прорвались и омыли ее свет лым звуковым потоком.
На сле ду ю щий день го лос опять ис чез. И она по пы та лась вновь най -
ти испытанные ею вчера ощущения. Вспомнила об индийских “чак-
рах” — “колесах” или “лотосах”. Положила правую руку себе на лоб,
а ле вую — на гор ло. За тем со еди ни ла обе ру ки на гру ди в том ме с те,
где их держат на некоторых иконах Богородица и православные свя-
тые… По ее те лу раз ли лось при ят ное теп ло. Те перь ее обе ру ки ле жа -
ли скре щен ны ми на гру ди, как у Де вы Ма рии на ико не “Уми ле ние”
195
или “Радость всех радостей”. Наташа вспомнила кроткий дивный лик
“Невесты неневестной”, с опущенными веждами, на любимой, един-
ст вен ной ке лей ной ико не пре по доб но го Се ра фи ма Са ров ско го…
В его келье перед образом Пречистой было возжжено семь светиль-
ников, как знаменование даров Святого Духа. Наташа представила се-
бе пла мя этих све чей, за кры ла гла за и ти хо за пе ла: “Ave Maria! Перед
То бой чело с молитвой преклоняю, к Те бе, Заступнице святой, с уте-
са мрачного взываю!”
Она спела все куплеты знаменитой шубертовской песни, которую
посылает к небу страдающая героиня в поэме В. Скотта “Дева озера”.
В последнем куплете долго держала высокую ноту, усилила ее, “от да-
ла”, а потом округ лила и сфилировала звук. Увела его постепенно
“в себя”, вдыхая, как благоуханный аромат какогото волшебного
цветка. И ушли от нее отчаяние , гнев, раздражение, тоска, обиды. Ее
наполнили освобождение, легкость, внутренний свет… Радость от то-
го, что она жи вет, ды шит и по ет… “Это бы ло луч ше все го в ми ре и вы -
ше все го в ми ре”… Бес цен ный дар, дан ный ей от Бо га, — го лос — вер -
нулся к ней. Засветилось Царство Божие внутри нее. Звуксвет при-
нес исцеление телу, душе и духу.
Но восстановленной Гармонией нельзя было рисковать. Со сцены
Наташа решила уйти. Огромная трата нервной энергии, которая вы-
падает на долю классических певцов в их сольных концертах или
в опер ных спек так лях, те перь бы ла ей не по си лам. Од на ко ее го ло -
вка, хоть и склон ная к эк заль та ции и по рой взбал мош ная, ока за лась
способной к аналитическому размышлению и подсказала ей правиль-
ный путь. Я бы ла ра да, что наш раз го вор о во ка ле в тран зит ную таш -
кент скую ночь по мог ей. Да же мой “на уч ный” (?!!) ро зы г рыш по шел
ей на поль зу.
Но как рас ска зать об этом то му, кто и те перь был ей до рог? Ко неч -
но, Наташе хотелось бы, чтобы Алеша предал ей привет, позвонил.
По про сить его об этом? Нет. Бу ду го во рить с ним толь ко о про фес си -
ональных делах.
После большой паузы я ответила на его вопрос:
— Наташа увлеклась научнорезонансной звуковой терапией — ис-
целением пением и музыкой. Проводит эксперименты в лаборатории
Научноисследовательского центра. Она получила звание Заслужен-
ной артистки России. Но из Музыкальной академии ушла . Она боль-
ше не по ет в на ших кон цер тах.
196
— Как жаль! Та кая та лант ли вая пе ви ца и ак т ри са! А где она те перь
работает?
— Пре по да ет во кал в Му зы каль ном ин сти ту те и на ча ла пи сать
дис сер та цию о гар мо ни за ции чакр в пре по да ва нии клас си че с ко го
пе ния.
Кажется, Алеша был ошеломлен моим рассказом о необычайном
повороте наташиной карьеры. Я почувствовала это по его взволно-
ванному дыханию:
— Да, действительно, чтото непостижимое. Поворот на сто во-
семьдесят градусов… какое влияние Индии! А… Как же Православие?
— Наташа поет в церковном хоре. Со своими сту дентами в инсти-
туте, перед занятиями и после них, читает молитвы преподобного
Сергия Радонежского об учении.
— С таким Святым Покровителем она, конечно, защитит диссер-
та цию! А как же вы об хо ди тесь без нее в ва шей му зы каль ной но вел ле
о Григе? Ведь Наташа была такой проникновенной Сольвейг!
Я ответила, что Наташа подготовила для нашей программы двух
своих учениц. Одна из них сделала в ее классе такие вокальные успе-
хи, что получила звание Лауреата молодежного конкурса — Bella voce
(пре крас ный го лос). Мы зо вем ее — Еле на Пре крас ная.
Я замолчала и ждала, что скажет Алеша. Пауза затянулась. Я поду-
ма ла: “Нет он не пе ре даст ей при вет, не ска жет, что по зво нит. На до
перевести разговор на другую тему”.
— Вы ско ро при еде те, Але ша?
— Я воз вра ща юсь в Моск ву с се мь ей. Ме ня ждут в те а т ре. Я бу ду
преподавать в Музыкальном колледже.
— Возвращайтесь скорее. А то наши григовские концерты без вас
както не смотрятся. Люда сказала: “Не хватает мужской романтичес-
кой натуры”.
Алеша добродушно рассмеялся:
— А вы что ска за ли? Чтони будь о чи с той дет ской ду ше?
— Вы почти угадали. Я сказала: “Не хватает ангельской, фиолето-
возолотистой Алешиной ауры!”
— Спасибо за добрые слова. А Людмиле Семеновне передайте, по-
жалуйста, от меня привет и добрые пожелания!
Раз го вор под хо дил к кон цу, но на до бы ло спро сить его о са мом
важном, надо успеть!
— Але ша, как вы на зва ли доч ку, как зо вут ва шу же ну?
197
— Дочурку назвали Дашенькой, а имя жены — Марианна.
— Как? Не мо жет быть!!!
— По че му же не мо жет быть?
— Нет… Конечно, может быть. Красивое имя, редкое. Передайте
Марианне наши поздравления!
— Нас разъединяют… Всех вам благ! Валентина Сергеевича обни-
ми те от ме ня!
В комнату вошел Валентин Сергеевич:
— Междугородний звонок?
— Алеша Га лин звонил из Петербурга. Он женился, у него роди-
лась дочь, Да шень ка, а его же ну зо вут Ма ри ан на.
— Марианна??? Ты, наверное, ослышалась, ведь Марианна — это
имя черноволосой певуньи из твоей “Легенды о Лунной богине”!
— Легенда сбылась. Произошло чу до!!!
И мы, в ознаменование “чу да”, достали бутылку шампанского и
осу ши ли бо ка лы за здо ро вье Але ши и его ми лой се мьи. А по том про -
возгласили тост за великую силу искусства, которое помог ло прообра-
зу героя моей легенды найти свое счастье!
Валентин Сергеевич торжественно произнес:
— Я присуждаю тебе научную степень доктора ху джественномета-
физических наук! Прими ее вместе с этой шоколадной медалью!
Обряд символического “посвящения” был совершен, шампанское
выпито, но мы долго не мог ли успокоиться и продолжали вместе раз-
мы ш лять о та ин ст вен ных со бы ти ях, сви де те ля ми ко то рых бы ли
в Ин дии.
Я не мог ла понять, как Алеша, наделенный даром поистине Божест-
венной, милосердной любви, мог поддаться одержимости, которая ста-
ла ис ка жать его лич ность. Объ яс не ния мы по пы та лись най ти
в “тонких планах”, воздействие которых может быть и опасным. Элина,
с которой продолжалась в его сознании незримая связь, передала ему
свою страстную, одержимую любовь. Наша молитва за него, вмешатель-
ство Елены Петровны, владеющей знаниями укрощения негативных
влияний “тонких планов”, усилили противодействие наваждению:
— В твоей Легенде, — сказал Валентин Сергеевич, — которая тоже
стала своеобразной молитвой за него, ты, с поразительной интуици-
ей, привела героя не только к желанию освободиться от гнета потус-
тороннего мира, но повлияла ходом всех событий сюжета и на Лун-
ную бо ги ню, и на Эли ну.
198
— Как? Ты думаешь, созданные мной мыслеобразы, мог ли воздей-
ствовать на Элину даже “там”?
— Мог ли. Ты в “Ле ген де”, да и все вы — в мо лит вах, же лая Але ше
счастья, посылали “ту да” такие сильные потоки энергии любви и доб-
рых чувств, что они достиг ли Высших пределов. И мистическая Эли-
на совершила даже нечто большее, чем Лунная богиня: в вещем сне
она под ве ла к Але ше жен щи ну, ко то рая бы ла пред наз на че на ему Про -
видением. Для Элины это было своего рода подвигом. Проявлением
Высшей Любви, милосердной и жертвенной.
Мне было интересно: созданный мной образ Марианны мог по-
вли ять на чув ст ва Эли ны “там”? Он от ве тил:
— Без сомнения. Марианна, как свет лый луч дарящей, искренней,
чистой любви, указала Элине новый путь Благодеяния и Радости . Ра-
ди счастья Любимого. Это был путь преображения Элины Штерн. Вы
все помог ли Алеше очистить его душу и разум. Но выбор в жизни он
сде лал сам. Это был вы бор его серд ца: Ма ри ан на дав но уже бы ла в его
подсознании. Ког да он перестал призывать “возлюбленную тень”,
в нем сно ва про бу ди лось же ла ние лю бить и жить в ре аль ном, а не
в мистическом мире. Марианна вышла из его подсознания и стала жи-
вой и радостной реальностью.
— А имя — “Марианна”? Ты можешь объяснить такое совпадение
имен в “Ле ген де” и в жиз ни?
— Попробую. — Развивая свою версию передачи мыслей на рассто-
яние, Валентин Сергеевич уверял, что в лайнере, сидя позади меня,
Алеша, во время своего вещего сна, мог передать мне информа-
циюмыслеобраз. Тог да на моем рисунке в тетради вместо Наташи и
появилась темноволосая девушка Марианна.
— В обыч ном со сто я нии со зна ния вряд ли та кое мог ло про изой ти.
Но вы с Алешей находились в это время в измененном состоянии со-
знания. Ты — в творческом экстазе сочинительства, а он, повидимо-
му, в мистическом сне. Можно предположить, что, думая одновремен-
но об од ном и том же, вы мог ли ока зать ся в об щем для вас мен таль -
ном поле таинственного “космического” эфира, в одних и тех же ре-
зонансных частотах.
По поводу молитв, которые он назвал “кодом связи” с высшими доб-
рыми силами, он напомнил мне, что читал в прессе о попытках биофи-
зического объяснения их воздействия при помощи современных иссле-
дований. С помощью “Кирлианфотографии” было замечено, как после
199
произнесения вслух молитвы “Отче наш” увеличивались светящиеся из-
лучения у тех, кто их читал, затягивались черные прорехи ауры и пропа-
дали в ней темные негативные пятна. Это значит, что защитное биопо-
ле человека положительно изменяется от молитвы. Все наши молитвы
за Алешу оказались как бы “соборным целительством” в миру, для опека-
емого нами друга.
Объ яс не ния Ва лен ти на Сер ге е ви ча убе ди ли ме ня. Но я упор но не
хотела отказываться от “чу десного” в нашем путешествии.
— А что ты мо жешь ска зать о при зра ках, ко то рые по яв ля лись
в ком на те Але ши? Ведь при зрак бе лой пти цы я то же ви де ла!
Тог да Валентин Сергеевич обратился к непререкаемому для всех ав-
торитету — к мнению великой женщины, нейрофизиолога, академика
многих академий мира — Натальи Петровны Бехтеревой (ее именем
даже названа малая планета № 6074 Солнечной системы!). В своей кни-
ге “Ма гия моз га и ла би рин ты жиз ни” она пи шет, что ве щие сны и сно -
видения (и видения тоже) бывают тог да, ког да человек постоянно о
чемто думает. Эти “сверхпереживания” остаются в нем: мозг выводит
в сознание самое важное, что волнует человека больше всего. В главе
“Зазеркалье” она рассказывает о странных явлениях. Но материалис-
тической версии их объяснения не видит. Су дя по тому, что говорили
болгарская ясновидица Ванга и американец Андерсен, с которыми
Н. П. Бехтерева встречалась, контакты с умершими могут существо-
вать, и дли тель ное вре мя!!! В сво ем ин тер вью с Л. Я. Со сно вым На та -
лья Петровна сказала, что верит в Бога и изучает “странные” измене-
ния сознания в своей лаборатории. Для того, чтобы понять и попы-
таться объяснить феномены, которые, несомненно, существуют.
— Слушай дальше! — Валентин Сергеевич продолжал. — Появилась
новая научная гипотеза: что призраки есть резуль тат воздействия на
мозг низкочастотных электромагнитных полей. Ее выдвинул канад-
ский нейрофизиолог Майкл Персингер из Лауретинского универси-
тета в Садбери.
А в Анг лии, в Бирмингемском университете, в учебном курсе пара-
психологии проводятся практические занятия педагога со сту дента-
ми в замке Манкастер (на границе Анг лии и Шот ландии). Замок из-
давна славится своими привидениями.
— Не сто ит ли мне пред ло жить и в на шем Мос ков ском уни вер си -
тете послать группу сту дентовбиофизиков в этот замок для изучения
призраков?
200
Ва лен тин Сер ге е вич рас ска -
зы вал мне о “фи зи че с ком ва ку у -
ме”, о “ко с ми че с ком эфи ре”,
о “би о пси по ле”, о “тор си он ных
эф фек тах”, “смыс ло со дер жа щем
по тен ци а ле не о на”, о но вых “до -
пол ни тель ных из ме ре ни ях”,
в ко то рые уже втор га ют ся со -
вре мен ные фи зи ки. Мно гое из
то го, что ра нее при ни ма лось за
“чу де са”, ста ли те перь на уч но
объ яс нять. И ока за лось, что это
впол не сов ме с ти мо с ве рой в Бо -
га и в Выс ший Бо же ст вен ный
Ра зум.
И всета ки мне не хо те лось
те рять сво ей дет ской ве ры в чу -
де са! Я вспом ни ла об од ном не
обыкновенном событии, о кото-
ром рассказывали в радиопередаче. Реставрировали икону Андрея
Рублева “Троица”. И ког да ху дожники сняли с нее загрязненный, по-
чер нев ший ста рый ок лад, то вдруг с ико ны хлы нул яр чай ший, ос ле -
пи тель ный свет. Что же это бы ло, чу до?!
— Вот это го, — ска зал Ва лен тин Сер ге е вич, — я как фи зик объ яс -
нить тебе не могу. А, принимая за основу духовную парадигму, я скажу,
что мог ло это быть зна ком Свы ше и на по ми на ни ем о том, что Лю -
бовь Иисуса Христа к людям безгранична. Он посылает нам ее на зем-
лю, как Свет Божественной Любви, как Божественную Энергию, как
Благодатный Огонь. Но мы должны очистить пространство для про-
хождения этой Светоносной Энергии. Сами проложить Ей путь от-
ветной волной нашей Любви, устремленной к Творцу.
— А, как ты ду ма ешь, мы, на хо дясь в Ин дии, уси ли ли в се бе энер -
гию люб ви?
Он ответил:
— Мне кажется, все ваши чувства стали глубже, одухотвореннее.
Есть мне ние, что в этой му д рой, древ ней стра не, в Ин дии, лю ди всех
верований начинают больше чувствовать свою связь с Богом и Все-
ленной.
201
В. С. Никольский
После этих слов на Валентина Сергеевича нашло нечто вроде на-
учного озарения. И он изложил свою гипотезу:
— …Свет земной милосердной Любви не исчезает. Через особые
эфирные волны он способен передаваться другим, восприимчивым,
любящим людям. Он может переходить в высшие слои биосферы, по-
том — в атмосферу разума — “ноосферу” и подниматься выше и выше
в космическое пространство…
— Как ты ду ма ешь, — спро сил он, — от че го бу дет за ви сеть бу ду щее
Зем ли, жизнь, мир и бла го ден ст вие на ней?
— Не знаю… От че го же?
— От количества энергии милосердной Любви, накопленной в не-
бесных кладовых вселенной!
— Это — физика или метафизика?
— Пожалуй, метафизика.
— А что нуж но сде лать для то го, что бы это всета ки сбы лось,
и энергия Любви увеличивалась в людях?
— Верить, надеяться и любить!!!
202
Лунный эпилог
Разговор с Лунным камнем
стояла на берегу Индийского океана лунной ночью и держала
в руке овальный камень, обрамленный блестящими вкрапления-
ми горного хрусталя… Он светился таинственным фосфоричес-
ким све том, но был хо лод ным. Ког да я со гре ла его теп лом сво их рук,
он стал мне чтото шеп тать.
Я спросила:
— Кто ты?
Он ответил:
— Я — Лун ный ка мень.
— За чем я на шла те бя в при бреж ном пе с ке? Ты мне кемто по слан?
— На зем ле все гда ктото, ко муто, кемто по слан.
— А ты за чем по слан мне?
— Я дол жен коечто те бе по ве дать.
— И я — те бе?
— И ты — мне.
— А мне нуж но то, что ты ска жешь?
— Те бе бу дет да но зна ние. Оно при го дит ся в жиз ни.
— Но то, что те бе ска жу я, бу дет цен но толь ко для ме ня. За чем это
тебе?
— Ты не пра ва. Очень до ро гое для те бя мо жет стать цен ным и для
других людей. Разве ты не хочешь поделиться своими мыслями и от-
крытиями с другими?
— Хо чу.
— Ес ли так, то по бе се ду ем. Я те бе рас ска жу о сво ем пу ти. Он — Лун -
ный Путь Ин дии.
— А я — о пу ти, ос ве щен ном солн цем Люб ви. Я хо чу, что бы он стал
Солнечным Путем России.
203
Я
204
Я стояла на берегу Индийского океана...
ЛУННЫЙ КАМЕНЬ ИНДОСТАНА
(Диалог — фантазия)
“Лунный камень Индостана,
Лунный камень океана,
Знаешь тайны ты Вселенной
И космических созвучий.
Ты ска жи мне, Лун ный ка мень,
Что ты слы шишь в пле с ке мо ря,
Что ты ви дишь этой но чью
В синеве прозрачной неба?”
Отвечает Лунный камень:
“Слы шу сто ны я и кри ки,
Слышу жалобы, моленья, —
Это пла чут чьи_то ду ши.
Отлетели эти души
Отстрадали, отлюбили,
И земля их проводила
Ночью лунной и туманной.
На Лу не тех душ се ле нья;
Но ког да их срок на ста нет,
Той же лун ною до ро гой
Души спу стятся на землю”.
“Отчего же души плачут,
Ес ли их вер нут на зем лю,
Те ло новое дадут им
И опять им жизнь по да рят?”
“Не хо тят они на зем лю,
Где царят насилье, злоба,
Где земные вожделенья
Бу дут сно ва ими пра вить.
205
Только в небо ус тремленный
И земных страстей лишенный —
На духовные планеты
Он восходит просветленный”.
“Ах, индийский камень лунный,
Он пре кра сен, рай твой чуд ный,
Но другие песнопенья
Зарождаются в душе.
На земле, согрета тайной,
Все зву чит свя тая пес ня,
И она в под лун ном ми ре
Называется — “Любовь”.
В ней — источник состраданья,
В ней — клю чи для по ка я нья,
Сила жизни, света, веры,
И добра, и красоты.
Нам Хри с тос ее на зем лю
Благодатно посылает.
Человеческое сердце
Царством Божьим одаряет.
И при хо дит к лю дям Ве ра,
И нис хо дит к лю дям Си ла,
И рождается Надежда
Из Люб ви, го ря щей в серд це.
206
ПРИЛОЖЕНИЕ
208
209
210
211
212
213
214
215
216
217
218
219
220
221
222
Об авторе и романе
Пока метафизический роман “Лунная рапсодия в стиле ретро” на-
ходился в издательстве, автор имела возможность познакомить неко-
торых своих бу дущих читателей с его рукописью и несколько раз вы-
ступала с литературномузыкальной композицией перед слушателя-
ми. Отклики, высказывания, вопросы читателей и слушателей, а так-
же ответы автора мы публикуем ниже.
Вопрос. Уважаемая Елизавета Сергеевна! Создается впечат ление,
что роман “Лунная рапсодия в стиле ретро” является продолжением
Вашей исповедальной поэмы “Alter Ego — Прозрачное Крыло”. Прав-
да ли, что их герои, темы и некоторые идеи перекликаются?
Ответ. Да. Вы тонко это подметили. Символические герои поэмы
“Alter Ego — Про зрач ное Кры ло” в ее фи на ле толь ко на чи на ют свой путь
с зажженной свечой. В романе они, названные настоящими именами,
реально действуют и оказывают влияние на своих друзейартистов. Мо-
гучая, преобразующая сила слова, искусства, которая в поэме провозгла-
шена, в романе, благодаря огромной, напряженной концентрации ду-
ховной творческой энергии героев, проявляется в определенный мо-
мент в пол ной ме ре. Она ре а ли зу ет ся и в об щих мо лит вах за дру га, ох -
ваченного наваждением, и в создании автором, сопереживающим дра-
му Алеши Га лина, “Легенды о Лунной богине”, и в “единении добра
и любви”, которым охватываются все действующие лица романа.
В поэме “Alter Ego — Прозрачное Крыло” происходит преображе-
ние героини, обретающей веру и смысл жизни через покаяние и лю-
бовь. В романе душевно и духовно преображаются все его персонажи.
Любовь становится главной темой “Лунной рапсодии”, двигателем
всех изменений в характерах и судьбах героев.
Вопрос. В Вашем “метафизическом романе” есть фантастика, мис-
тические явления, а именно, так называемые “тонкие планы Бытия”.
Они описаны Вами ярко и вдохновенно. Вы вводите их для нагнета-
ния дра ма тиз ма в сю же те или у Вас есть ду хов ная идея, ко то рой они
подчинены? Вы убеждены в том, что они нуждаются в научном объяс-
нении?
Ответ. “Тон кие пла ны” вве де ны мной в кни гу по раз ным при чи -
нам. Вопервых, многое из того, что Вы называете фантастикой,
223
происходило с некоторыми из моих коллег на самом деле. Вовторых,
различные мистические явления безусловно влияют на жизнь и судь-
бу человека, хотя мы стараемся не замечать этого и не всегда прида-
ем им зна че ние. Я счи та ла сво им дол гом об ра тить на это вни ма ние
читателя. Научное объяснение мистических явлений придает им до-
стоверность. Парадигма, из которой исходит для объяснения таинст-
венных явлений в наше время новая физика, дает ей возможность ре-
шать эти вопросы, приближаясь к признанию существования Высше-
го разума и Бога. Атеистам и скептикам стоит задуматься над этим.
Вопрос. В вашей “Лунной рапсодии” есть персонаж, который влия-
ет на сю жет и раз ви тие ин три ги в ро ма не: “Да мапри зрак”, “Бе лая да -
ма” — Елена Петровна Блавитская. Ее поступки и поведение придают
роману приключенческий характер. Она загадочна, авантюристична
и обаятельна. Вы описываете ее с некоторой иронией, иногда с юмо-
ром и, вме с те с этим, с сим па ти ей. Вы хо те ли во пло тить в ней об раз
Е. П.Блаватской?
Ответ. Ни в ко ем слу чае. Хо тя “Бе лая да ма” при сво и ла коечто из
биографии известной теософки XIX века, но ее прототипами стали
для меня современные российские целительницы. Они ловко соединя-
ют в своей деятельности приемы из восточной эзотерической медици-
ны и христианское мировоззрение. К ним обращаются люди, потеряв-
шие надежду излечиться при помощи официальной медицины. Моя
“Белая дама” — более “высокий класс” такого “ментального целительст-
ва”. И ее образ также, как образы других героев моего романа, претер-
певает изменения. К концу пребования артистовпутешественников
в Мадрисе она превращается из мистифицирующей интеллектуальной
авантюристки в бескорыстную спасительницу и гостеприимную хозяй-
ку “Дома призраков”. Настоящая Е. П.Блаватская интересовала меня
в романе только как путешественница и талант ливая беллетристка, на-
писавшая великолепные этнографические книги об Индии. Ее теософ-
ские взгля ды и тру ды — пред мет не мо ей ком пе тен ции.
Вопрос. В “Лунной рапсодии в стиле ретро” есть Ваши экскурсы
в куль туру Индии: историю, мифологию, философию, литературу.
Они написаны Вами живо, искусно вплетены в сюжет и безусловно
принесут немалую пользу тем читателям, которые захотят расширить
свои знания об Индии. Но по поводу Ваших размышлений о религии
Индии у нас возникли некоторые вопросы. Отку да у Вас такое поло-
жительное отношение к индуизму — чуждой нам, православным хрис-
224
тианам, языческой религии? Ваши сравнительные сопоставления ин-
дуизма и христианства словно призывают пересматривать наше при-
вычное отношение к этой религии. У Вас есть доказательства, что Вы
правы в своих суждениях и оценках?
Ответ. Наши традиционные суждения о религии Индии бывают
однобокими и примитивными. Чтобы отвергать чтото и пренебре-
жительно относиться к какимлибо явлениям куль туры и тем более
религии, надо быть разносторонне осведомленным человеком в дан-
ном вопросе. Я беру на себя смелость сказать, что достаточно читала
об Индии. Хотя, конечно, наши знания не беспредельны и могут бес-
конечно совершенствоваться. Я была в Индии. Я беседовала с людь-
ми энциклопедически образованными и хорошо знающими историю
и религию индийцев. Особенно значимыми для меня были беседы
с моим коллегой по Союзу композиторов, известным московским
композитором — Алексеем Эриховичем Розеном. А. Э. Розен глубоко
изучил индийскую философию и религию различных направлений
индуизма, традиционного и эзотерического. Он недавно вернулся из
Индии. В Ги малаях он соприкасался с живой религиозной практикой
индусовотшельников.
Беседы с ним укрепили мое, ранее интуитивное, представление
о древнем индуизме как о му дрой, сакральной монотеистической ре-
лигии. Я убедилась, что индусы стремятся к постижению Всевышне-
го — Еди но го Бо га и ве рят в бес смер тие ду ши. Они по чи та ют Бо го ма -
терь — “Праматерь мира”, как мы, христиане, почитаем Пресвятую
Богородицу. В Гималайских горах, на высоте 3600 метров, в одной из
важнейших индуистских святынь “Шри Кедарнатх”, есть храм, в ко-
тором поклоняются Единому, Всемилосердному, Всетворящему Богу.
Там про во дят ся служ бы в честь Ма те ри Ми ра. В этом хра ме А. Э. Ро -
зен почувствовал, что соприкасается с трансцедентальным миром
и ощутил самозабвенную, бескорыстную любовь ко всему живому.
Беседуя с А. Э. Розеном, я стала сравнивать постулаты индуизма
и христианства. Из этих размышлений и начали возникать строки
“Лунной медитации” в VII главе моего метафизического романа.
Я выражаю горячую признательность А. Э. Розену за наши беседы.
За его доброжелательное отношение к христианству, за уникальную
информацию, которую я от него получила.
Сейчас, в XXI веке, наступает время, ког да идея толерантности,
хоть и с тру дом, но вхо дит в на ше со зна ние, око с те нев шее от догм,
225
искаженное запретами и предрассудками. Я хочу верить, что для каж-
дого образованного, интеллигентного россиянина уважение к религии
и куль туре других стран станет наконец нормой. Диалог куль тур и рели-
гий необходим для того, чтобы понимать людей различных наций и ве-
рований. Он жизненно важен для укрепления мира на земле.
Вопрос. Вы рассказываете в романе о жизни артистов. В нем звучат
музыка, песни, стихи, высказываются оригинальные мысли об искус-
стве. Есть ли связь между Вашими “крылатыми” символами ангель-
ской красоты человеческого образа — лика с искусством?
Ответ. Несомненно, есть. Я убеждена, что истинная красота и че-
ло ве ка, и ис кус ст ва за ви сит от то го, сколь ко есть в его серд це люб ви.
Граней у Любви множество. Прозрачное крыло Любви не должно за-
темняться ни гордыней, ни гневом, ни раздражением, ни одержимо-
стью. И ког да возникает Любовь милосердная, гуманная, действен-
ная, на прав лен ная не толь ко на свои пе ре жи ва ния, но и на бла го дру -
гого человека, то в ней появляется Божественный Свет. Если искусст-
во одухотворено такой “Божественной Любовью”, оно становится
поистине прекрасным, целительным, чу додейственным, почти рав-
нозначным Молитве.
Вопрос. Ваша книга призывает к Добру, к Духовности, к сохране-
нию Красоты в чувствах, мыслях, в образе человека. К какому читате-
лю обращен Ваш “метафизический роман”?
Ответ. К читателю думающему. К тому, кто хочет знать больше
о дру гих стра нах, о дру гих лю дях. И о се бе. Ес ли он уме ет слы шать
и понимать музыку души другого человека, то проникнется написан-
ным в этой кни ге, най дет род ст вен ные со зву чия в сво ем серд це и по -
ра ду ет ся это му. А ес ли по ка не уме ет, но за зву чат в нем, при чте нии
“Лунной рапсодии”, хотя бы тихие, но эмоциональные обертоны, то,
я уверена, он заинтересуется этим опытом переживаний и чувствова-
ний: ведь они во мно гом опи са ны “с на ту ры”.
Та кой читатель, может быть, задумается о смысле своей жизни,
о Ве ре, о Бо ге. И о том, что все мы — со зна тель ные ча с ти цы Все лен -
ной, которая живет и дышит свет лой гармонией Любви.
226
Искусство, одухотворенное Любовью
Я пе ре чи та ла кни гу в ру ко пи си три ра за. О чем она? О люб ви, о ве -
ре, об искусстве. О доброжелательном отношении к иной куль туре,
иной ве ре. В ней столь ко ин фор ма ции, что хва ти ло бы на не сколь ко
книг, и тог да я написала бы несколько откликов. Но я решила сосре-
доточиться на главном, на том, что “зацепило” больше всего.
В центре романа легенда о “Лунной богине и Солнечном барде”.
У нее есть прообразы, знакомые автору музыканты, Алеша Га лин
и Элина Штерн (фамилии изменены). Оба скрипачи, оба живут музы-
кой, и их искусство одухотворено любовью. Вот как необычно описы-
ва ет ав тор их чув ст ва в пер вой гла ве:
“Слушая воркование Элины и Алеши, я думала: интересно, какого
цве та сей час их ау ра? Я за кры ла гла за…И вдруг в мо ем вну т рен нем зре -
нии, как на экране телевизора, возник цветок…Белоголубые лучи ис-
ходят из кончиков каждого лепестка цветка и от ворсинок его чашеч-
ки и стебля и сияют, как яркие звездочки. Каким же прекрасным, поч-
ти ска зоч ным, был от вет на мой во прос! Вот ка кая бы ла у них ау ра, со -
зданная самым гениальным ху дожником на земле — Любовью!”
Проходит несколько лет. Автор снова встречается с Элиной и Але-
шей и сно ва, за крыв гла за, ви дит “тот чуд ный бе лоро зо вый цве ток,
покрытый капельками росы. Но он начал вдруг покрываться тем-
нокрасными и черными пятнами, словно на него лил мутный дождь
из бурого облака”…
Через некоторое время автор узнает о смерти Элины. Незадолго
до смерти она играла почти трехчасовой концерт в Доме композито-
ров. Але ша го во рит об этом так:
“Это было чтото невероятное! Божественный звук, энергия ка-
каято сверхестественная переполняли ее, она вся словно светилась…”
Перед уходом она сказала Алеше: “Моя любовь к тебе останется со
мной в веч но с ти” и тем са мым свя за ла свою судь бу с его судь бой.
Прошло три года. Автор и артисты ее группы путешествуют по
Ин дии. Але ша не ус по ко ил ся, а про дол жал ис пы ты вать на се бе “мо гу -
чее и теперь уже мистическое воздействие Элины”. Это заметили уча-
стники группы: автор, Елизавета Сергеевна, Валентин Сергеевич, ее
муж, пианистка Людмила и певица Наташа. Они стали думать, как по-
мочь Але ше, они бо я лись за не го.
227
Незадолго до поездки Елизавета Сергеевна написала “Мавритан-
скую балладу”, в финале которой погибают волшебница и влюблен-
ный в нее юно шалют нист. Про об ра за ми бы ли Эли на и Але ша. И тог -
да автор серьезно задумался: а вдруг предсказания сбу дутся, “может
быть, писатель ответственен за судьбу своего прообраза?”
И Ели за ве та Сер ге ев на ре ша ет на пи сать но вую сказ ку, по то му что
она уверена: высказанное человеком в искреннем слове, в молитве за
него или в адресованном ему произведении искусства обязательно
сбу дется.
Так возникает “Легенда о Лунной богине и Солнечном барде”. Ее
герои — музыканты Эндре и его жена Эле. Эндре — русоволосый кра-
савец, похожий на ангела, его любят односельчане за музыку, вливаю-
щую бодрость и поднимающую настроение, и за его искусные работы
по дереву для местной церкви. Эле — зеленоглазая красавица, которая
“слишком гордится искусством и красотой своей”. Она ничего не бо-
ит ся, ве рит толь ко в свои си лы и по ги ба ет от уда ра мол нии.
Эн д ре бе зу те шен, он иг ра ет на лют не пе чаль ные ме ло дии и в кон -
це концов попадает под власть Лунной богини, в которую превраща-
ет ся Эле. Она обе ща ет, что че рез ме сяц он ста нет ее “веч ным воз люб -
ленным”, и они “бу дут принадлежать друг другу в вечности”.
В его сердце проникает “острая льдинка”, в глазах застывает “се-
ре б ри с тожел тый ту ман”. Те перь од но сель ча не сто ро нят ся его
и больше не приглашают на свои праздники.
В реальности Алеша видит свою жену в зазеркалье и беседует
с ней, чем силь но пу га ет сво их кол лег.
Что мо жет спа с ти Эн д ре и вме с те с ним его про об раз? Толь ко но -
вая лю бовь.
Воображение автора рисует тоненькую девушку с длинными чер-
ными волосами, она стоит на берегу реки, позади нее православный
храм…Так в легенде появляется Марианна, добрая тру долюбивая де-
вушка, певунья. И сердце Эндре начинает оттаивать.
Но бли зок час, ког да он дол жен со еди нить ся с Лун ной бо ги ней
и оставить землю.
Так пусть же, думает автор, Лунная богиня предоставит ему право
выбора, раз этого не сделала Элина.
И Лунная богиня предлагает Эндре: быть с ней в вечности и играть
толь ко для нее или ос тать ся на зем ле, ра дуя лю дей сво им ис кус ст вом. Эн -
дре выбирает второе. Лунной ночью он играет на лютне на берегу реки.
228
“Ког да его ду ша из ли ла в му зы ке все, что бы ло в ней и ра до ст но го,
и скорбного, ког да она, наконец, исчерпала себя, Эндре резко обо-
рвал ак корд и опу с тил лют ню в во ду. Лют ня с пе чаль ным сто ном по -
плыла по течению, сначала по лунной дороге, а потом пропала в тем-
ноте”.
Ут ром, ког да све ти ло солн це, он взял скрип ку Эле и за иг рал ту ме -
лодию, которую услышал от Марианны, так он призывал свою новую
лю бовь. И но вая лю бовь при шла!
В финале происходит свадьба Марианны и Эндре, на которой ве-
селится все село.
Заканчивается легенда теми же стихами, что и “Мавританская
баллада”:
Струны, звените,
Струны, звените,
Сердце опутайте
Сладостной нитью!
Нежность отдай,
Взор подари,
Пламенем вечным,
Сердце, гори!
Елизавета Сергеевна, закончив легенду, чувствует, будто с ее плеч го-
ра свалилась. Неожиданно Алеше помогает еще одна участница повес-
ти, таинственная “Белая дама”, хозяйка дома, выдававшая себя за дух
Елены Петровны Блаватской. Ее му дрость и знание “тонких планов”,
а также молитва участников группы — все это помогает спасти Алешу.
И, о чу до! Ле ген да сбы ва ет ся! Об этом мы уз на ем из по след ней
главы повести.
Ге рои рас ста ют ся на два го да, за это вре мя Але ша же нит ся, у не го
рождается дочь, и (удивительное дело!) его жену зовут Марианна, она
похожа на ту черноволосую девушку, которую нарисовало воображе-
ние автора.
Мы уз на ем так же, что Але ше при снил ся сон, в ко то ром Эли на под -
вела к нему эту девушку, тем самым освободив его от необходимости
быть с ней в веч но с ти и слу жить ей.
Чу до? Мистика? Метафизика, как пытается объяснить это Вален-
тин Сергеевич, поэт, ученыйфизик?
229
Мне хочется, подобно автору повести, верить в чу до. Чу до, создан-
ное си лой Люб ви.
Снова перед мысленным взором Елизаветы Сергеевны возникает
“нежнорозовый цветок с капельками росы, из которого исходили
бледноголубые светящиеся лучи… Он был чистым, незамутненным,
золотые лучи разгорались вокруг него”.
Вот чу до, сотворенное Любовью.
Удивительная страна Индия! Каждый из участников группы после
ее посещения изменился в лучшую сторону, что то приобрел очень
цен ное не толь ко для не го, но и для ок ру жа ю щих его лю дей. На та ша,
потеряв сперва голос, смог ла восстановить его с помощью получен-
ных знаний и молитвы и занялась работой по исцелению людей пени-
ем. Ели за ве та Сер ге ев на и Ва лен тин Сер ге е вич ум но жи ли свои Да ры
и продолжают нести свет Любви и знания людям. Атеистка Людмила
крестила внука и стала ходить в православный храм, “где служили свя-
щенники, имеющие степени кандидатов наук”. Алеша встретил новую
любовь и обрел новые силы для творчества…
Вот что пи шет ав тор:
“Есть мне ние, что в этой му д рой древ ней стра не, в Ин дии, лю ди
всех верований начинают больше чувствовать свою связь с Богом
и вселенной”.
Есть, к со жа ле нию, и дру гое мне ние: в Ин дии — языч ни ки, и ни ка -
кого диалога с ними быть не может. Автору удалось показать, что ди-
а лог раз ных куль тур и раз ных вер воз мо жен, и при этом мож но ос та -
ваться на позиции православного христианства.
Мне очень понравилось описание концерта русских артистов во
дворце Лалит МахалПалас. Наверно, о таком успехе мечтает каждый
артист! Как будто друзьям помогали Высшие Силы. И, конечно, та-
кой концерт способствовал развитию дружбы между русским и ин-
дийским народом, как отметили чиновники, несмотря на изменен-
ную программу концерта.
Что касается разной веры, автор видит и сходство, и различие
в индийских верах и христианстве. Сходство в том, что многие в Ин-
дии стремятся к Богу Единому. Для знакомых Елизаветы Сергеевны,
бхактов (вайшнавов) таким Богом является Кришна.
230
А то, что автор чувствует разницу между верами, видно из диалога
с Лунным камнем в конце повести.
Ка мень го во рит, что “на зем ле на си лье, зло ба”, и от это го “ду ши
плачут”, не хотят возвращаться на землю (в резуль тате реинкарна-
ции). А автор возражает ему, что силой Божественной Любви мир
преображается:
На земле, согрета тайной,
Все зву чит свя тая пес ня,
И она в под лун ном ми ре
Называется Любовь.
В ней источник состраданья,
В ней клю чи для по ка я нья,
Сила жизни, света, веры,
И добра, и красоты.
Нам Хри с тос ее на зем лю
Благодатно посылает,
Человеческое сердце
Царством Божьим одаряет.
И при хо дит к лю дям ве ра,
И при хо дит к лю дям си ла,
И рождается надежда
Из люб ви, го ря щей в серд це.
В романе много стихов. Они незамысловатые, но чемто напоми-
нают мне цветы, сфотографированные с помощью эффекта Кирлиа-
на: от них буд то свет ис хо дит.
В повести также много притч, размышлений, интересен рассказ
о семье Елизаветы Сергеевны, но читать это лучше в оригинале, а не
в моем пересказе.
В кон це сво ей ста тьи мне хо те лось бы ска зать не сколь ко слов об
авторе книги.
С Елизаветой Сергеевной Горской я познакомилась несколько ме-
сяцев назад во время ее выступления. Исполнялась литературно
231
музыкальная композиция “Легенда о Лунной богине и Солнечном
бар де”, как раз то, что “за це пи ло” ме ня в по ве с ти боль ше все го. Рас -
сказ чередовался со стихами и музыкой, впечат ление было сильным.
Я подошла после концерта и выразила свое восхищение. В ответ Ели-
завета Сергеевна подарила мне свою книгу “Аль тер Эго — прозрач-
ное кры ло” с по эмой та ко го же на зва ния. По эма мне очень по нра ви -
лась, и я написала статью для православного сайта в Интернете.
Ког да я читала “Лунную рапсодию в стиле ретро”, ловила себя на
том, что будто присутствую на концерте артистки. Ничего удивитель-
ного, ведь Елизавета Сергеевна лектормузыковед с очень большим
стажем: осенью 2008 года она отметит пятидесятилетие своей твор-
ческой деятельности.
Елизавета Сергеевна ШишоваГорская — член Союза композито-
ров, почетный член Всероссийского музыкального общества, Заслу-
жен ный ра бот ник куль ту ры РФ, член Дворянского собрания России.
Автор статей о музыке, композиторах, о музыкальноэстетическом
воспитании школьников, автор и ведущая многих радио и телепере-
дач для юношества. Ею написаны и опубликованы две книги — “Про-
грамм ная му зы ка” (на уч нопо пу ляр ная), “Alter Ego — Про зрач ное
Крыло” (ху дожественная).
Елизавета Сергеевна закончила Го су дарственный музыкальнопеда-
гогический институт им. Гнесиных (ныне Российская академия музы-
ки), историкотеоретический факуль тет, многие годы работала лекто-
роммузыковедом Московской госу дарственной академической филар-
монии. Продолжает выступать с концертами до сих пор. Преподает
в Музыкальнохоровой школе “Радость”. Ею выпущены следующие ком-
пактдиски: музыкальный рассказ “Программная музыка” (2002), музы-
кальное повествование о жизни Иисуса Христа “Бог есть любовь”
(2003), “Жем чу жи на кре по ст но го те а т ра” (о кре по ст ной ак т ри се
П. И. Жем чу го вой) (2004), “Alter Ego — Про зрач ное Кры ло” (2007).
Она пишет новеллы, повести, рассказы и стихи о композиторах,
певцах, сказочных героях, героях играющих и поющих. Ее выступле-
ния нра вят ся и де тям, и взрос лым, по то му что в них есть Лю бовь
(к музыке, к Богу, к людям, к Родине). Она — доброжелательный и от-
кры тый че ло век, в жиз ни та кая же, как и в сво их уди ви тель ных кни -
гах. Хочется пожелать ей творческой активности на долгие годы
и Любви, которая окрыляет и несет свет людям.
Ирина Якушева
232
233
Содержание
От ав то ра 5
Глава I. Тайна “Мавританской баллады”. Память сердца 7
Глава 2. Знакомство с “Домом призраков”. Книги и люди 28
Гла ва 3 . Исторические беседы и стихи при свече.
Явление “Белой дамы” 44
Глава 4. Такур из Раджистана. Музыка белого лотоса.
Лунные видения 54
Глава 5. Крылья из “Зазеркалья”. Легенда о Лунной Богине 66
Глава 6. Лалита МахалПалас в Майсуре.
Концерт с непредсказуемыми препятствиями.
“Бразильская Бахиана” ВилаЛобоса 75
Глава 7. Лунная медитация. Индуизм и христианство.
Иисусова молитва. Стихи о душе 92
Глава 8. Католическое Рождество с индийским танцем.
Священные животные 103
Глава 9. Ностальгия. Стихи и музыка. Рождественский пирог.
Песня Ф. Шуберта “Ave Maria” и ее последствия 111
Глава 10. Домашний театр моды.
ТаджМахал с призраком в зеркале 123
Глава 11. Бомбей. Остров “Элефанта”.
Царевна Лебедь и Царевич Гвидон 131
Глава 12. Интервью с Белой дамой 140
Глава 13. Полет над Гималаями.
Продолжение “Легенды о Лунной богине” 146
Глава 14. Семейные предания и Блаженная Ксения Петербургская 153
Глава 15. Транзитная ночь в Ташкенте. Amen и А. Мень.
Запрещенное стихотворение С. Есенина 163
Глава 16. Что такое красота? Крушение ортодокса. Bel canto и
“звуксвет” исцеляющий. Задача с двумя неизвестными 174
Глава 17. Здравствуй, Россия! Легенда сбывается.
Физика и метафизика 188
Лунный эпилог. Раз го вор с Лун ным кам нем 203
Приложение
Музыка Е. С. ШишовойГорской:
“Загрустила черная рябина” 208
“На свете истина одна” 212
“Лунный камень” 217
Об авторе и о романе. 223
И. Якушева. Искусство, одухотворенное Любовью 227
234
© Е. С. ШишоваГорская, 2008
Художник Раиса Гершзон
На обороте обложки Кирлианфото “Цветок с его аурой”__
Файлы для скачивания
Андрей Костин обладает полными правами на распространение этого контента в цифровом виде
Опубликовано Андрей Костин 27 июня 2012
Комментарии